Главная / Inicio >> Рафаэль каждый день / Raphael cada día >> Субботний вечер с Дмитрием Седовым

Raphael cada día

02.11.2019

Субботний вечер с Дмитрием Седовым


Ведьмин колодец
(сказочно правдивый роман 
на основе 
фантастических приключений 
в пяти частях)
Часть I. Гороховские сказки
Главы 16, 17 и 18

Лодка мерно шла вперёд. Туман окутывал её всё плотнее. Мальчик обернулся, «прицеливаясь» по огонькам, сделал несколько мощных гребков и отпустил вёсла: пусть его «корабль» сам найдёт берег острова. Ваня лёг на спину, и зажмурился.

«Эх, хорошо бы сейчас очутиться на каком-нибудь паруснике, - мечтал он. - И не на простом, а на самом прочном и быстром! И не простым матросом, а капитаном! И не простым капитаном, а самым смелым из всех капитанов! Чтобы плыть по морям-океанам на поиски сокровищ. Чтобы…»

 Глава 16. Капитан «Корсара»

Лодку качнуло слишком сильно…

Мальчик открыл глаза. И обмер. Над ним склонилось чьё-то бородатое лицо, зловеще высвеченное алым пламенем переносного фонаря. Синий шрам через весь лоб. Золотая серьга в правом ухе. Кислый запах лука и селёдки. И взволнованный взгляд.

- Извините сэр, но Чарли послал за вами, сэр. 
- Что такое?!

- Сэр, старшего помощника скрутил приступ лихорадки, сэр. Он сказал, что вам придётся командовать сэр.

- Мне - командовать?!
- Да, сэр. Ведь вы же капитан, сэр.
- Капитан?! Я?!
- Ну не я же. Прощу прощения, сэр.
- И что мне надо делать?
- Я вижу, вы ещё не проснулись, сэр. Вам пора на мостик, сэр.
- На мостик?!
- Да, сэр.
- Какой мостик?!
- Капитанский, сэр. Нашего фрегата. Фрегата «Корсар», сэр.

Моряк покачал головой и вышел, бормоча под нос:

- Ну и нарезался же вчера бедолага…

Только сейчас Ваня сообразил, что неизвестный моряк говорил с ним по-английски. И Кузнецов-младший не только прекрасно понимал его, но и так же отвечал!

Ваня зажмурился. И снова открыл глаза. Ничто не исчезло! Ни крохотная каюта, ни свечной фонарь под низким потолком, заботливо оставленный бородатым моряком.

И мальчик, и фонарь, и пол, стены, и дощатый потолок покачивались в такт волнам. Каким волнам?! Какие на крохотном озере волны?! И на озере ли?! Ваня ущипнул себя за руку - он где-то читал, что те, кому снятся страшные сны, непременно норовят ущипнуть себя за руку, чтобы проснуться. И что же? Безрезультатно. Стало больно, но он не проснулся.

Кузнецов-младший попытался подняться. Ай! Неловкое движение - и мальчик грохнулся на пол: оказывается, он лежал не в кровати, а в гамаке. Настала пора новых удивлений. Ваня обнаружил, что одет он не так, как представлял себе настоящих капитанов Эпохи белого паруса и чёрного пороха. На нём не было ни кафтана, шитого золотом, ни ботфортов, ни пояса с пистолетами, ни огромной сабли. Всего лишь кожаный жилет поверх рубашки, заправленной в короткие штаны. На шее - платок. Под рубашкой мальчик обнаружил змейку-талисман.

- Три тысячи чертей! - выругался Кузнецов-младший, обувая валявшиеся на полу башмаки; он даже не заметил, что опять выразился по-английски.

Ваня осмотрелся. Он находился в крошечной каюте. На крюке над гамаком покачивался закопчённый фонарь, подмигивая слабым огоньком. Дополнительный свет проникал через решётчатое оконце рядом с дверью, из которой появился неизвестный моряк. Из всей обстановки были только гамак, небольшой железный сундук в углу, служивший стулом возле углового столика, наглухо привинченного к полу. На столе лежала простая кожаная треуголка - без золотого шитья и перьев. Мальчик улыбнулся, будто встретил лучших знакомых: на стене висели пояс с двумя пистолетами и сабля в скромных ножнах, но с позолоченной рукоятью. Кузнецов-младший тотчас вооружился, нахлобучил треуголку и отчаянно нырнул в дверной проём, как в прорубь: что там, за его пределами?!

