Главная / Inicio >> Рафаэль каждый день / Raphael cada día >> Субботний вечер с Александром Боярским

Raphael cada día

17.02.2018

Субботний вечер с Александром Боярским


Мистер Джаз или некоторые любят погорячее: 
глава четвертая, в которой начинаются горячие приключения

В ночном клубе, как всегда, было полно народу. А где еще собираться после тяжелого трудового дня разного рода бизнесменам и местным бандитам. Одни переплетались с другими, и отличить в наше время одного от другого было подчас очень проблематично.

А клуб выполнял не только функцию развлекательную, но, как было принято почти по всей России, здесь происходили и разного рода деловые встречи, а иногда и разборки. И то и другое было не чуждо таким заведениям. Тут и там среди подвыпившей публики крутились проститутки, на маленькой сцене в лучах прожекторов вертелась стриптизерша.

Справа от сцены, в отдельном кабинете отдыхала местная братва. Во главе стола, в темно-синем костюме сидел поджарый, лет пятидесяти господин с вьющимися волосами. На безымянном пальце правой руки был надет массивный перстень из платины, в центре которого сверкал бриллиант.

Вокруг него сидело человек десять «братков», кто при галстуках, а кто и по старинке, с золотой цепью на толстой шее.

- Господа! У нас сегодня на повестке дня две новости. Как говорят в таких случаях; одна хорошая и одна не очень.

Шеф обвел всех строгим взглядом. Все, как по команде, прекратили есть и устремили свои взгляды на него.

– С какой начать?

- Бугор, начни с любой, а там по ситуёвине и разгребём. Об чем вопрос, папа? – это почти из угла стола поднял голос молодой браток с короткой стрижкой.

- Заткнись, паровоз. Тебя забыли спросить, – рявкнул на него сосед-бугай. – Извини, папа! Мы все во внимании к тебе!

- Господа! Я должен сообщить Вам принеприятнейшее известие! – папа поднял указательный палец, как перст божий. – К нам действительно едет ревизор. Пора подбить бабки. Общак, дело святое! Состав с никелем ушел в конце прошлой недели. Как продвигаются дела на таможне?

- Вопрос однозначный! Кителя свое дело знают туго, можешь не волноваться, папа. Мужчина лет тридцати, с красивым лицом, сразу видно – образованный, спокойно и неторопливо отвечал...

За кулисами сцены уже одетые к выходу стояли Костя, Вася и Варя. Варя была в ослепительно белом платье, узком и длинном, с разрезами на бедрах, и белых туфлях на высоком каблуке. Вася и Костя с саксофоном и бас-гитарой были в темных костюмах и белых рубашках, а на ногах лаковые туфли.

- Вжарим напоследок! – Вася повертел в руках свой саксофон. - А, ребятки?

- Щас мы им покажем класс! Пусть пипл оттянется по полной программе, любители попсы, толстые мясоеды! – Костя заводил себя перед выступлением, чтобы войти в раж.

- Всё, мальчики! Приготовились! – Варя ждала объявления ведущего вечера.

На сцене с радиомикрофоном топтался ведущий, развлекая публику. И вот, наконец, он объявил:

- Господа! Сегодня в нашем клубе премьера! Впервые и только у нас группа «Джаз-Римейк»! Солистка Варя Одинцова! Встречайте, господа!

- Какой ещё «Джаз-Римейк»? – только и успел спросить Костик, как Варя уже выскочила на сцену.

- Так надо, Костик! – только и успел ответить Вася.

Ребята начали играть веселую песенку. Как только Варя запела на английском языке, раздались аплодисменты. Вася наяривал на саксофоне, а Костик на бас гитаре. Эх, еще бы кто-нибудь на рояле подыграл бы, было бы совсем хорошо. И, словно услышав голос ребят, на сцену вбежал Семен, уселся за рояль, и что тут началось. Это был полный улет. А когда в середине песни все трое стали стучать степ, а Семен подыгрывал им на рояле, зал взорвался аплодисментами.

