Главная / Inicio >> Рафаэль каждый день / Raphael cada día >> Воскресные чтения с Дмитрием Ластовым

Raphael cada día

20.10.2019

Воскресные чтения с Дмитрием Ластовым


Когда ты мне приснишься 
(Лирическая история, случившаяся
на последнем этаже многоэтажки)
Части 1 и 2

Мы с огромным удовольствием представляем новое драматическое произведение нашего давнего и очень близкого друга, молодого драматурга Дмитрия Ластова.

Наши читатели уже знакомы со многими пьесами Дмитрия. И мы искренне рады, что они находят отклик в нашей аудитории.

Впрочем, наверное, иначе и быть не может, потому что автор обладает способностью создавать удивительно точные и легко узнаваемые художественные характеры, открывая мир человеческих чувств и используя богатейшую палитру полутонов.

Мягкость, негромкость повествования абсолютно чеховского плана, глубочайший лиризм неизменно выводят читателя как потенциального зрителя на размышления самого высокого порядка, на размышления о сути человеческих отношений, о смысле земного бытия, о том, что есть главное в нашей сегодняшней жизни, и о том, как суметь обрести опору  в ней. Итак,..

Действующие лица:

Ваня коренастый парень 27 лет.
Вераневысокая девушка 25 лет.
Соседканевзрачная мелкая дама за шестьдесят.
Димычвахтёр, около шестидесяти лет, крупный мужчина. 

В пьесе использованы стихотворения из русской поэзии и стихотворения современного поэта Елены Лабутиной.      

Последний этаж многоквартирного дома. Справа и слева видны двери в квартиры, посередине видны двери лифта, справа от него темный коридор к лестничной клетке, которую не видно.

На этаже, ближе к одной из дверей, видны канистры с краской, рулоны обоев, какие-то коробки, сложенная лестница, картонные ящики, что-то укрыто плёнкой.

Слышится звук поднимающегося лифта. Двери лифта открываются. Из лифта выходят Вера и Димыч. У Димыча в руках стопки книг. 

Димыч: И куда тебе столько!? А, Верка!?

Вера выходит из лифта и открывает дверь.

Вера: Да вот шла, на нарциссы и тюльпаны смотрю, на солнце весеннее, а вижу, у подъезда книги валяются. Выбросил кто-то. Жалко. Решила вернуться, домой отнести.

Димыч: И ты всё в дом несёшь.

Вера: Димыч, а как можно книги выбрасывать. Ты посмотри.

Димыч одной рукой держит стопку книг. А другой - берёт первую книгу сверху.

Димыч: Стихи советских поэтов. И что... Сейчас это и не нужно никому.

Вера: Это книги, Димыч. Стихи. Нельзя их выбрасывать!

Вера открывает дверь и входит в квартиру. Димыч остаётся у двери.

Димыч: Ну, тебе виднее.

Вера: Подержи их пока. А что там за мусор у лифта?

Димыч: Да ремонт в 204-й делают. Наняли, видно. Там, внизу, двое ребят разгружаются. Не видела?

Вера: Нет.

Димыч: Гундосый один, противный, а второй - вроде ничего. Ты бы побыстрее, а то эта мегера опять ко мне прицепится, что пост оставил.

Вера: Злая она. Всех же мучит. Повезло же нам с этой старшей по подъезду. Давай книги.

Димыч: Вот ведь и сюда прибежит узнавать — кто ремонтирует и зачем? И понимаешь, Вер, ведь подкрадывается незаметно. Я Шаршари в Афгане брал, а её пугаюсь.

Вера: Я тоже пугаюсь...

Димыч: Ты-то что... А я-то что её так, ну, боюсь...

Вера выходит из квартиры и берёт у Димыча книги. Из одной из книг вылетают несколько листочков. Вера не замечает это и уходит. Димыч их поднимает.

Димыч: Стихи какие-то. Верка, что ли, опять написала. Вот пишет же. Когда-то и я писал стихи.

Димыч разворачивает листки и читает. Потом читает вслух.

Димыч: В хрустальный шар заключены мы были, и мимо звёзд летели мы с тобой, стремительно, безмолвно мы скользили из блеска в блеск блаженно-голубой. Во даёт! Вер! Не слышит. Вер! Не слышит. Хоть мы грустим и радуемся розно, твоё лицо, средь всех прекрасных лиц, могу узнать по этой пыли звёздной, оставшейся на кончиках ресниц...

