Главная / Inicio >> Рафаэль каждый день / Raphael cada día

Raphael cada día

09.07.2018

Органный концерт в лютеранском соборе


В Москве снова звучит испанская музыка

Мы уже не один раз знакомили наших читателей с творчеством испанского органиста Хуана де ла Рубья, рассказывая о его концертах, проходивших в Москве, на которых нам доводилось присутствовать

А сегодня мы представляем нового испанского музыканта, который также неоднократно выступал в Москве и других российских городах

8 июля в московском Кафедральном соборе святых Петра и Павла прошел органный концерт «Золотой век Испании», на котором прозвучали произведения испанских композиторов XVI – XVIII. А своим исполнительским мастерством блеснул молодой, но многообещающий испанский органист Даниэль Сальвадор.

Уроженец Саморы, Даниэль обучался в Саламанке, а после в Мадридской Королевской Консерватории, куда он поступил сразу на две специальности: орган и музыковедение. Во время своего обучения он стал лауреатом Международного конкурса JM International по классу органа, а затем в качестве концертирующего органиста и клавесиниста выступал на лучших органных площадках Испании (включая Мадридский Кафедральный Собор, Королевский Монастырь Эскориал, Испанскую Королевскую Академию Искусств и Auditorio Nacional), а также в Париже, Антверпене, Риме, Риге и Москве (в этом же храме и римско-католическом соборе, где он давал концерты под патронатом благотворительного фона «Искусство добра»). Он записал несколько дисков испанской барочной музыки. В настоящее время он является органистом Папской Базилики «San Miguel».


Себастьян Агилера де Эредия. "Энсалада".

Даниэль также пишет музыку. Бóльшая часть его произведений носит религиозный характер, но нерелигиозные произведения также получили высокую оценку меломанов, и его музыка звучит в ряде документальных фильмов и в испанском короткометражном фильме «Ángel Negro».

Как музыковед Даниэль изучает пути развития фольклорной музыки северо-запада Испании и ее влияние на испанскую старинную музыку, а также занимается транскрипцией старинных партитур различных периодов.

Его педагогическая деятельность связана с колледжем «Mater Salvatoris», где он преподавал игру на органе, и историю музыки, анализ и полифонию. В качестве дирижера оркестра он в 2010 - 2015 руководил камерным оркестром «Mater Salvatoris». С 2014 он является приглашенным преподавателем кафедры композиции в Мадридской Королевской Консерватории.

К сожалению, на этом концерте Даниэль не сыграл ни одной своей вещи, так что это часть его многостороннего таланта осталась неизвестной московской публике, пришедшей сегодня в храм. Но слушатели в полной мере смогли оценить его исполнительский талант, а также очень интересные комментарии, которыми он сопровождал свое выступление.


Франсиско Корреа де Араухо. Тьенто в форме песни.

Потому что формат концерта был очень необычным: перед каждой новой композицией Даниэль не только сам объявлял имя автора и название вещи, но и коротко рассказывал об истории создания произведения, либо о композиторе или о политической обстановке в эпоху написания опуса (так что в одной компании оказался император Карл, бедный, но талантливый мальчик из кастильской деревни, Тициан с его картинами и веселый священник, написавший народный танец).

Я оцениваю это как очень благородный жест со стороны музыканта, потому что обычно концерты подобного рода проходят без объявления конкретных произведений (в лучшем случае перед началом озвучивается весь список), и слушателям приходится ориентироваться только на программку, так что перед не особо искушенными в музыке зрителями зачастую встает проблема идентификации отдельных сочинений (особенно если те включают несколько фрагментов).

Но Даниэль, не боясь утратить вдохновение, смело отвлекался от клавиатуры, чтобы после окончания одной композиции представить публике следующую (не забыв по ходу похвалить Испанию – маленькую страну, являющуюся одной из самых красивых стран мира). И что любопытно – он делал это на русском языке, причем использовал обычный разговорный стиль, что в сочетании с доверительным тоном способствовало установлению тесного контакта с публикой (определенную роль сыграла также компактность зала).


Антонио Мартин и Коль. Вариации на волынке.

Программа концерта включала редко исполняемые произведения самой разной стилистики: возвышенное звучание благодарственной молитвы Кабанильеса в «Имперской битве» сменялось «салатом» де Эредиа, в котором журчание ручья чередовалось с плеском набегающих на берег волн и завершалось рокотом горного эха, а тьенто (композиция для тестирования инструмента) шестнадцатого века звучало как вполне современный свинг или вдруг удивляло слух по-русски напевной мелодией, завершающейся долгой протяжной нотой. Печальные размышления Франсиско Корреа де Араухо о пролитой крови, заканчивающиеся минорными аккордами, говорящими о неутешительных итогах этих размышлений, плавно переходили к северным мелодиям Антонио Мартина («Испания – это не только фламенко и ола-ла», - съязвил Даниэль) и волынка, рассказывающая о суровой природе Галисии, начинала вышивать затейливый музыкальный узор на басовом фоне, разрушая широко распространенный стереотип об однообразии шотландских и галисийский народных мелодий. Напевный благодарственный гимн, печально напоминающий о тех, кто не дожил до победы, завершился ликующими пассажами, в которых прослушивались маршевые аккорды, а помпезный «танец великого герцога» Яна Свелинка больше напоминал величавое многофигурное шествие, каким и положено быть танцу эпохи Возрождения. «А сейчас поехали в Мексику», - сказал Даниэль, предложив послушать фугу – но не обычную баховскую фугу, а супер-фугу. И в качестве курьеза ее сменило темпераментное фанданго, написанное служителем церкви Антонио Солером. («Вот такие у нас веселые священники», - прокомментировал органист).

А в качестве подарка публике Даниэль сверх программы исполнил сонату Висенте Мартина-и-Солера, прибывшего в Россию ко двору Екатерины Великой ради создания оперы на слова царицы и навсегда оставшегося в этой стране.

Концерт завершился аплодисментами зрителей, поднявшихся с мест и развернувшихся в сторону органа, распложенного на балконе в конце зала, с которого Даниэль простился с публикой.

После окончания выступления мы побеседовали с Даниэлем, и тут-то выяснилось, как он научился так хорошо говорить по-русски: как он сказал, у него дома есть портативный словарь – русская жена. Мы также немного поговорили о сравнительных достоинствах московских органов, и мне понравилось, что Даниэль называет свой инструмент зверем, который музыканту приходится укрощать каждый раз, когда он садится за пульт. Что ж, в этот раз орган Кафедрального собора святых Петра и Павла покорился умелым рукам Даниэля Сальвадора.

Алисия Кучан