- Что там за шум, Шуруп?

- Щас узнаю, папа! – толстяк медленно встал из-за стола и вышел из кабинета.

- Итак, с ревизором, я думаю, мы вопрос решили. Попрыгал и будет! Информация приходит и уходит, но утекать она должна только в одну сторону. Вопросы есть? Правильно! Молчание – золото! Кто молчит, тот живет! Ха-ха!

Вернулся Шуруп, подошел к папе, наклонился и что-то сказал ему шепотом.

- Не шепчи, говори громче!

- Я говорю: какая-то герла трусная поет и пляшет, чечетку отбивает. Пипл отрубается в натуре. Чё, сюда притырить бабу?

- Пригласи девушку к столу. Деликатно, Шуруп! Ты, понял!

- Без базара, папа, все понял! – показал Шуруп руками, дескать, как не понять.

Шуруп отчалил снова к сцене.

Ребята заканчивали исполнять песню, когда на сцене появился Шуруп и, не обращая внимания на публику и музыкантов, подошел к Варе и на ухо, так, чтобы она слышала, сказал:

- Папа тебя приглашает к столу. Так что, заканчивай, и к нам в кабинет. Поняла?

Варя как пела, так и пела, даже внимания не обратила на какого-то хама.

- Ты, это, не тяни, папа не любит ждать! А то тебя натянет, как шарик на газовый баллон! Слышь, ты, герла?

Варя резко развернулась с микрофоном, и удар пришелся строго в лицо Шурупа. От неожиданности он оступился, грохнулся на пол, и замотал головой. Только тут Варя заметила и почувствовала, что кого-то ударила рукой с микрофоном. Шуруп закричал во все горло: - Ах, ты сука! Да я тебя... - он попытался встать с пола, но получив гитарой от Костика по голове, растянулся на сцене, и тут в зал с криками и воплями: - Всем оставаться на своих местах! – ворвались омоновцы в масках. Их было очень много. Несколько человек сразу побежали в сторону отдельного кабинета. Один из них ударил Шурупа прикладом автомата в лицо, когда тот попытался встать на пути у омоновца. Схватившись за голову, он рухнул на пол сцены. В зале поднялась паника. В основном кричали женщины.

- Пора уносить ноги. – Костик схватил гитару и юркнул за кулисы. Варя и Вася последовали за ним. Семен уже лежал под роялем и, увидев, что ребята сматывают удочки, быстро по-пластунски стал выползать со сцены. Мимо пробегали омоновцы, но он видел только их ноги.

Злата, администратор ночного клуба «Фараон», сидела в своем маленьком кабинете и красила губы, когда туда вслед за Васей ввалились все остальные ребята, и Вася с ходу, без предисловия выпалил:

- Злата, спасай! Полный атас! Облава! Дай ключи от машины, до вокзала добраться. У Вари билет на поезд ночной, да еще чемодан с вещами. Выручай, я в долгу не останусь. И ещё, если можешь, выручи деньгами, ладно?

Злата быстро оценила ситуацию, и всё поняв, достала из сумочки ключи от своей «Шкоды», и протянула Васе.

- Держи! Только ради нашей дружбы! Машина в гараже клуба, за углом! – и тут же добавила, - Это Вам за выступление, - она стала доставать деньги, - и за моральный ущерб, – и протянула три стодолларовые бумажки. – Спешите! - но Вася продолжал ещё стоять. Злата даже прикрикнула на него:

- Вася, не стой как памятник на постаменте!

Вася опомнился, наклонился и быстро поцеловал в щечку Злату.

- Спасибо тебе, родная! Не подвела! – и выскочил в коридор. Варя, Костик и Семен бросились за ним. Заскочив в свою гримерную, они стали переодеваться.

