Главная / Inicio >> Рафаэль каждый день / Raphael cada día >> Воскресные чтения с Дмитрием Ластовым

Raphael cada día

17.11.2019

Воскресные чтения с Дмитрием Ластовым


Когда ты мне приснишься 
(Лирическая история, случившаяся 
на последнем этаже многоэтажки)
Часть 7

Видно, что Ваня и Вера уже давно сидят и ждут. Они переменили свои позы.

Вера: А комнату ты отсюда далеко снимаешь?

Ваня: Да, далеко. В области. Там дешевле. А что?

Вера: Да так. Просто спросила.

Ваня: А мама чем у тебя занимается?

Вера: Администратор в театре.

Ваня: Билеты продаёт?

Вера: Ну, что-то вроде.

Ваня: Ты бесплатно ходишь?

Вера: Да нет, она в кукольном. Я уже из этого возраста вышла.

Ваня: Школьников своих?

Вера: Да ну их.

Ваня: Доводят? Ты же говорила, что они тебя любят.

Вера: Они-то — любят. Больше учителя.

Ваня: Что, обижают?

Вера: Да есть там две мымры.

Ваня: Тётки?

Вера: Тётки. Знаешь, сегодня после уроков говорит мне завучиха, что всё я срываю всегда, что учителя на меня жалуются и всё такое. А я спрашиваю её, какие такие учителя? Не называет. Выжить меня хочет.

Ваня: Чего так?

Вера: Откуда я знаю. Может, на примете у неё кто есть. Скоро лето, может, уже к следующему учебному году выгонит меня. Говорит, что и родители жалуются, что не по программе даю уроки, а детям, видишь ли, экзамены сдавать. А что вырастет из детей, никому не интересно! Я же хочу, чтобы они к прекрасному прикоснулись, почувствовали всю красоту нашу, нашей литературы... Я стараюсь, А они! И мама мне говорит: зачем ты так, работай и работай — далеко на своих мечтах ты не уедешь.

Ваня: А тебе нравится?

Вера: Что?

Ваня: В школе там, учить.

Вера: Да не то, что нравится... Знаешь, я всегда мечтала быть учительницей и рассказывать детям что-то интересное, смотреть, как у них глазки загораются.

Ваня: И что, загораются? Не верю.

Вера: А ты приходи ко мне на урок. Увидишь. Я им стихи читаю, я им про спектакли рассказываю. Знаешь, как интересно бывает!

Ваня: Нужны им твои стихи. Я вон несколько месяцев назад одну квартиру ремонтировал — не то, что стихи, а роман целый сваял. А хозяева потом мне говорят: не то, не сё — переделывай. Не нужна никому отсебятина — что надо, то и делай, и завучиха от тебя того же хочет.

Вера: А я не хочу по-другому.

Ваня: Да всё равно будешь. Со временем. Я вон хотел рисовать, лепкой заниматься.

Вера: Рисовать!?

Ваня: Да, в школу искусств ходил — там у нас. Мне лепить нравилось. Берёшь кусок глины и месишь его, мнёшь, жмёшь. А потом раз, два - и вдруг чудо — как что-то получается. Так интересно было.

Вера: А чего дальше не пошёл?

Ваня: Да куда уж. Отца прибили. Мать одна на заводе. Да ещё сестренки маленькие — надо работать было идти.

Вера: Жалко.

Ваня: Да уж. Да ладно, чего там.

Вера: А может, ещё не поздно?

Ваня машет рукой. Некоторое время они сидят молча.

Ваня: А хочешь, я тебе стих прочитаю.

Вера: Конечно.

Ваня: Сейчас, подожди, вспомню. Ты только не перебивай.

Вера: Хорошо.

Ваня начинает наигранно, театрально читать известное стихотворение Есенина.

Ваня: Не жалею, не зову, не плачу, всё пройдёт, как с белых яблонь дым. Увяданья золотом охваченный я не буду больше молодым. Ты теперь не так уж будешь биться, сердце, тронутое холодком, и страна берёзового ситца не заманит шляться босиком… Позабыл... сейчас... Я теперь скупее стал в желаньях, жизнь моя, иль ты приснилась мне? Словно я весенней гулкой ранью проскакал на розовом коне. Все мы, все мы в этом мире тленны, тихо льётся с клёнов листьев медь... Будь же ты вовек благословенно, что пришло процвесть и умереть. Как тебе?

Вера: Грустно. Это Есенин.

Ваня: Да, мама моя любит. Я для неё как-то выучил, видишь!

Вера: Ты молодец.

Ваня: А ты чего одна живёшь? Квартира есть. У тебя вообще есть кто?

Вера: Вообще нескромно такие вопросы задавать. Вот так.

Ваня: Да ладно. Я просто. Так, по-дружески.

Вера: Нет у меня никого.

Ваня: А чего так? Вроде не кривая.