За дверью оказалась просторная, но с таким же низким потолком, как в каюте, комната с большим столом, по обеим сторонам которого вытянулись две скамьи без спинок. Здесь было гораздо светлее благодаря большому окну, начинавшемуся почти от

самого пола. «Кают-компания, - догадался мальчик, и открыл другую дверь. Она вела в длинный и узкий коридор. Пройдя по нему, юный «капитан» вышел на палубу. И хотя Кузнецов-младший уже привык к свету, яркий солнечный луч так внезапно ударил ему в глаза, что наполовину ослепший, мальчик пошатнулся, балансируя. Кто-то налетел на него, едва не сбив с ног.

- Простите, сэр!
- Посторонитесь, сэр!

Палуба ходила ходуном. Кругом сновали босые, раздетые до пояса люди. Коричневые от загара, мускулистые, жилистые. Украшенные невообразимыми татуировками и шрамами. Моряки явно пытались заставить парусник выполнить какой-то сложный манёвр.

- Вы должны это видеть сами, сэр! - к Ване подскочил тот самый бородатый моряк со шрамом на лбу. - Идёмте на нос! Эй, Гарри, ты чего заснул?! Кто будет крепить шкоты?! Хочешь на неделю в трюм, откачивать воду?! Или мне согреть твои рёбра кошкой?! - моряк со шрамом пригрозил кому-то плёткой с множеством когтистых хвостов. - Шевелись, ерша тебе в жабры! Эй, юнга! Дай дорогу капитану!

Моряк со шрамом вежливо подтолкнул Кузнецова-младшего вперёд:

- Проходите, сэр!

«Наверное, он - боцман - раз грозит матросам плёткой… А как же его зовут?! И как зовут меня?! - лихорадочно соображал Ваня, озадаченно и тревожно оглядываясь по сторонам. - Неужели никто из них не замечает, что я - это не я, - то есть, не их капитан, а какой-то чужой мальчик?! Или им просто нет до меня никакого дела? Или они притворяются, что не замечают подмены?»

Но все вокруг, от юнги до моряка со шрамом были, похоже, были искренни в своём заблуждении относительно Вани: для них он был грозным, уважаемым капитаном. И они занимались своей привычной работой, как будто на борту не происходило ничего необычного.

И вот мальчик и его провожатый - уже на мостике корабля, летящего по волнам - бескрайнего! - синего океана. И над ними такое же синее небо, белые паруса, и такие же белые облака.

- Смотрите на полрумба прямо по курсу, сэр! Ведь это же остров, сэр, не будь я боцман Генри Меркьюри, по прозвищу Треснутая башка!

- Да, это остров, Генри. Не будь я на фрегате «Корсар»… - промямлил Ваня, хотя видел лишь очертания далёкой земли; детали рассмотреть не представлялось возможным.

Большая волна ударила в борт корабля, солёные брызги веером разлетелись по палубе, достав и до боцмана, и до юного капитана. Мальчик вытер лицо рукой и понял, что насторожило его тогда, в лодке. Перед тем, как взяться за вёсла, он так же вытер лицо. И озёрная вода оказалась такой же солёной. Как в океане.

- Право руля! Так держать! - крикнул Генри рулевому, и вновь повернулся к капитану. - В том-то и дело, что остров! Бухта, а над нею замок, сэр! Чёрный как смоль, как вы и говорили! Не будь я боцман Генри Меркьюри, по прозвищу Треснутая башка! Вот, возьмите-ка подзорную трубу. Вон там, левее, видите?!

Кузнецов-младший вгляделся вдаль и теперь явственно различил чёрный силуэт замка на скалистом берегу.

- Не иначе, это тот самый остров, о котором вы нам рассказывали, сэр!
- Рассказывал?!

- Ну да! Что есть в океане остров, который дороже всех сокровищ мира. Потому что на нём сбываются любые мечты. Я не стал дожидаться вашего приказа, сэр, но распорядился подойти поближе, сэр. Джимми сгорает от нетерпения, сэр. 