Омоновцы скрутили сидящих за столом бандитов. В кабинет вошел оперативник в гражданской одежде и подошел сразу к главному.

- Итак, собрание окончено. Я думаю, Владлен Николаевич, что на этот раз вы залогом не отделаетесь. Пора ехать, пора!

- Юрий Петрович, куда, а главное, за что?
- В один прекрасный особняк.
- А что мне там делать?

- Немного отдохнёшь. А я позабочусь, чтобы тебе приготовили новые домашние тапочки. В клеточку!

- Оригинально. Нечего сказать. А главное, очень остроумно, - и он снисходительно посмотрел на своих коллег.

- Какие у Вас на меня доказательства? Вы меня обижаете. Я честный человек! А главное, законопослушный бизнесмен.

- Вот только налоги не всегда изволите платить. Слишком много стирального порошка производите.

- Это разве преступление?

- С нарушением ГОСТа. У меня свои источники. Ваш Бикса – подставной директор, и вы это знаете, потому что именно вы, Владлен Николаевич Иркутский - крестный отец всего района.

- Бикса? А кто это Юрий Петрович? Первый раз слышу это имя.
- А у нас разные источники информации.
- Гвоздодёр видимо не те гвозди вытащил.

- Гвоздодёр? Это имя такое? – он удивился и подёрнул плечами. Однако. Первый раз слышу.

- Ложный след взяли Юрий Петрович, ложный. Большую ошибку делаете, ой большую. – Он оглянулся на Шурупа, тот всё понял.

- Лучше ищите себе нового адвоката, эти вам уже не помогут.

- И это всё, что вы мне шьёте? Налоги? Порошок. Побойтесь Бога, Юрий Петрович! Кто в нашей стране платит все налоги? Я плачу гораздо больше других! Я хочу спать спокойно!

- Вот у нас и поспите спокойно. Заплатите и спите себе на здоровье!

- Да уж после ваших налогов спать будет не на чем, не то, что спокойно. А про здоровье я вообще молчу. Минералки не хватит кислотно-щелочной баланс восстанавливать. Так-то вот!

- Не переживайте, Владлен Николаевич. - Воды из под крана, я вам лично, целое ведро обещаю!

- Вот спасибо, угодили!

- Достаточно. Уводите их! – Юрий Петрович развернулся и пошёл прочь из зала.

Из гримерной показалась голова какой-то девушки с черными волосами, в водолазке, с большой грудью и расклешеной юбке. Под юбкой были черные колготки и такие же черные туфли на каблучке. Голова посмотрела по сторонам и, не увидев омоновцев, тихо шепнула явно мужским голосом:

- Кажется, здесь тихо. Пора линять!

Появилась еще одна девушка в белом парике и с ярко накрашенными губами. Посмотрев в разные стороны, и никого не увидев, они медленно вышли из комнаты. Следом вышли Варя и Семен. У одной из девушек в руках был чехол с бас-гитарой, а у второй с саксофоном. Варя шла с маленькой сумочкой, а Семен нес её чемодан. Быстрыми шагами они направились к выходу из клуба. Завернув за угол, Костя, а это был именно он в женском наряде, увидел омоновцев, которые стояли у самых дверей. Путь был перекрыт. Тихо все вместе отступили назад.

- Надо через туалетное окно вылезать, другого пути нет, – шепнул Костя ребятам.

- Попробуем. – Вася его поддержал. Варя и Семен согласно кивнули головами.

Все четверо быстро засеменили по коридору в сторону туалетной комнаты.

Там никого не было, и окно вверху было приоткрыто. Осталось только выбраться наружу.

- Табуретка нужна. – Варя покрутила головой, пытаясь найти искомое.

- Так обойдемся. Быстрей давай. – Вася встал к стене спиной, и сложил руки, сделав из них подобие ступеньки.

