Главная / Inicio >> Рафаэль каждый день / Raphael cada día >> Субботний вечер с Дмитрием Седовым

Raphael cada día

25.07.2020

Субботний вечер с Дмитрием Седовым


Ведьмин колодец
(сказочно правдивый роман 
на основе 
фантастических приключений 
в пяти частях)
Часть V.  «Горечь победы»
Главы 19, заключительная

Они покидали Гороховку, ставшую им такой родной. Покидали дом у реки под зелёной крышей, который - вот загадка - вовсе и не был опечатан. А его хозяин - не был арестован. И вообще не был замечен в чём-то предосудительном. Не то, что Гришка-алкаш: тот, говорят, от пьянства совсем съехал с катушек и попал-таки в психиатрическую лечебницу.

Все эти дни, остававшиеся до отъезда Кузнецовых, мальчики безуспешно пытались выяснить, почему в Гороховке никто кроме них не помнил о происшествиях, которые предшествовали «неудачному купанию детей» в Усынь-озере. Никто даже не намекал о том, что ему что-то известно. В том числе, и доцент Мухин.

Глава 19. Четыре капитана и королева

Странность случилась с Эммой и малышами: они помнили только, что пришли на озеро пускать кораблики. И им неведомы были ни остров Каркалл, ни Туманный океан, ни тайна Смита-Ковалёва. Ни настоящие, ни «земляные» пираты. Они воспринимали рассказы обо всём этом, как очередную Гороховскую сказку. И всем видом показывали, что игра в капитанов им уже порядком надоела. Эмма вновь именовала себя не иначе, как королева Эмилия. Да и держала всех на дистанции, как венценосная особа.

Так в «Союзе капитанов» остались только четверо: Алекс, Джон, Сэм и опять исчезнувший Ник. Которые теперь знали, что такое - испытать горечь победы. Когда никто не знает, и даже не хочет знать, какую победу ты одержал. А может, это и к лучшему: ведь у каждого - свой вкус победы…

Иван Степанович улыбался из-под своей неизменной шляпы, провожая семейство Кузнецовых до калитки, к машине. Он улыбался искренне, потому что был очень доволен: жильцы провели в деревне всего один месяц. А заплатили за два. Значит, если ещё найдутся клиенты, июль принесёт Ковалёву двойную прибыль…

ЗАГАДОЧНАЯ ДОЩЕЧКА

- Наверное, мы вряд ли больше увидимся, - грустно вздохнул Саша, пожимая Ване руку. - Твой отец сказал - вы теперь на море поедете.

- На море! - подтвердил Ваня с не меньшей грустью. - Папа у начальства отпуск выбил. На целый месяц. Только это море вот у меня где. Выше ватерлинии. Почти по фальшборт… Но в августе мы вернёмся в Москву. Ты приезжай к нам. Вместе с Сэмом и Даймоном. Приедешь? - спросил Кузнецов-младший у насупившегося Димы. - Вместе в Исторический музей сходим. К Мухину в гости заглянем. Хотя археологи у вас тут ещё до осени будут… Ну, тогда к маме - в Третьяковку. В Коломенское скатаемся. Да куда захотите. У нас, знаете, как в Парке Горького здорово! Погоняем на скейтах или на роликах. Или велосипеды в прокат возьмём. У вас скейты есть? Ну, ничего, я вам на своём дам покататься. И у Мишки ещё один есть. Хоть и старый, а ещё ничего.

- Увы, всё лето с братом мы обречены играть в ковбоев, - усмехнулся Саша. - Всерьёз. На родительской ферме.

- А меня одного не отпустят, - печально отозвался Сеня. - Так что вы уж там с королевой Эмилией за нас накатайтесь.

- Увы, меня не будет в Москве до самого сентября, - сообщила девочка; по случаю отъезда Кузнецовых она была - по её мнению - в своём самом эффектном наряде: апельсиновом платье, скромных золотых серёжках, фиолетовых туфельках и с такой же сумочкой через плечо. - Я тоже еду к морю. Вы, кстати, принц Иоганн, куда направляетесь? Случайно, не к родным Датским берегам? А мы - на Адриатику. В Словению. Эгейское море нам уже порядком надоело…

- Нет, мы, похоже, на Крит, - ответил Ваня. - Или в Испанию. Ещё не определились…

Они замолчали, три капитана и королева. Глядя друг на друга и не веря, что действительно прощаются надолго. Не исключено, что и навсегда. Даже несмотря на то, что некоторые из них будут совсем рядом друг с другом. Пройдёт лето, начнётся учёба, время завертит механизм привычной жизни, не давая возможности оглядываться назад, отодвигая летние дни в дальнее прошлое. Кругом будут старые друзья - школьные и дворовые, новые заботы и проблемы, огорчения и радости…

Маша и Дима хохотали, усаживая кота в походную корзинку, которую он так ненавидел. Пух Иваныч упирался, но вскоре, наконец, сдался. Развлекая усатого узника травинкой, малыши о чём-то шептались, поглядывая то на мальчиков и Эмму, то на Павла Сергеевича и Наталью Семёновну, которые укладывали в машину вещи.

- Вы уж приезжайте на следующий год, - приговаривала Ирина Федосеевна. - Мы с дедом будем ждать!

- Это точно, - подтвердил Арсений Максимович, поглаживая бороду. - Попутного вам ветра и семь футов под килем!