Вера: Не кривая.

Ваня: Не больная.

Вера: И не больная. Не хочу просто.

Ваня: Чего не хочешь?

Вера: С каждым всяким.

Ваня: Найди не всякого.

Вера: Где их найдёшь? Все вон какие-то непонятные, себе на уме.

Ваня: А ты чего особенная, что ли?

Вера: Не особенная. Просто хочу чего-то такого, понимаешь, искреннего, тёплого, воздушного, чтобы было как-то иначе, чем у мамы, у остальных. Хочу чуда.

Ваня: Да, чудес-то не бывает...

Молчание. Потом Вера смотрит на Ваню и говорит.

Вера: Ты какой-то такой домашний. С тобой как-то просто.

Ваня: Какой есть.

Вера: Тебе и рассказать по душам всё можно.

Ваня: Ну да. Я слушаю, бывает.

Вера: Я сегодня после уроков подумала: и почему мне не везёт? Вот пусть хоть что-то произойдёт хорошее. Посмотрела на небо, как помолилась, а прихожу - ты тут.

Ваня: Я тут — это плохо.

Приезжает лифт, открываются двери. Выходит Димыч.

Вера: Ничего ты не понимаешь.

Ваня: Да уж.

Вера: Димыч, как ты? Ты не обиделся? Я не нарочно.

В дальнем углу появляется соседка. Её никто не видит.

Димыч: Да ладно тебе. Не в первый раз... Пройдёт. Принял я, а закусить-то нечем... Вань, дай пирожок, а то что-то не на месте...

Вера: Димыч!

Димыч: Я вообще-то не пью. Это так, иногда. А теперь вот не знаю. Домой пойду, так жена учует. Вот дела!

Ваня протягивает пирожок. Но Димыч не успевает его взять.

Соседка: Что происходит!? И это в нашем-то доме! Содом и Гоморра! Вертеп! Это же только посмотрите на это! Едят, пьют, курят, наркотой колятся! Я так и знала, что этим кончится! И ты тут, Димыч. Что?! Пил!

Ваня и Вера от неожиданности ничего не могут сказать.

Димыч: Я это... Я так...

Соседка: Алкоголик! Дожили! Кучкуются тут! Глаз да глаз! Бандиты! И ты тут! (Вере) А ты проститутка! И мать твоя проститутка! Водила тут мужиков! А отец у тебя алкоголиком был. Мне-то не знать! Я страдала ночами - с кровати падал. Каждый раз милицию вызывала. И дочь туда же! Ты посмотри... Устроила тут... И стар, и млад собрала! Закуску ему подавай. Стариков спаивает.

Вера: Вы злая! Вы нехорошая!

Соседка: Всё я знаю. Притон устроила!

Вера: Никого я не собирала!

Соседка: Ну, давай... Вся в мать, в шалаву свою.

Вера: Какая же вы...

Соседка: Что!? Это ты мне! Я... Я старшая по подъезду...

Димыч: Ну, тут это. Двери у них позакрывались. Ну, бывает же.

Вера: Какая же вы противная, какая же вы жестокая... Зачем вы к нам пристаёте, что мы вам сделали?!

Соседка: Ты смотри! Мать водила тут хахалей - так теперь и дочка... А я вот на тебя Ванёк смотрела и сразу поняла, что тут не чисто...

Вера: Дура вы! Дура вы! Дура вы!

Димыч: Вера, ну что ты. Да у них двери тут позакрывались. Вот и сидят.

Соседка: Молчи! Проститутка! Потаскуха! Девка уличная!

Ваня встаёт. Видно, что он злой.

Вера: Злая вы!

Ваня: Слышите! Замолчите!

Соседка: Ты смотри!

Ваня: Замолкни старая козявка!

Соседка: Что?!

Димыч: Ваня, ну... что ты...

Вера: Ваня!

Ваня: Она, слышишь, хорошая! Не трогай её!

Соседка: Ты что!? Ты мне! Про эту малолетнюю шалаву.

Ваня: Она красивая, поняла!? Она добрая, слышала!?

Димыч: Ну что вы тут...

Соседка: Заговорил тут! Добрая? Девка она! Шалава она! (Ване) А ты пей меньше, старпёр! (Димычу).

Вера: Злая вы женщина!

Вера плачет.

Ваня: Вера, не плачь, Слышишь!

Соседка: Ой, ой, ой... Ванёк-перепенёк!

Димыч: Ну что вы, ей богу, к ним прицепились.

Соседка: Я прицепилась! Да ты вообще заглохни! Старпёр, инвалид недоделанный!

Ваня: Не плачь! Не стоит она!

Соседка: Голубки...

Ваня: Замолчите!

Соседка: Ой, ой, ой... Вызову сейчас...