Выходит Вера. Закрывает дверь.

Вера: Димыч, ты что, стихи... Ты...

Димыч: Это ты что, сама опять, написала?

Вера: Это нет. Это Набоков.

Димыч: А, поэт, значит. Ну, ничего так, пойдёт. Любишь ты эти стихи писать. Тебе бы попрактичнее быть. А сейчас ты куда? В школу, на уроки?

Вера: Да, опять опоздаю.

Димыч: Будут на тебя ругаться?

Вера: И пусть. Пусть ругаются.

Димыч: Дисциплина всё-таки нужна, Верка. Да и конец года уже, вашего учебного.

Вера: Это ты был командиром, а я другая. Мне надо мечтать, верить, понимаешь!

Димыч: Во что верить-то?

Вера: В чудо, в любовь!

Димыч: А ты с этой любовью-то не обожжёшься-то!?

Вера: И пусть. Понимаешь, пусть.

Димыч: Жалко мне тебя, Верка. Хорошая ты!

Вера: Стихи - это же, как жизнь. Знаешь, Димыч, а иногда мне кажется, что здесь, на этом последнем, семнадцатом, этаже, я ближе всех к нему.

Димыч: К кому?!

Вера: К нему.

Димыч: Пора нам. А то эта мегера будет ругаться.

Вера останавливается и читает.

Вера: Нет без тебя света, нет от тебя ответа. Верю, что ждёшь где-то. Всюду зову, всюду ищу тебя. Верю, что ждёшь где-то. Слышишь, зову, слышишь, иду к тебе.

Димыч: Это твои? Хорошие...

Вера: Нет, Димыч, не мои. Это один поэт написал. Песня такая была.

Димыч: Ну ладно.

Вера: Сон мне тут приснился, вот и вспомнила эти строчки. Может, это весна так... Скажи, Димыч, а вот ты задумывался о том, что такое любовь?

Димыч: Да ты, Верка, всегда вопросы назадаёшь?

Вера: Задумывался. Ну, что такое любовь?

Димыч: Раньше, Верка, я стихи писал. В училище.

Вера: Правда!?

Димыч: Только ты не говори никому.

Вера: Почему?

Димыч: Не надо. А вот, знаешь… Вот, было у меня дело такое. В Кундузе, в 87-м, ну, в Афгане.

Вера: И что?

Димыч: Когда ранили меня, в госпитале в Ташкенте лежал. А Валька, жена моя, тут же прилетела туда. Через вахту, через всех прошла, ещё от операции не отошёл. Смотрю — она, Валька. Тихо так, испуганно, входит в палату, на меня смотрит. А на лице... А словами, вот не знаю сказать, это ты там стихами лучше скажешь. А любовь... Я тогда смотрел на неё и подумал, вот это самое, вот ради этого и выжить надо было тогда, в Кундузе. Ладно, Верка, поехали.

Димыч вызывает лифт.

Димыч: Ты это, Верка, ты это, если кто чего, не обижайся на людей. Они просто тебя не понимают. Я то знаю.

Вера: Хороший ты, Димыч. Только ты и понимаешь...

Димыч: Кого?

Вера: Меня, Димыч.

Димыч: А... Это да.

Приходит лифт. Они уезжают. 

Затемнение.  

Часть 2

Пустой коридор. Никого. Приходит лифт. В лифте Ваня с поклажей. Выносит быстро из лифта очередные коробки, какие-то рулоны. На одну из коробок ставит пакет с чипсами и бутылку воды с газировкой. Двери лифта закрываются. Слышится звук уходящего вниз лифта. Парень остаётся на лестничной клетке один. Переводит дух. Укладывает вещи, чтобы не мешали пройти к двери квартиры.

Из тёмного коридора появляется соседка. Ваня её не видит. Она внимательно следит за ним. 

Соседка: И что это значит!? (громко)

Ваня роняет от неожиданности рулоны обоев.

Соседка: Стой и не двигайся! Понял! Значит, квартиру тут грабишь! То-то я слышу, ходит тут такой деловой. Среди бела дня! Бандит!

Ваня непонимающе на неё смотрит.

Ваня: Да не граблю. Наняли нас. Ремонт.

Соседка: Ну-ну... А мне почём знать, кто ты такой и что тут делаешь. Может, ты вор какой!? Это что? (показывает на краску и рулоны с обоями)

Ваня: Краска, обои. Не видите!?