В ночном небе ярко светила луна. У ночного клуба стояли, и прохаживались омоновцы. Горели фары машин. Варя, Вася и Костик с чемоданом и кофрами с инструментами пробирались в темноте, за кустами, пригибаясь, чтобы их никто не увидел.

Омоновцы вывели всех задержанных и молча сажали их в автобус, слегка подталкивая прикладами автоматов, чтобы не задерживали остальных.

В крытом гараже под яркой лампочкой за столом сидели мужики и травили анекдоты. Все смеялись. Слово взял толстый и лысый, лет тридцати мужик:

- Почему некоторые женщины не носят колец, серег, кулонов и ожерелья?
- А хрен их знает! – влез тонкомордый с фиксой в зубах.
- Дурак! – оборвал его рассказывающий. – Потому что вышли замуж по любви.

Все сидящие заржали.

- Фигня. – Молодой парень поковырял в зубах, и начал: - Объява в газете: «Продаем лицензии на отстрел куриных окорочков в период весенней миграции. Союзконтракт.»

Опять все заржали.

В это время в открытых воротах появились ребята с инструментами. Сидящие за столом даже не сразу оглянулись на вошедших. А когда оглянулись, то увидели перед собой трех симпатичных девушек с чемоданом и инструментами.

- Вам кого, птички? – спросил самый старший.

- Нам, это...- Вася немного запнулся, вспомнив, что одет, как девушка, улыбнулся, и сделав шаг вперед, уже бодрым и, по возможности, женским голосом сказал: - Нам Злата дала ключи от машины, чтобы доехать до вокзала, а то мы на поезд опаздываем. Вы не подскажете, где её машина стоит?

- Рыжий парень вылез из-за стола, подошел к незнакомкам, осмотрел их и, ухмыльнувшись, показал рукой в сторону: - Вон её тачка стоит, за белым «мерсом». Сечешь?

- Да, да, спасибо! – только и сказал в ответ Вася, и все трое быстро направились к машине. У Костика даже подгибались ноги на высоких каблуках. Вася первым подошел к «Шкоде», нажал кнопку брелка. Щелкнули заглушки и двери можно было открывать. Распахнув дверь, он наконец поставил на землю чемодан и залез в салон, рукой открыл двери. Варя и Костик стали укладывать инструменты в салон, а Вася сев за руль, уже повернул ключ в замке зажигания и завел машину. Мотор тихо заурчал, двигатель прогревался.

- Ну вот, кажется все спокойно! Пора на вокзал. До отхода поезда остался один час! – Вася оглянулся назад, чтобы посмотреть и решить, как лучше развернуться в гараже и выехать на улицу.

В этот момент в гараж резко влетела «Бээмвэшка», затормозила, и из нее выскочило пять человек с автоматами в руках. Они окружили сидевших за столом.

- Встать! К стенке пошли! Руки вверх! – рявкнул здоровый бугай с перебитым носом. – А тебе Гвоздодёр особое приглашение нужно? Давай, пошевеливайся!

Оглядываясь по сторонам, ребята нехотя встали из-за стола и стали пятиться к стене.

Из машины не торопясь, наконец вылез молодой мужик, лет тридцати пяти, в кожаной куртке, и подошёл к стоящим. Посмотрел на них и обратился к одному из них, явно старшему: - Ну, привет, Гвоздодёр! Я уже по тебе соскучился, давненько не виделись!

- Это ты Бикса! А что ты тут делаешь?
- Заехал заплатить тебе по счёту.
- Но ты мне ничего не должен.

- Ошибаешься дорогой, ошибаешься. Такую любезность оказал нам с папой, порекомендовал наш ресторан. Я в восторге от такой рекомендации.

- Я никому и ничего не рекомендовал, Бикса.

- Ну, как же, дорогой? Столько побитой посуды, испорченная мебель. Нужен дорогой ремонт. И кто за это заплатит? Ну, не эти же карточные короли, а – и он взял лежащие на столе карты. – Смотрю, любишь королей. Ну, ну!