Ваня: Никого вы не вызовите! Вы злая, противная женщина! Вам место в сумасшедшем доме! И не буду я вам делать никакого ремонта! Слышите, подавитесь!

Соседка: Ой, заговорил... А паспорт! Я не верну твой паспорт.

Димыч: Ну что вы... Ну не надо...

Ваня: И подавись ты своим паспортом. Вызывай свою полицию. Её не трогай, Слышишь?! Слово скажешь – прибью!

Соседка: Что и паспорт не нужен!? А!?

Ваня: Не нужен. Подавись!

Соседка: Ой, как за эту малолетнюю шлюшку...

Ваня подскакивает к соседке и хватает её за грудки.

Ваня: Не трогай её, поняла!? Слышишь! Не трогай!

Соседка: Отпусти! Ну, отпусти!

Вера: Ваня! Не надо!

Ваня: Дура ты старая! Не смей её трогать! Слышишь!?

Димыч разнимает соседку и Ваню.

Димыч: Не надо, не надо...

Ваня: Убью дуру! Поняла!?

Соседка: Всё! Терпение лопнуло. Я иду в полицию. Пусть они там разбираются...

Ваня: Иди!

Соседка собирается уйти. Димыч перегораживает путь.

Соседка: Ты чего, старый пень. Ты чего тут мне, а!

Димыч: Стоять! (Громким командирским голосам командует соседке).

Соседка: Ты чего!

Вера: Димыч.

Димыч: Стоять! Я сказал! (Соседке).

Соседка: Ой... Напился тут... Ты не буянь!

Димыч: Значит, так! Слышишь!?

Соседка: Да ты чего, одурел, старый пень!

Димыч берёт соседку и поднимает её в воздух двумя руками, а потом опускает. Соседка в одурении.

Димыч: Поняла!? Я! Я... Я десантник! Достала уже, слышишь!? Чтобы я такой дуре подчинялся! Для того я Кокари-Шаршари в Афгане штурмовал, чтобы такой б... бабе подчниняться!? Сколько ты мне нервов потрепала! Я-то ладно... терпел...

Соседка: Да что ты... Во буян! Какой Шаршари?

Димыч: Терпел... Думал, что с говном связываться...

Соседка: Ты чего... Это я, что ли?

Димыч: Верку-то не трогай!

Соседка: Пить надо меньше, дурак! Козёл старый!

Димыч: Она-то не такая, как ты, - прошмандовка! Она-то чистая, слышишь!? Что ты её всё цепляешь-то, а!? Жить-то что ей не даёшь? Всем проходу не даешь, а?

Соседка: Да, пусти... Ты что?

Димыч опять берёт соседку и поднимает её, а потом ставит на место.

Димыч: Слушай, так!

Соседка: Да засажу тебя...

Димыч: Слушай, так, говорю! Внимательно!

Соседка: Сядешь у меня! Все сядете!

Димыч: Комнату ты сдаёшь - это раз! Налогов не платишь - это два! Поняла!?

Соседка: Да что ты. Откуда взял-то? Бандит!

Димыч: Комнату втихую парнишке здаёшь!? Что молчишь!? Как в концлагере его держишь! Скрываешь! Сдаёшь!?

Соседка: Ну... Ну, сдаю.

Димыч: Значит, у станции у торговок картошку с морковкой просто так берёшь! Не платишь! Говоришь, что ты из управы! Внаглую у них берёшь, а!

Соседка: Да что ты прицепился, пусти. Сами они мне дают - дарят.

Димыч: А то, что это мошенничество, и заявления на тебя напишут... А, воровка! Это три!

Соседка: Да что ты. Пусти!

Димыч: Марье Сергеевне всем домом на похороны собирали... Сколько собрали! А сколько ты ей отдала? Это четыре!

Соседка: Сколько дали, столько и отдала.

Димыч: А Атончик твой? Это вишенка. Это пять!

Соседка: Да ты чего тут!

Димыч: Посиделки твои, думаешь не знаю. С винишком, а! И чего вы там с ним вытворяете, думаешь, не знаю!

Соседка: Дурень, что ты при всех...

Димыч: А! Не ты одна тетрадочки ведёшь! А! Свидетели есть, и видеозаписи есть...

Соседка: Бесовское это всё. Бес в тебя вселился.

Димыч: А вот я в твоём этом самом приходе покажу, как в тебя бес вселился! Как ты тут с Антончиком в прятки играла в голом виде!

Вера: Что!? В каком!?

Ваня: Голом.

Димыч: А! Усекла!? Поняла!?

Соседка: Да нет у тебя ничего!

Димыч: Показать!? Я десантник, поняла!? Что есть, то и говорю.

Соседка: Вранье всё!

Димыч: Ну, ну... Посмотрят люди, вот и скажут, как ты тут шелупонила по коридорам, а Антончик за тобой гонялся.

Соседка: Димыч, ну что ты, мы же друзья с тобой.

