title="Главная">Главная / Inicio >> Рафаэль каждый день / Raphael cada día >> Воскресные чтения с Дмитрием Ластовым

Raphael cada día

22.03.2020

Воскресные чтения с Дмитрием Ластовым


Пиарщики 
(невольная фантазия или просто комедия)
Часть VI

День. В фойе Костя, Петя и Яна.

Петя: Представляете себе картину: вечер, и полицейский ведёт эту группу - Зуева и Козлов в женском платье, какой-то тип непонятного вида и за ним наш Антон Юрьевич.

Костя: Комедия.

Петя: Цирк.

Яна: Он мне отказал в авансе.

Костя: Да!?

Петя: Прямо так и отказал!?

Яна: Да, сказал, чтобы я не примазывалась к его заслугам, что полные залы — это целиком его заслуга.

Костя: Вот...

Яна: И вообще, мне это всё не нравится. Он вчера сказал, что вот здесь поставит ларьки.

Костя: Ларьки!?

Яна: Киоски и будет торговать амулетами, заряженной водой и шмотками для голубых.

Петя: Здесь будет магазин!?

Яна: Нет. Это он называет «двигать театр в массы», как Станиславский учил!

Костя: А Станиславский так учил?

Яна: Антону Юрьевичу виднее. Ещё и йога у нас будет. Говорит, что сам Станиславский был йог. Сказал мне тарифы разработать и план занятий йогой разработать.

Костя: Вляпались мы.

Петя: А на сегодня все билеты проданы.

Костя: И на приставные, и на стоячие проданы.

Петя: А всех мужиков-артистов собрали в зале и помреж репетирует.

Костя: И по театру ходят переодетые в женские платья мужики.

Яна: Кошмар! Надо что-то делать!

Петя: Зато полные залы!

Костя: Ещё какие полные!

Яна: Ребята, но это же не театр! Это же... я не знаю что...

Петя: А что ты хотела!?

Яна: Я хотела остаться здесь работать. Я хотела, чтобы зрители смотрели эти дурацкие спектакли.

Петя: Так они их и смотрят.

Яна: Может, мы перегнули палку? Эти женские платья на мужчинах, энергетически заряженная вода и озабоченные своей потенцией мужики... Это же не театр.

Петя: А может, это сейчас и надо.

Яна: Нет, лучше я уйду отсюда. Лучше здесь никогда не появляться.

Костя: Ты хочешь, чтобы всё вернулось как было?

Яна: Пусть будет, как было, чем этот цирк.

Костя: Но обратно уже ничего нельзя сделать. Все билеты проданы на три месяца вперёд. Во всех изданиях, на телевидении репортажи о наших спектаклях, о нашем театре, о Котовой и Антон Юрьевиче. Вон, смотрите — ещё одни телевизионщики.

Яна: Меня тошнит от них. Быстрее. Пойдёмте. 

Яна, Костя, Петя уходят. В фойе входят Котова, оператор и журналист.  

Журналист: Оксана, я так понимаю, что вы хотите что-то нам сказать. Зачем вы нас сюда вызвали?

Котова: Я устала от этих скандалов, понимаете. Сейчас этот театр.

Журналист: Коля, бери крупный план. Света нет. Где свет?

Котова: Что? Вы снимаете?

Журналист: Нет, нет. Ну что вы. Я просто говорю, что здесь нет света. Я сейчас. Коля снимай её пока.

Журналист убегает.

Котова: Вы куда?

Котова и оператор остаются одни в фойе. Котова ходит в задумчивости по фойе. Оператор пытается незаметно её снимать.

Котова: Зачем я сюда пришла. Когда-то я пробовалась в такой же театр. Я хотела играть Нину Заречную. Я хотела играть в Грозе. Я хотела чего-то чистого от театра. А меня не взяли. Что вы за мной ходите?

Оператор: Я это… Ну, так...

Котова: Отойдите.

Котова в задумчивости отходит.

Котова: А меня не взяли в театр. Я пошла в модели, на телевидение. Веду эти бесконечные шоу. И все они… Все они думают, что я счастлива. Эти мужья... Эти все люди... А мне нужна тихая гавань. Может, я была бы счастлива, играя в каком-то таком маленьком театрике, выходила бы на сцену и смотрела в глаза своему единственному зрителю.

Зажигается свет в фойе.

Котова: Что вы за мной ходите?

Оператор: Я ищу нужный ракурс.

Котова отходит от оператора подальше.