- Постараемся! - бодро ответил Павел Сергеевич, заводя двигатель. - Команда, по местам!

- Милости просим, приезжайте! И непременно на два месяца, - поспешил добавить Иван Степанович. - Доброго вам здоровьица, и свиданьица! - и, глядя на Пушка, добавил шёпотом, чтобы никто не услышал: - И тебе до свиданьица, хвостатый! Акулья твоя душа…   

- Спасибо вам! - Наталья Семёновна обняла и поцеловала соседей. - И вам, Иван Степанович, за всё спасибо. И вам спасибо за компанию, ребята. И до свидания. Эмма, ты помнишь, что обещала зайти к нам в гости? Мой телефон записала? А Ванин? Молодчина. Заходи, непременно заходи! Маша, Ваня, прощайтесь и быстро в машину! Кота не забудьте…

- Ну, прощайте, парни. Всего хорошего, ваше величество, - Кузнецов-младший вдруг ощутил, как у него отчего-то защипало глаза; он поспешно обнял мальчишек, осторожно сжал протянутую ладошку Эммы. - И давайте всё же не забывать о нашей дружбе, леди и джентльмены! Ведь как сказал Мухин, нет ничего страшнее пламени одиночества…

- Ваня, можно тебя на минуточку, - попросила Эмма, закусив губу и как бы умоляюще оглянувшись на мальчиков. Те поспешно отошли в сторонку. - Я тебе кое-что хочу сказать… Хочу сказать… Нет, я лучше SMS-ку пришлю…

Дорога ложилась под колёса легко и ровно, и до самой Москвы машину Кузнецовых сопровождало солнце. Наталья Семёновна и Павел Сергеевич о чём-то тихо беседовали. Маша сначала думала о том, как ей было жаль расставаться Димой, потом - почему она растёт так медленно, потом - почему котам не надо ходить в школу, а потом - уснула.

Ваня рассуждал о том, что же на самом деле произошло с ним в Гороховке. И таинственные события, участником которых был Кузнецов-младший, подёрнулись лёгкой дымкой. И чем дальше машина увозила мальчика от деревни, тем гуще становился туман, в который погружались его мысли. А вскоре Ваня принял на новый телефон, привезённый отцом в подарок из Дании, SMS-ку от Эммы. Королева Эмилия сообщала: «Уважаемый рыцарь Иоганн! Вы обманули меня при первой же нашей встрече. Вы присвоили себе чужой титул. Ерунда, конечно. Но вы разбили мне сердце. И даже если бы вы обманули меня, трижды являясь принцем крови, наше дальнейшее общение было бы невозможно. Прощайте. Прощайте навсегда. Королева Эмилия». На что Кузнецов-младший поначалу задумался, а затем коротко ответил: «Жаль. Значит, не судьба! Желаю попутного ветра, капитан Джон». А потом начал переписываться с Мишей. До отъезда на море было ещё несколько дней и их нужно было провести с пользой: а именно, договориться с другом о том, где можно вдоволь накататься на новеньком скейте…

«Опять засунули в громыхалку, опять везут неизвестно куда», - ворчал обыкновенный серый кот, ворочаясь в контейнере для перевозки домашних питомцев. Пушок, конечно, мог бы им всё, что о них думает, высказать прямо нос к носу. На чистом русском языке. Великом и могучем. С дикцией и артикуляцией не хуже, чем у Игоря Кириллова, одного из легендарных дикторов советского и российского телевидения. Ведь всем известно, что кошки умеют говорить. Но тщательно это скрывают. По разным причинам. Вот сейчас серый кот не хотел даже мяукать. Потому что был оскорблён до глубины души.

СТАРИННЫЙ КОМПАС

«Ну что за люди! - думал Серый разбойник, он же Пух Иваныч, а иногда - что за фамильярность! - просто Пуська. - Только-только познакомился с такой хорошенькой, благородной мурлыкой! В меру упитанной, в меру шерстистой. Глупой до требуемого предела. И вот тебе на: снова куда-то ехать. Хорошо, если домой. А если опять - в метро?!

Нет, если так, при случае подыщу себе иное тёплое местечко. Увы, как не горестно это признать, но те, кто считает себя моими хозяевами, под угрозой увольнения…»

Пушок сладко зевнул и снова заёрзал: ему хотелось поудобней устроиться. Но что-то твёрдое мешало под подстилкой. Кот приноровился, и задвинул передними лапами странный предмет в угол. И если б он имел об этом предмете хоть какое-то представление, то без труда узнал бы в нём компас. В виде штурвала. С черепом и костями на нулевом румбе.

Дмитрий Седов
Москва (Россия)

Дополнительные материалы:

Ведьмин колодец
Часть I. Гороховские сказки 
Часть II. Пленник волшебного замка 
Часть III. «Союз капитанов»  
Часть IV. «Туманный фарватер» 
Часть V.  «Горечь победы»
Главы 1 и 2
Главы 3 и 4
Главы 5 и 6
Главы 7 и 8
Главы 9 и 10
Главы 11 и 12
Главы 13 и 14
Главы 15 и 16
Главы 17 и 18

Волшебный гранат

 



Комментарии


 Оставить комментарий 
Заголовок:
Ваше имя:
E-Mail (не публикуется):
Уведомлять меня о новых комментариях на этой странице
Ваша оценка этой статьи:
Ваш комментарий: *Максимально 300 символов.