Димыч: Паспорт Ване отдала!

Соседка: Какой паспорт, Ванечка? Я же как лучше хотела. Я же добрая.

Ваня: Отдайте паспорт!

Соседка начинает рыться.

Соседка: Сейчас, сейчас. Слушай, Ванечка. Димыч! Я же пошутила! Ну что вы.

Димыч: Слушай, так! Чтобы ни слышно тебя не было, ни видно больше! А куда жаловаться пойдёшь…

Соседка: Ну, куда жаловаться, куда жаловаться... Я же поняла. Я же так...

Димыч: Всё покажу! В лучшем качестве! У меня там всё сохранено, как ты тут бегала по коридорам, поняла!?

Соседка: Поняла, поняла. (Чуть не плача).

Димыч: Вот так! А шестое - это никто тебя тут старшей не назначал! Поняла!? И никакая ты не советник управы... и должности такой нет.

Ваня: Ну дела...

Соседка: Поняла, поняла.

Димыч: Вот так!

Соседка: И девчонка хорошая. А зачем всякую ерунду говорить. Ну, сидите тут - и сидите. С кем не бывает. Я что, против? А зачем всякое говорить.

Ваня: Паспорт отдайте.

Соседка: А я же не против. Ну, я же как лучше хочу. Я же хорошая. Я же честная. А зачем говорить кому-то. Давай, Ванечка, Димыч миленький. Давай, ты никому, и я никому, договорились? Не любите вы меня... Не любите. Все меня бросили. Всё у меня болит. А я, может, любить хочу... Не знаете вы, как это... одной вот всю жизнь... А вы меня не любите... А Антошику-то только выпить и надо. А вот так вот... по-хорошему... никому и не надо... не нужна я никому... (чуть не плачет).

Димыч: Ты что? Паспорт!

Соседка: Одна-одинешенька, ну выпьешь немного... На моём бы месте побывали бы... Злые вы... Какие вы злые! Вот такие вы злые! Ладненько, всё вам зачтётся. Ладненько, не скажите же никому. Я же хорошая. Вы никому не говорите... Не скажете же?

Димыч: Паспорт отдавай! Хватит тебе!

Соседка протягивает Ване его паспорт.

Ваня: И Веру не трогайте. Никогда!

Соседка: Да что ты...

Ваня: И перед ней извинитесь.

Димыч: Извинись!

Соседка: Так я шутя, ну шутя же... Ну, Ванечка, Верочка. Я же любя. Я же добрая. Ой, ну что так серьёзно всё принимать. Я же вас люблю. Ой, ну простите меня. Ладно, я же такая бедная, несчастная.

Ваня: И ремонтировать я ничего не буду вам!

Димыч: Поняла!? Чтобы не приставала ни к кому, поняла!?

Соседка: Ой, вспомнили... Да мне и так хорошо. Все меня бросили. Да я же шутя, я же просто так. А вы тут сидите, сидите. Я же за молодежь. А вы тут сидите. Я же не против. Ты же не скажешь никому.

Ваня: Шли бы вы...

Димыч: Гуляй!

Димыч пропускает соседку. Она быстро убегает.

Соседка: Я вам! Я вам! Изверги! Выродки! Я Вам! Вот я вам! Бедную женщину оскорбили, унизили! Да я напишу пойду! Да я в полицию!

Димыч: Катись!

Вера: Димыч! Ванька! Какой ты смелый, Ванька! Ну, ты даёшь!

Ваня: Как вы её!

Димыч: Это что... Вот в Кундузе, в 87-м, вот это да! Мы тогда, вот это не то... Сейчас то, что... Глупая она. А вот я вам скажу, маджахедов когда мы давили, это вам не игрушки, были же времена! Тогда пуля мне каску пробила. Врач-то сказал: ещё бы немного - и всё. Вот были дела! Воевали... А сейчас только и помнишь... Ну ладно.

Вера: Димыч! Вы замечательный, Димыч!

Димыч: Да я это, ну это... Давно бы её шугануть надо. Ну, всё думал, да зачем? Ну, потерплю. Рохлей я стал тут. Рядом с домом, ну что связываться? Жена будет ругаться... Да ладно, расскажу ей - будет ругаться. Ну ладно...

Димыч вызывает лифт и уезжает.

Димыч: Ладно, чего уж там... Теперь проблем будет... А вас она не тронет больше! Побоится она. Трусливая она, поняли!?

Затемнение.

Продолжение следует...

Дмитрий Ластов
Москва (Россия)

Дополнительные материалы:

Когда ты мне приснишься 
(Лирическая история, случившаяся 
на последнем этаже многоэтажки)
Части 1 и 2
Части 3 и 4
Часть 5
Часть 6

Дорогой мой Рафаэль... 

Ноябрь
(Простая история  о любви и дружбе)