- Джимми?!

- Наш вперёдсмотрящий, сэр. Он первым заметил новую землю. Ведь вы сами говорили, сэр, что дадите золотой тому, кто первым увидит похожий остров.

- Я говорил?!

- Ну да, вчера за ужином. Вы тогда ещё сказали: «Ты славный малый, Генри. Я буду счастлив доверить тебе штурвал, прежде чем судьба отправит меня на дно! Отныне можешь звать меня просто Джонни!» Но я не смею вас так называть, сэр.

«Ну вот, я хотя бы знаю, что меня зовут Джонни. То есть, Джон…», - пронеслось в голове у новоявленного капитана.

- Так и сказал?

- Ну да, сэр. А вы ещё добавили: «Если мы встретим морского змея, я лично отрублю ему хвост до самой башки!»

- Я так сказал?!

Боцман крякнул в кулак:

- Ну, вы вчера хорошо посидели, сэр… И показывали всем свой талисман: да, тот, что у вас на груди, сэр. Мол, с ним вам сам дьявол не страшен. А от себя добавлю: человек, который спит, как простой матрос, в гамаке, и не боится в одиночку схватиться с морским змеем - только за это имеет право называться капитаном, сэр.

- С морским змеем… - задумчиво протянул мальчик, машинально нащупав под рубашкой  талисман. - Да-да… А что говорят матросы, Генри?

- Матросы вас боготворят, сэр. Спросите любого! - боцман ухватил кого-то за пояс. - Эй, Мэтью, стоять! Ты уважаешь нашего капитана, мистера Джона Смита, акулья твоя душа?!

- Уважаю больше жизни сэр! - вытянувшись, рявкнул Мэтью и тотчас взмыл вверх по вантам.

- Видали? - боцман распахнул рот в щербатой улыбке. - Так какие будут распоряжения, сэр? Я думаю, что надо встать на рейд где-то в миле от острова. Печёнкой чую, без шеста и лота, что ближе к берегу могут быть мели или подводные рифы. А на шлюпке отправим дюжину матросов. С оружием и провиантом. На всякий случай. Кто знает, что за дьяволы обитают в этом замке? И что за чудовища скрываются в этой бухте? Или в лесу? 

- Я возглавлю экспедицию, Генри!
- Возглавите что, сэр?
- Я сам пойду на этой шлюпке, - уточнил Ваня, точнее капитан Джон. Джон Смит.

«Так ведь это мои настоящие имя и фамилия! Только по-английски! - пронеслось у Кузнецова-младшего в голове. - Здесь всё так, как мы недавно играли с Мишкой: взяли словарь, и меняли свои имена, и имена друзей на английские. Иван - это Джон, Михаил - это Майкл! Так из Мишки Чернова получился Майкл Блэк, а из меня - Джон Смит, то есть Иван Кузнецов!»

- Я пойду на шлюпке, - повторил мальчик, - и первым ступлю на берег этого острова, не будь я капитан Джон Смит! Распорядитесь всё приготовить для высадки и отберите самых надёжных людей, Генри.

- Слушаюсь, сэр! Я отправлю с вами Билли.
- Билли Бонса?

- Да нет, Билли Портера, сэр. Надёжный малый. Я ему доверяю, как себе, сэр. И если честно, сэр, когда вы захотите снова выйти в море, то лучшего боцмана, чем Билли Портер, вам не найти. А для меня этот поход прощальный, сэр… И я бы с вами пошёл на берег сэр, да не на кого оставить эту шайку. За ней глаз да глаз нужен, сэр. Да как на грех, Чарли скрутило… Эй, Пит, что ты там валандаешься?! Хочешь улететь за борт?! В пасть к акулам?! И не думай, что они подавятся твоими костями… Сэр, а как называется этот остров?

- Пока не знаю, - пожал плечами капитан фрегата «Корсар» Джон Смит. - Может быть, остров Исполнения Желаний?

