Главная / Inicio >> Рафаэль каждый день / Raphael cada día >> Субботний вечер с Дмитрием Седовым

Raphael cada día

22.02.2020

Субботний вечер с Дмитрием Седовым


Ведьмин колодец
(сказочно правдивый роман 
на основе 
фантастических приключений 
в пяти частях)
Часть III. «Союз капитанов»
Главы 11 и 12

Вода оказалась скорее горькой, чем солёной. Невкусной. Мальчик вскочил на ноги, брезгливо отплёвываясь. Он стоял у самого берега. Медленно увязая в прохладном иле. Туман быстро рассеивался, обнажая чистое озёрное зеркало. Вместе с туманом таяли быстро удаляющийся силуэт корабля с чёрными парусами, очертания обломков лодки, качающиеся на волнах, и фигурка беспомощно барахтающегося в воде человека. Ещё мгновение - и всё исчезло. Словно кто-то выключил телевизор, или экран монитора.

- Вот тебе и раз, - сплюнул Кузнецов-младший, и понял, что он говорит по-русски, что он вновь на Усынь-озере, на окраине подмосковной Гороховки, а не в волшебном и таинственном Туманном океане. Мальчик обернулся. На берегу лежал велосипед. Один. Тот самый, что он взял у Семён Семёныча. Рядом - Ванина одежда.

 Глава 11. Снова вместе

Мальчик озадаченно смотрел на водную гладь: на ней не было ни намёка ни на остров, ни на океанский простор. А уж тем более, на разыгравшуюся в нём драму. Ни щепки, ни клочка одежды. Безжизненно и безмолвно. Как в пустыне.

Ваня выбрался на берег. Сполоснул ноги от ила, присел на траву. Он думал о том, как ему повезло в очередной раз. Несомненно, ему везло. Будто кто-то оберегал его от неприятностей. А может, так и было? Но кто его ангел-хранитель? Или - что? И почему не повезло Сене? И что с ним сталось? Где сейчас капитан Джон Смит по прозвищу Акулья душа? Как это Ваня стал капитаном «Корсара»? И отчего вообще возникла эта странная путаница? И жив ли Чарли Костолом? И что сталось с его командой? Какие козни плетёт сейчас Железный Ник? И кто тот странный мальчик, оставшийся в замке Каркалл и называющий себя его хозяином? Слишком много вопросов и ни одного ответа…

- Эх, Сеня, Сеня, жив ли ты? Если б знать… - прошептал Кузнецов-младший, отводя взгляд от озера на звук, характерный для приближающегося велосипеда. И обомлел. По тропинке быстро катил… Семён Семёныч. Следом трусил Мухтар.

- Сэм! Это ты! Ты жив! - слёзы брызнули из Ваниных глаз, но он не стыдился этого; как не стыдился своих слёз Сеня, соскочивший с велосипеда, чтобы обнять друга; а Мухтар даже и не думал скрывать свои чувства, он прыгал вокруг мальчишек, радостно лаял и крутил сальто. Ему было очень весело.

- Вся жизнь перед глазами пронеслась. В режиме слайд-шоу, - вскоре рассказывал Сеня, когда ребята, устав обниматься от внезапно переполнившего их счастья, упали в изнеможении на землю голова к голове. - И один кадр - отчётливей других: выхожу это я из калитки с Мухтаром, чтоб на велике покататься. Такой был светлый день! Ну, вот я и подумал: да пошёл он к Гришке в баню, этот Железный Ник! Да лучше б я на велике катался. И тут - бах-тарарах! И я на велике. На тропинке. Тут, за последним поворотом. Возле сломанного телеграфного столба. Чуть не брякнулся. Ну, и конечно, сюда, на озеро помчался.

- А зачем?
- Не знаю, - озадаченно пожал плечами Сеня. - Ты же ведь остался там, в тумане...
- Да. Один-одинёшенек. Как несчастный ёжик. В воде и тумане.
- Какой ёжик?!

- Да, это так, к слову. Есть у нас с мамой любимый мультик. Так и называется: «Ёжик в тумане»…

- А, понятно: вышел ёжик из тумана, вынул ножик из кармана, - Сеня протянул Ване его складник. - Держи. А велик у себя оставь. Катайся, пока не надоест… А ты - как оттуда выбрался? Ты тоже послал к дьяволу Железного Ника?

- В том-то и дело, что не послал, - вздохнул Кузнецов-младший и поведал другу историю своего чудесного возвращения. Во всех деталях. С того момента, как Железный Ник выдворил Сеню из замка до схватки Чарли Костолома с акулами.