Котова: Они не понимают своего счастья. Играют в спектаклях, без этой суеты, этого телевидения... для своего зрителя.

Появляется журналист.

Журналист: Еле нашёл, где здесь включается этот свет. Оксана, зачем вы нас сюда позвали?

Котова: Я хочу сделать заявление.

Журналист: Коля!

Оператор: Иду.

Журналист: Заявление. Здесь!?

Котова: Да, именно здесь.

Журналист: О чём же?

Котова: Снимайте.

Журналист: Да. Всё, мы готовы.

Котова становится перед камерой, готовая сделать своё заявление.

Котова: Я, Оксана Котова, стою здесь в этом театре, который в последнее время стал широко известным. И я хочу признать, что всё, что было сказано ранее — это правда.

Журналист: Правда!? Вы серьёзно!?

Котова: Не перебивайте! Да, это правда. Да, я тайком ходила сюда, чтобы смотреть спектакли. Да, я люблю театр.

Журналист: И Антона Кузькина?

В фойе входят Антон Юрьевич, Зуева и Козлов в женском платье.

Котова: Да, и Антона Кузькина я люблю.

Зуева: Стерва!

Котова: Как режиссёра.

Зуева: Я так и знала!

Котова: Что она хочет?

Журналист: Не знаю. Коля, снимай!

Антон Юрьевич: Альберта!

Зуева набрасывается на Котову.

Зуева: Паразитка, сволочь такая... я так и знала.

Котова: Не трогайте меня.

Зуева: Спала с моим Антошей… Тайком.

Котова: Да что вы, отцепитесь.

Козлов: Альберта...

Котова: Женщина, отойдите.

Антон Юрьевич: Алечка...

Котова: Отцепитесь!

Зуева: Коза драная. По телевизору показывают - так она сюда.

Журналист: Коля, снимай!

Зуева вцепилась в Котову, Антон Юрьевич и Козлов пытаются их разнять. Журналист отходит в сторону и начинает репортаж.

Журналист: Коля, снимай меня на их фоне. Давай.

Оператор: Пошло.

Журналист: Итак, мы находимся в театре. Госпожа Котова только что сделала заявление, что она действительно в течение двадцати лет была любовницей режиссёра Кузькина. И сейчас мы видим сцену ревности. Видимо, одна из любовниц режиссёра Кузькина пытается решить вопрос окончательно. А что это за потасканный мужчина в женском платье со съехавшим париком? Неужели это любовник режиссера Кузькина!? Коля, за мной.

Журналист подскакивает к Козлову и пытается его спросить.

Журналист: Скажите, давно ли у вас связь с режиссёром Кузькиным?

Козлов: Что!?

Журналист: Давно ли вы с Кузькиным?

Козлов: А, ну, лет двадцать.

Журналист: А как вы относитесь к Кузькину?

Козлов: Уважаю его. Да.

Журналист: И любите...

Козлов: Ну да.

Журналист: И как мужчину?

Козлов: В каком смысле?

Журналист: Ну, он же мужчина?

Козлов: Да, да... Конечно.

Журналист: Как вас зовут?

Козлов: Артист Иван Козлов. Иван Сергеевич.

Журналист с оператором отскакивают от дерущихся и разнимающих их.

Журналист: Коля, снимай. Что и следовало доказать. Мы видим всю разносторонность уже ставшего знаменитым режиссёра Кузькина. У него многолетняя связь не только с Котовой и другими женщинами, но и с артистом Иваном Козловым, Иваном Сергеевичем Козловым. Мы полагаем, что их отношения зародились ещё в школьные годы, когда их теплая мужская дружба переросла в нечто большее.

Оператор: Всё?

Журналист: Да, поехали. Надо срочно в эфир. 

Котова, Зуева Козлов и Антон Юрьевич продолжают выяснять отношения. 

Свет гаснет. 

Продолжение следует...

Дмитрий Ластов
Москва (Россия)

Дополнительные материалы:

Пиарщики 
(невольная фантазия или просто комедия)
Часть I
Часть II
Часть III
Часть IV
Часть V

Дорогой мой Рафаэль... 

Ноябрь
(Простая история  о любви и дружбе)

 
 
 



Комментарии


 Оставить комментарий 
Заголовок:
Ваше имя:
E-Mail (не публикуется):
Уведомлять меня о новых комментариях на этой странице
Ваша оценка этой статьи:
Ваш комментарий: *Максимально 600 символов.