- Ты чего, Бикса? Какой ещё ресторан, какая мебель, какой ремонт? Решил договор нарушить? Папа тебе этого не простит. – Старший, а это был Гвоздодёр, стал пятиться к стене.

- Засунь себе в задницу этот договор. Прощай, Гвоздодёр! На сей раз, ты эти гвозди уже не вытащишь, - Бикса ухмыльнулся дьявольской улыбкой.

- Не надо, не делай этого, Бикса! Я не хочу. Ну, почему, Бикса! Почему?

-Много говоришь! А это вредно! Для тебя! – и нажал на курок автомата. Автоматная очередь разбила тишину и наполнила диким гулом гараж. Все, кто стоял у стенки, медленно попадали на бетонный пол. Кто-то еще дышал, кто-то дергался в предсмертных конвульсиях, у кого-то изо рта вытекала струйка алой крови.

- Бикса? – спросил бандит в кожанке и спортивных штанах.
- Что?
- Кажется, мотор у тачки работает. Слышишь?
- Где? – Бикса повернулся, ища взглядом машину.

Бандит в спортивных штанах уже рванулся на звук мотора. Остальные, тоже повернулись на звук.

Раненый Гвоздодёр в это время достал из брюк пистолет и напрягшись из последних сил выстрелил в Биксу. Того развернуло на месте. Пуля попала ему в руку, автомат выпал и он закричал:

- Сука! Падаль! Убью тебя тварь!

Парень в спортивных штанах не успел добежать до «Шкоды», остановился, как вкопанный, не зная, что ему делать в данный момент. Он посмотрел в сторону выстрела, и увидел, как оставшиеся трое ребят разрядили свои автоматы в лежащего. Тело раненого только задергалось под выстрелами и затихло.

Васька осторожно выглянул из-за сиденья и, увидев, что на них никто в данном случае не обращает внимания, резко дал по газам. Машина рванула с места, задом выскочила из гаража, так же резко развернулась, и тут вслед им раздалась автоматная очередь. Послышался звук разбитого стекла и хруста фанеры.

- Они в гитару попали, - завопил Костя, - ходу, Вася!

И, «Шкода» помчалась по ночным улицам города.

- В машину, быстро! – крикнул Бикса. – Убить сволочей. Живьем не брать!

Держась за руку, он побежал к машине. Все последовали его примеру. «БМВ» взревел мотором, быстро выехал из гаража и устремился в погоню за «Шкодой». Мелькали фонари и пустынные ночные улицы.

- Давай, Скелет, быстрей! Их надо догнать, понял? – Бикса говорил тихо, словно шипел, и оттого становилось еще страшнее от его слов. Водила крутил баранку и жал на педаль газа.

- Мальчики, они нас догонят и убьют! – лепетала Варя, и из глаз у неё уже текли слезки.

- Не дрейфь, Варюха! Где наша не пропадала! Выскочим! – Васька следил за дорогой, и совсем не обращал внимания на светофоры. Было просто не до них. Сзади, на хвосте появилась бандитская «бээмвэшка», которая стала неумолимо приближаться к «Шкоде». Костик постоянно оглядывался назад.

- Вася, милый, давай!
- А я что делаю? И так лечу, как угорелый!

- Поймают, убьют ведь. – Костя вертелся на заднем сиденье автомобиля. И тут из «бээмвэшки» начали стрелять из автомата. Костя и Варя пригнулись, а Васька весь слился с рулем и только успевал поворачивать им, то вправо, то влево. Отстреливаться было нечем.

- По колесам бей, по колесам! – Бикса командовал своими подручными, держась за раненую руку.

«Рыжий» высунулся в открытое окно и дал короткую очередь из автомата.

«Шкода» проскочила перекресток на красный свет. Следом за ней, из-за поворота ревя сиреной, выскочила пожарная машина. У обочины стояла милицейская машина. Следом за «Шкодой» и пожарной проскочила «БМВ», и сидящий за рулем милиционер увидел бандита, который стрелял из автомата.