Глава 17. Навстречу неизвестности

Шлюпка резво шла к земле. Всё отчётливее становился остров, и замок на его прибрежных скалах. Он выглядел безжизненным: ни дымка, ни флага над зубцами почерневших от времени башен, ни чьего-нибудь силуэта. Замок словно парил над вогнутым серпом широкой бухты. Правее замка лежал пустынный песчаный пляж. За ним вздымалась стена пальмового леса, волнами уходя вверх, к невидимым вершинам, над которыми клубился туман. Туман повис шапкою и над замком, словно зацепившись за макушку цитадели. «Что это? Низкие облака? Быть может, к шторму?» - думал капитан Джон Смит, тревожно вглядываясь вдаль.

Джон Смит оглянулся. С «Корсара» ему махал шляпой и что-то кричал храбрый боцман Генри Меркьюри. Видно, желал удачи. Но было уже далеко, и слова моряка уносил встречный ветер. «Вот человек, который знает, что делает, - с восхищением думал Джон Смит. - А ты вот стоишь тут в шлюпке, и хоть тресни, а не знаешь, что предпринять! А вдруг сейчас из вон той амбразуры громыхнёт до времени скрытая пушка? Да не одна? А из лесу выскочат сотни две аборигенов, и не с луками, а мушкетами? А у меня на борту всего дюжина бойцов и четыре ствола. Пара моих пистолетов не в счёт. Если это остров, на котором действительно сбываются мечты, так вот моя: живым вернуться домой…»

- Эй, ребята! Вы, четверо, - обратился Джон Смит к ближайшим от себя матросам, - сушите вёсла. Зарядите-ка ружья и возьмите их наизготовку.

- И то верно, - буркнул один из гребцов, с головой, чёрной от загара и лысой, как чугунное ядро, - дьявол его знает, что сегодня на обед у хозяев замка: не наша ли матросская печёнка…

- Меньше болтай, Стив. Заряжай поскорее, - поторопил товарища другой матрос, седоусый верзила; достал из кожаной сумки, висящей через плечо, патрон - бумажную гильзу с порохом - и откусил верхушку: там была завёрнута пуля.

- Не проглоти свинцовую маслину, Билли, - тихо огрызнулся Стив, также выполняя приказ капитана.

Несмотря на качку, матросы ловко зарядили кремнёвые ружья - мушкеты. Только на первый взгляд это было легко. Чтобы подготовить мушкет к стрельбе, надо не только действовать аккуратно и в строгом порядке, но ещё и быстро. Неопытный человек при качке вряд ли справился бы с этой задачей. Он или уронил бы пулю, или просыпал бы порох. Или вообще утопил бы мушкет. А капитан Джон Смит с восхищением наблюдал за действиями своих подчинённых.

Да, матросы «Корсара» знали, как управляться с оружием на волнах. Как правильно скусить бумажный патрон, чтобы не потерять ни крупинки огненной мякоти, как правильно утрамбовать её в стволе шомполом, вместе с пулей. Часть пороха - затравку - надо отсыпать на «полку». В такую особую «шкатулку», расположенную рядом с затравочным отверстием - крошечной дырочкой у самого донышка оружейного ствола, над курком. Когда стрелок нажмёт на спусковой крючок, в крышку «полки» ударит отведённый назад молоточек с зажатым в нём кремнём. Его заставит сделать это пружина. Откидывая железную крышку «полки», кремень высечет искру, затравка вспыхнет, через дырочку воспламенив в стволе основной заряд. И - ба-бах!! Грянет выстрел.

Так что одно мгновение, именуемое выстрелом, складывается из целой цепочки мгновений: нажатие на спусковой крючок, звон пружины, удар курка-молоточка, сноп искр, шипение вспыхнувшей затравки, свист пламени в затравочном отверстии, грохот вспыхнувшего основного заряда, шелест улетающей к цели пули…

Всё дальше фрегат «Корсар», всё ближе таинственная земля. Остров Исполнения Желаний, как назвал его Джон Смит. Странное чувство охватило капитана. Вроде бы однажды он уже переживал нечто подобное. Были и эта шлюпка, и эти люди в ней, и этот остров. И загадочный замок на нём. Позади оставался спасительный корабль, а впереди - неизвестность.