Соседка: Всё я вижу! Не юли тут!

Ваня: Да я занесу. Мы ремонт тут будем делать. Говорю же... Я занесу сейчас всё. Потом уберу. Не беспокойтесь.

Соседка: Это мне не беспокоиться!? Уберёт он! Полдома на воздух взлетит, а мне не беспокоиться! Может, ты террорист! Я полицию сейчас вызову. Бандит!

Ваня: Наняли нас ремонт делать. Это краска, обои, клей...

Соседка: Что-то не похоже это на клей. Может, это гексоген или тротил. Ты смотри!? Во, навалил тут! А внизу стенку не ты поцарапал? А лавочку у третьего подъезда? А на третьем этаже не ты курил? Окурки набросаны.

Ваня: Да не был я там.

Соседка: А шприц на седьмом?

Ваня: Да говорю же...

Соседка: Так, а машина-газель твоя?

Ваня: Ну, наша.

Соседка: Чья?

Ваня: Олега.

Соседка: Что за Олег такой? Сообщник!?

Ваня: Да какой сообщник, шеф мой, ну, типа начальника.

Соседка: Главарь, значит! Награбили тут и вывозите втихую. И номера не московские...

Ваня: Не московские, ну и что?

Соседка: Так я и знала. Вызываю полицию. Ну, стой!

Ваня: Да стою я. Чего вы? Мы здесь вот ремонт будем делать. А номера смоленские.

Соседка: Гастролёры! Промышляете тут. Это что тут?! (показывает на чипсы)

Ваня: Чипсы.

Соседка: Еда, значит, бесовская. Фу, нечисть!

Ваня: Почему?

Соседка берёт пакет и открывает. Ваня удивлённо смотрит на её наглость. Соседка некоторое время ест чипсы.

Ваня: Да я говорю — ремонт тут будем делать. Какие мы воры!

Соседка: В 204-й?

Ваня смотрит на номер на квартире.

Ваня: Ну да, здесь...

Соседка: Это, значит, надо мной тут долбанить будете с утра до ночи. Это мне надо!?

Ваня: Да мы аккуратно, профессионально.

Соседка: Профессионалы тут нашлись. А разрешение у тебя есть? А лицензия есть? А в налоговой зарегистрировался? Найду я на вас управу! Мошенники!

Ваня: Какие разрешения?! Да мы аккуратно. Обои поклеим, плитку положим, теплые полы, потолок покрасим...

Соседка: Тёплые полы! Ишь ты! А они меня залили, ты в курсе?

Ваня: Кто?

Соседка: Из 204-й залили. И ты им ремонт будешь делать! Сами, значит, они на даче прохлаждаются, а мне терпи.

Ваня: Да не беспокойтесь.

Соседка: Да ну, какая гадость эта ваша еда бесовская! Забирай! Зачем только мне дал эту гадость!

Кидает пакет с чипсами Ване.

Соседка: Не беспокойтесь, знаю я. Надо проверить, кто ты такой. Я вызываю полицию, пусть проверяют. Террористов везде полно. Ходят тут. Вот это что у тебя?

Ваня: Краска.

Соседка: А я откуда знаю, что краска.

Ваня: Ну, краска же.

Соседка: А это ещё, скажи, что плитка.

Ваня: Ну, плитка.

Соседка: Отойди от меня!

Ваня: Да я и не думал.

Соседка: Руки убери. Отойди. Я в полицию звоню.

Ваня: Вот, блин, Олег. Свяжешься же с ним.

Соседка: Сообщник твой! Не приближайся!

Ваня: Да не сообщник.

Соседка: Террористы! Банда!

Ваня: Вот напасть!

Соседка: Что!

Ваня: Да мы ремонт тут делаем. Олег договорился, деньги получил.

Соседка: Деньги получил! Главарь, значит! Так и знала!

Ваня: Да не главарь. Вот смотрите — у меня и ключи есть.

Соседка: И ключи у него есть. Подготовились, значит.

Ваня: Ну, я же сказал. Договорились, задаток получили, всё купили. Разрешение нам не нужно... Ну...

Соседка: Так и знала - финансирование терроризма, отмывание денег. Коррупционеры! Притон тут устроить хотите, шприцы разбрасываете, курите тут.

Ваня: Вот свяжешься с Олегом — всегда так... Подстава...

Соседка: Ты тут басни мне не шарашь!