- Нет, ты только погляди, а? Совсем оборзели. Беспредел включили! А ну стоять! – и он завел движок.

Милицейские «Жигули» резко рванули с места в погоню. Рядом сидящий сержант уже сообщал дежурному по городу:

- «Орел», «Орел», я «Пегас». На Центральной перестрелка. «БМВ» преследует «Шкоду». Автоматная стрельба. Начинаю преследовать. Жду подкрепления.

На милицейских «Жигулях» закрутилась мигалка и завыла сирена.

- Блин, менты на хвосте! – крикнул Скелет. – Щас палить начнут.

- Чего ждете? Стреляйте! – Бикса сказал своим помощникам, которые сидели от него по бокам. Как по команде, они опустили стекла и, развернувшись, стали отстреливаться от милицейской машины. Тут послышалась еще одна сирена, и на улицу из переулка выскочила «Волга» с мигалками и сиреной. Из неё тоже стали стрелять по «бээмвэшке», но та уворачивалась и вертелась, как уж на сковородке, виляя по всей ширине улицы, пытаясь обогнать пожарную машину, которая мчалась по самой середине дороги. Чуть впереди неслась «Шкода», тоже виляя из стороны в сторону так, чтобы пули естественно, не попали в неё.

Бикса что-то кричал своим помощникам, те стреляли из автоматов. Ослепляя всех фарами, и разрывая тишину города сиренами, неслись милицейские машины, из которых поочередно стреляли.

Варя упала на сиденье, и тихо скулила:

- Только бы не попали! Только бы не попали! Вася! Милый! Спасай нас, пока мы еще живы, а то потом поздно будет!

Из милицейской «Волги» высунулся сержант и, держа автомат двумя руками, сделал несколько длинных очередей. И тут же из «БМВ» высунулись два бандита и одновременно стали строчить из автоматов по «Волге». Пули сразу достигли цели, «Волга» вспыхнула ярким пламенем, раздался оглушающий взрыв, и колеса полетели в разные стороны.

Из «Жигулей» показался милиционер с автоматом. Он прицелился и нажал на курок несколько раз, выпуская маленькие очереди. Машина с бандитами продолжала мчаться на огромной скорости. Перезарядив автоматный рожок, бандит снова высунулся из окна и мелкими очередями стал стрелять по «Жигулям». Только резина свистела на поворотах. Мент еще раз высунулся из машины и выпустил длинную очередь по бандитам. Пули попали в бензобак «БМВ», раздался страшный взрыв. Пламя озарило улицу. Резко затормозила пожарная машина. Из неё выскочили пожарные и быстро раскрутив шланги стали заливать водой горящую машину.

- Вау! – хором крикнули ребята.
- Всё! Кранты им настали! – вопил Костик от радости.
- А по нам стрелять не будут? – сквозь шум мотора кричала Варя.

- Кто их знает? Они ведь не знают, кто едет в нашей машине. Может статься, что подумают про нас, что мы тоже бандиты, и начнут стрелять. – Вася старался выглядеть спокойным, но чувствовалось, что дается ему это с трудом. – Пока они там будут разбираться с «бээмвешкой», мы вполне сможем уйти от преследования. Нам это надо? Нет! Сколько минут до отправления поезда осталось?

Варя взглянула на часы: - Всего двадцать минут осталось. Успеем?

- Думаю, что да. – Вася вытер лоб ладонью, и пропел – «До отправления поезда осталось пять минут…»

«Шкода» приближалась к вокзалу.

Продолжение следует...

Александр Боярский
Москва (Россия)

Дополнительные материалы:

Глава I, в которой происходит завязка
Глава II или там, где начинается любовь
Глава III, где появляется Варюха и начинает петь

Наш друг Александр Боярский