С каждым взмахом вёсел Джон Смит убеждался, что решение боцмана встать на рейд подальше от острова было правильным. Меркьюри словно видел океан насквозь. Бухта оказалась хоть и широкой, но мелкой. Множество крупных скальных обломков то скрывалось в воде, то грозно являло острые зубы над поверхностью. Будто кто-то специально усеял ими дно, чтобы ни один корабль не смог встать здесь на якорь даже во время прилива. Рулевому нередко приходилось командовать матросам, чтобы они резко загребали то вправо, то влево. Миновать опасные камни можно было только с помощью крутых манёвров.

Замок с моря был неприступен: он действительно парил над бухтой. Зато в стороне от твердыни высадка прошла гладко: там не было ни одного камня. Только песок. Бежевый, словно выгоревший от солнца. Вытащив из воды шлюпку, матросы распределили между собой груз - немного еды и фляги для пресной воды, - и последовали за капитаном. А тот решительно направился в сторону замка. Через некоторое время путники озадаченно стояли перед глубоким, как пропасть, рвом, в котором плескалось море. За рвом виднелась глухая стена. Дальнейшее исчезало в тумане.

- Надо попробовать в обход, - задумчиво произнёс капитан Джон Смит и двинулся вперёд, вдоль крепостного рва. Команда шлюпки не замедлила сделать то же самое.

Вскоре они вновь вышли к морю, так и не заметив ни единого намёка на мост, который связывал бы замок с остальной частью острова.

- Не иначе, здесь подземный ход, капитан, - уверенно заключил Билли. - Я слыхал о такой хитрости в Индии. Замок - точь-в-точь, как этот, без единого входа, но за ближайшим холмом есть башня, а из неё - тоннель. В такой крепости можно обороняться, сколько угодно. Или незаметно сбежать, если отбиваться надоест.

- Что ж, значит, проверим твою догадку, матрос, - улыбнулся Джон Смит. Обнажив саблю, он повёл свой отряд в самую чащу пальмового леса…

Они долго карабкались по склону, к вершине ближайшего из холмов. И не встретили ни души. Только редкие птицы тревожно кричали над ними, скрываясь в пальмовой листве, только редкие игуаны предупреждающе хрипели, задирая головы, а потом резво удирали в заросли огромного папоротника. На удивление, не было москитов. 

Матросы и капитан шли вперёд, разрубая плети лиан саблями и тесаками. В тени деревьев не было прохлады. Там царила духота. Люди быстро вспотели и устали. Не было и намёка на близость пресной воды. Ни единый ручей не сбегал к морю по склону того холма, по которому карабкались путники.

- И куда нас несёт? Без карты, без лоцмана… - тихо ворчал Стив, вытирая лысину шейным платком. - Как бы не распороть брюхо о рифы!

- Меньше скрипи, рассохшаяся ты лоханка, - советовал товарищу седоусый Билли Портер, - лучше смотри под ноги.

- Ты прав, приятель! - отвечал Стив, перешагивая через корягу. - А я бы не отказался сейчас хорошенько промыть глотку ключевой водой. Клянусь, она для меня слаще рома…

Вскоре путники приблизились к владениям таинственного тумана. Он клубился от земли до самого неба, белый, как молоко. И такой же непроницаемый. Он висел в воздухе сплошной лохматой стеной, и слегка шевелился. Словно дышал. Как будто спал. Или был заколдован.

- Сэр, я бы не стал нырять туда наобум, - прохрипел Стив, остановившийся впереди, рядом с капитаном.

Джон Смит молчал, пробуя туман на ощупь: сначала медленно исчезла сабля, потом рука… Мгновение тянулось, как вечность. Капитан резко выдернул руку из тумана. На лезвии сабли тускло блестели капли росы.

- Неплохо бы замотать чем-нибудь замки мушкетов, сэр. От сырости, - Билли испытывал неловкость оттого, что он говорил капитану очевидные вещи. Но что делать? Ведь он заметил лёгкую растерянность в глазах Джона Смита. - И надо связать пояса в один конец. Линя-то у нас нет ни дюйма.