Ваня: Сам где-то ездит... С пяти утра на ногах...

Соседка: Я в управу позвоню, в префектуру, мэру... Звоню в полицию... Нет, в ФСБ. Тут у тебя Олег какой-то. Пусть разбираются.

Ваня: Да не надо в ФСБ. Ну... Я же сказал вам...

Соседка: Что сказал?

Ваня: Ремонт мы делаем. Олег — мой начальник. А я ремонт делаю. Он ищет клиентов — я делаю.

Соседка: По наводке, значит.

Ваня: Блин, ну, что за... День не заладился. Слушайте, никого грабить я не хочу. Мне бы занести это всё в квартиру - и домой, спать. Я вообще с пяти утра на ногах и не ел целый день.

Соседка: Вы так все говорите. А ну, паспорт свой покажи. А то скажешь, и паспорта у тебя нет!

Ваня: Сейчас.

Ваня ищет свой паспорт, а соседка внимательно оглядывает обои, плитку и краску.

Соседка: Богатеи! Живут же... Буржуи!

Ваня: Что?

Соседка: Говорю, что меня затопили, а сами ремонт делать. Буржуи! А телевизор наверняка из-за них не работает. Двадцать четыре года работал, а тут те на...

Ваня: Вот.

Соседка: А ну стой! Давай сюда. Близко не подходи.

Ваня: Я не заразный...

Соседка берёт паспорт Вани и внимательно его рассматривает.

Соседка: Не заразный он... Кто вас знает, заразные вы или нет. Народились тут. С телефонами да интернетами ходят тут выродки, а потом из-за вас холодильники перестают работать...

Ваня: Что?

Соседка: Холодильник из-за вас не работает. С Интернетом тут ходят всякие — а я болею. Так, значит Иван...

Ваня: Да.

Соседка: Сергеевич Охотов. Так, сколько там тебе?.. Двадцать семь. Так, это вычитаем... Нет, двадцать восемь. Так, ясненько... Прописка...

Ваня: Смоленск, 2-я Киевская...

Соседка: Не части. Смоленск, 2-я Киевская, дом восемь. Так...

Листает паспорт.

Соседка: Не женат. Ясно... Все вы сейчас, как их там, гомофобы, тьфу, голубой, небось, а?

Ваня: Нормальный я.

Соседка: Значит, гомофил, гейфил, тьфу, нечисть, колятся тут, на третьем этаже шприцы бросают... хеи поганые. Так, Это что тут?

Ваня: Военный билет.

Соседка: Так, рядовой написано... Значит, что в армии был. Ну, там щас тоже полно этих самых...

Ваня: Паспорт отдайте.

Соседка: Э... Близко ко мне не подходи. Руки он тут распускает. Ну-ка...

Ваня: Паспорт отдайте.

Соседка: Значит, так... Я тут официальное лицо. Знаешь, кто я?!

Ваня: Слушайте, верните паспорт.

Соседка: Я старшая по подъезду, я советник главы управы, я ответственное лицо... А ты тут аферу хотел провернуть. Вот вызову полицию... И в управу позвоню.

Ваня: Знаете что...

Соседка: Ты тут не юли. Паспорт я оставляю себе.

Ваня: Паспорт отдайте!

Соседка: А эти из 204-й - буржуи! Они меня залили! Значит, так, вот этот цвет как раз мне для кухни подойдёт — красишь им мне кухню... Понял! (показывает на банки с краской).

Ваня: Не понял.

Соседка: Все вы, геи такие... Значит, говорю: от этих богатеев не убудет — покрасишь мне кухню и потолки побелишь в ванной и туалете вот этим... Залили они меня, понял... И плитку, смотри, себе какую хорошую...

Ваня: Да вы чего! Паспорт отдайте.

Соседка: Не подходи ко мне. Не отдам. А ещё телевизор мне починишь и холодильник, понял!

Ваня: Я не буду ничего делать.

Соседка: Ну ладно, твои проблемы. Я пошла в полицию звонить — пусть разбираются...

Соседка направляется к выходу.

Ваня: Подождите.

Соседка: Ну...

Ваня: Я Олегу позвоню, шефу.

Соседка: Главарю...

Ваня набирает телефон.

Ваня: (В телефонной трубке слышится голос, который что-то говорит громко.) Да, Олег! Я всё поднял. Нет, ещё не вошёл. Тут проблема. Да подожди! Слушай... Подожди, тут проблема. Тут соседка объявилась, просит стены ей покрасить, туалет там, ванную, холодильник отремонтировать... Да нет, платить не хочет. Что? Послать ее к лешему...

Соседка: Вы террористы! Преступники! Вас сажать надо! Маньяки!

Ваня: Олег, это не сумасшедшая – это соседка.

Соседка: Что!? Хамы! Грубияны! Народились тут выродки! Я старшая по подъезду. Я советник главы управы! Я полицию на вас вызову. Полиция меня знает! Ой, как они меня знают!

Ваня: Да, да, да… Она паспорт у меня взяла. Может, поговоришь с ней. Ты когда будешь? Что? А мне что? Вот сам и разбирайся.

Ваня даёт телефон соседке.

Соседка: Не подсовывай мне. От него голова болит. Бесовские штучки свои убери.

Слышится голос Олега из трубки.

Соседка: Держи его подальше.

Слышится голос Олега, Ваня держит телефон у уха соседки.

Соседка: Ну-ка. Давай. Вот держи так свой телефон. Вот-вот. Так что ты там говоришь!?

Слышится голос Олега.

Соседка: Так. Да. Нет. Не будет у вас ремонта. Вы, значит, тут будете шуметь, а у меня телевизор не работает. Я пенсионерка! Я бедная! Все тут богатеи живут, а я мучайся... Не будет вам ремонта. Полицию вызову. Меня там вот как знают. Я вам устрою, поняли!?

Слышится голос Олега из трубки.

Соседка: Значит так, кухню мне покрасите, туалет с ванной побелите, холодильник отремонтируете и телевизор с телефоном посмотрите. Поняли?

Слышится голос Олега. Ваня непонимающе и с раздражением смотрит на соседку.

Соседка: Ну вот, доходит! Значит, понял… Ну вот так-то. Убирай! (Ване.)

Ваня берёт трубку и слышит голос Олега. Соседка важно смотрит на него.

Ваня: Ты что офигел! И это я должен всё! Ты-то будешь? Ну ты даёшь! Я с пяти утра на ногах. Я есть хочу. Что?

Ваня убирает телефон и вопросительно смотрит на Соседку.

Ваня: И кто Вы так!?

Соседка: Значит так. В виде исключения, так уж и быть, я звонить не буду никуда. В полицию звонить не буду, понял! Пока не буду.

Ваня: Ну да…

Соседка: Вот это всё тут убираешь. И чтобы чисто было! И завтра утром приходишь ко мне в 200-ю квартиру, этажом ниже, понял? И эти, там, бахилы не забудь, грязь мне не тащи.

Ваня: Ну, понял.

Соседка: Вот, развелись тут. Интернеты тут свои понавключают, а у меня голова от таких болит. И тихо тут! Не шуми.

Ваня: Хорошо.

Соседка: Ванёк...

Ваня: А паспорт?

Соседка: Что!?

Ваня: Паспорт верните!

Соседка: Ишь, что захотел! Паспорт ему вернуть. У меня останется.

Ваня: Верните паспорт!

 

Соседка: Будет залогом. А то, кто тебя знает! Террористов тут пруд пруди, развелось вас, геев поганых, полным-полно. У меня будет. Не дам. А ну, не подходи. Деловой! Паспорт ему верни! Не отдам. Убирай всё тут! Слышь!?

Ваня: Что?

Соседка: Ну-ка, пакетик мне дай.

Ваня: Чипсы?

Ваня протягивает ей пакет. Соседка берёт пару штук.

Соседка: Бесовской этой гадости.

Ваня: А зачем едите?

Соседка: Чтобы понять, что это гадость. Грубиян! Жалко ему! Я тебе в матери гожусь!

Соседка вызывает лифт. Слышится звук поднимающегося лифта.

Ваня: В бабушки, гадюка! (вполголоса).

Соседка: Что-что!?

Ваня: Ладно, говорю.

Соседка: Не бузи тут, а то шприцы тут, сигареты набросают. Понял, не кури тут. И не шуми.

Ваня: Я не курю…

Соседка садится в лифт.

Соседка: Деловой. Ванёк!

Двери лифта закрываются. Видно довольное лицо соседки.

Затемнение.

Продолжение следует...

Дмитрий Ластов
Москва (Россия)

Дополнительные материалы:

Дорогой мой Рафаэль... 

Ноябрь
(Простая история  о любви и дружбе)