- Да, да, - пробормотал капитан, - верёвок нет…

- Замотайте замки мушкетов шейными платками! Пояса долой! - скомандовал Билли. И добавил:

- Не слышали, что приказал капитан?! Размотайте пояса и свяжите друга, да покрепче. Сэр, я пойду впереди… Да не снимайте свой ремень: от него мало толку! Держитесь за мой пояс: в нём целых две морских сажени, не меньше!

Они исчезали в тумане, шаг за шагом. Двенадцать человек шли за одним след в след, насколько позволяла видимость. Но больше ориентировались на голос шедшего впереди. Ему было труднее всех. И страшнее. 

- Пригнитесь, сэр, ветка! - кричал Билли, стараясь не поддаваться страху: а ветка ли это?!

- Осторожно, ветка! - кричал Джон Смит более уверенно.
- Кланяйся земле, приятель! - весело кричал Стив.

И вот они исчезли в неизвестности, будто и не было их вовсе. Только голоса, доносившиеся из тумана, доказывали, что капитан и двенадцать его матросов всё ещё живы, и продолжают свой нелёгкий путь. 

Глава 18. Колодец дьявола

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем шедшие вереницей путники услыхали радостный вопль Билли Портера:

- Он кончился! Проклятый туман кончился!

И они дружно подхватили этот вопль, нарушив безмолвие пальмового леса. Они перевалили через гребень холма, прошли по туманным дебрям на ощупь не меньше целой мили, спотыкаясь и чертыхаясь. И теперь, грязные, мокрые и потные, появлялись цепочкой из тумана, который всю дорогу и не думал становиться прозрачнее, не растворялся, и не исчезал. Они щурились от полуденного солнца, которое встречало их щедрыми лучами тропической широты. Перед ними расстилалась чашеобразная долина, в центре которой тускло блестело озеро. Серое, как ртуть.

В центре озера виднелся небольшой островок. Увидев его, капитан Джон Смит вновь ощутил беспокойство. Как тогда, когда шлюпка «Корсара» с каждым взмахом вёсел приближала его к острову Исполнения Желаний. Тогда ему казалось, что некое чудовище прячется среди пальмовых деревьев, злорадно выжидая, когда добыча высадится на берег. Вот и сейчас как будто кто-то неведомый внимательно наблюдал за ним и его матросами, прячась в густых зарослях крошечного клочка суши, окружённого ртутного цвета водой.

Как будто изучал вышедших из леса людей. Как будто пытался предугадать: что они сделают сейчас, в эту самую минуту.

Капитан Джон Смит смело шагнул вперёд. Матросы последовали за ним.

- Йо-хо-хо! - закричал Стив, бросая в траву мушкет и поклажу. - Сейчас я выпью это озеро одним глотком!

- Верни груз на борт, приятель, - тихо, но твёрдо приказал Билли, и Стив повиновался. А за ним и другие матросы, опрометчиво освободившиеся от мешков и оружия.

Они стояли у озера, и молча глядели на его спокойные, безжизненные воды. От них веяло желанной прохладой. Но была она какая-то жуткая. Будто кто-то сунул лёд за шиворот. Чёрной летней ночью, на кладбище.

Чайка печально прокричала в вышине.

Капитан услышал, как матросы взволнованно зашептались.

- Билли, что-то не хочется мне пить эту воду, - поёжился Стив. - Пусть даже во всей округе мы больше ничего не найдём. Не дьяволов ли это колодец?

Джон Смит вздрогнул:

- Что ты сказал, матрос?
- Я готов терпеть жажду сколько угодно, сэр.
- Нет, не то! Ты что-то сказал про колодец? Про колодец дьявола, не так ли?
- А! Дьяволов колодец, будь он неладен, - Стив перекрестился. - Так это такое дело…

- Это старая легенда, сэр, - усмехнулся Билли. - Стив знает в них толк. Но лучше бы разбирался в ветрах и приливах. Было б больше пользы.

- На что мне в них разбираться! - махнул рукой Стив. - Я не собираюсь быть боцманом, как этого хочешь ты, Билли! Мне достаточно хорошего слуха, чтобы слышать свистки и команды. Это уж пусть другие держат нос по ветру…

- Так что же насчёт колодца дьявола, матрос? - повторил свой вопрос капитан. - Что это за легенда?

- Рассказывают, что это ловушка для простаков, сэр, - начал Стив. - Происки дьявола. Он приманивает моряков. Чтобы заманить к себе. Говорят, что из скелетов несчастных он строит лестницу, чтобы выбраться из своего заточения, из преисподней. Кто ему поддался, тот пропал! Вроде вошёл в воду, а попал в пекло.

И вновь прокричала чайка. И вновь матросы взволнованно зашептались.

- Под воду? В пекло?! В самом деле? А! - разочарованно вздохнул капитан. - А я-то думал! Так речь идёт об обыкновенных русалках и водяных! Я думал, ты меня удивишь своей легендой, матрос.

- А вот и нет, сэр! Никаких русалок и водяных. Потому что не вода в том колодце вовсе.
- Не понял, матрос, - нахмурился капитан.

- Это обман, сэр. Никакой воды нет. Наполнят, бывало, моряки бочки, принесут на корабль, а там - ничего! Это только кажется, что перед тобой озеро. А на самом деле - ничего, кроме пустоты. И дьявол тебя из этой пустоты выхватит, как кусок солонины! Проглотит, и не подавится. И ни всплеска, ни ряби на воде. На якобы воде.

Печальный плач чайки прокатился над озером. Стив перекрестился:

- О, Пресвятая Дева, точно - дьяволов колодец! Вы слышите, сэр: это плачет неуспокоенная матросская душа…

Матросы зашептались громче:

- Стив зря болтать не будет!
- Смотри: разве ясным днём вода бывает такой серой?!
- Точно, она должна быть синей, как небо!
- И чайка три раза прокричала!
- Не иначе, это проклятый остров! Уходить отсюда надо…

- А ну, задрайте рты! - прикрикнул на матросов Билли. - А не то вашими зубами их законопачу!

- И это вся легенда? - капитан весело взглянул на испуганных матросов. Только он и Билли оставались невозмутимыми.

- Не вся, сэр, - ответил Стив, нервно озираясь по сторонам. - Дело в том, что сначала дьявол предупреждает. Намекает: мол, остановись. Или чайка прокричит три раза, или видение какое будет, или голос.

Стив снова поёжился. Другие матросы тоже.

- Не дрейфь, приятель! Кто-то должен быть первым…

С этими словами Билли зачерпнул озёрную воду рукой. Солнечные искорки мелькнули на мгновение в глубокой, как миска, ладони.

- Ммм… Ах! Вкуснота… - Билли наслаждался желанной влагой. Матросы с опаской смотрели на него. - Чего глядите? Поверили в байки Стива? Отличная вода!

Матросы с опаской, но всё же один за другим вошли в озеро. А вскоре весело плескались в нём, умывались, пили воду, наполняли ею фляги. Капитан последовал за остальными. Но с ещё большей тревогой вглядывался в островные заросли.

- Джонни! Джонни! - послышалось вдруг с острова. - Плыви сюда!
- Что это?! Вы слышите? - капитан вошёл в воду по колено.
- Что именно сэр? - Билли перестал набирать воду во флягу.

И снова над озером поплыл женский голос:

- Джонни! Плыви сюда! Джонни!
- Неужели вы не слышите?! - капитан вошёл в воду по пояс.

- Стойте, сэр! Держите, держите же его! - вдруг истошно закричал Стив. - Он слышит голос дьявола! Стойте, куда вы?!

Матросы, и даже Билли, как ошпаренные, бросились от воды. А капитан Джон Смит увидел, как медная змейка на его груди забилась, будто живая. Он нырнул, и поплыл к острову. На глазах растворяясь в свинцовой воде. Или в том, что было на самом деле? И Стив в отчаянии хлопнул ладонью по водной глади. Или по тому, что казалось водою? А Джон Смит плыл размашисто и уверенно. И женский голос шумел в его голове:

- Ваня! Ваня! Плыви сюда…  

Продолжение следует...

Дмитрий Седов
Москва (Россия)

Дополнительные материалы:

Ведьмин колодец
Часть I. Гороховские сказки
Главы 1 и 2
Главы 3 и 4
Главы 5 и 6
Глава 7 
Главы 8 и 9
Главы 10 и 11
Главы 12 и 13
Главы 14 и 15

Волшебный гранат