- Вот это да! - радостно восклицал Сеня, слушая Ваню. - Значит, это всё-таки было?! И пираты, и заколдованный замок! Не померещилось. А уж я-то поначалу думал, всё: «белку» поймал. Как Гришка-алкаш.

- Какую белку?!

- Да белую горячку. Я ж говорю: Гришка как напьётся, так потом на всю деревню орёт, что его черти в омут хотят утащить, а он не даётся. А когда протрезвеет, клянётся тёте Клаве больше не пить.

- И что?

- А снова пьёт. «Хочу, - говорит, - понять: почему эти твари рогатые меня не уважают? Не посидят со мной по-людски, не поговорят, не выпьют…» О, дурак! Не, я пить водку никогда не буду…

- Слушай, а как ты думаешь, какой сейчас день?

- Да какой и был! Четверг. И вот ведь какое дело: мы с тобой от Гришки ровно в шесть вечера выехали…

- Это точно?

- Ага. Я перед тем, как на велик сесть, мобилу вот сюда, в нагрудный карман переложил. Чтоб не потерять. Вот тогда время случайно и запомнил. А когда назад вернулся, сразу - телефон - хвать, а на часах - тот же день, и то же время: восемнадцать двадцать!

- Как это? - не понял Кузнецов-младший.

- Да простая задачка! От нас - значит, и от Гришкиного дома - до этого поворота - как раз минут двадцать езды. То есть, я будто от Гришки ехал. Только один, без тебя. Выходит, я из Гороховки и не исчезал никуда!

- А сколько от этого поворота до озера? Ну, вот до этого места?
- Да минуты три, не больше… Ну, что покатили по домам?

Но Ваня словно не слышал друга. Он пробормотал себе под нос:

- Значит, снова - и пяти минут не прошло…
- Так чего? - повторил вопрос Сеня. - Погнали?

- А как же Гришкино поручение? Нет, давай-ка его зажигалку поищем. Тем более, что есть одна мысль, - Кузнецов-младший решительно двинулся вдоль озера. - Как он там сказал: под рябиной? И ещё, что она тут одна… А рябина - это куст или дерево? Ну, чего ты стоишь?  

- А оно - снова - не того?
- Что - оно? Что - не того?
- Ну, туман этот и Железный Ник - опять из озера не вылезут?

- Так ты всё-таки испугался?! - Ваня едва не запел от радости. - А я уж думал, что трусливей меня никого нет! Идём, ты же теперь знаешь, в случае чего что делать. Да и в воду мы не полезем.

Вскоре мальчики срезали себе по прутику и начали прощупывать землю под рябиной, которая была действительно одна на берегу озера, как и сказал Гришка.

- Прямо как археологи какие, - сопел Ваня. - Искатели древностей.
- Не, лучше - как сапёры, - поправил Сеня. - Искатели приключений на одно место.

Ваня вдруг отложил щуп:

- А я кино про войну смотрел, так там не только солдаты, там и собаки мины искали.

- В самом деле, - согласился Сеня и тотчас приказал: - А ну, Мухтар, ко мне! Мухтар - ищи!

Пса, на удивление, уговаривать не пришлось. Мотнув лохматой башкой, он быстро подбежал к мальчикам и стал принюхиваться. А потом не менее прытко заскрёб лапами возле Ваниной ноги, заставив мальчика отодвинуться. Через несколько минут стало ясно, что Мухтар действительно взял след. Но это была вовсе не зажигалка. А нечто иное: прямоугольная толстая дощечка, зарытая горизонтально на небольшой глубине.

- Это ещё что?! - произнёс Ваня шёпотом сапёра, нашедшего мину неизвестной конструкции.

- Фу, Мухтар, фу! - Сеня стал осторожно вытаскивать из ямки странную находку; её явно закопали давно, но дерево было крепким: собачьи когти не оставили на нём ни царапины. - Ого, а тут ещё кое-что!

- Мешочек какой-то, - пробормотал Ваня, доставая из-под деревяшки кожаный чехол, туго перетянутый таким же шнурком. - А внутри - что-то твёрдое.

Глава 12. Двойная находка

Кузнецов-младший тихонько потянул за кончик шнурка. Он поддался на удивление легко. Мальчик вытряхнул содержимое загадочного мешочка на ладонь. И она ощутила тяжесть и холод долго пролежавшего в земле металла. Солнце блеснуло на круглых бронзовых боках, на стеклянной крышке.

- Часы! - воскликнул Сеня.
- Компас, - поправил Ваня. - Карманный. Но какой-то странный.

Действительно, это был странный компас. Корпус его был сделан в виде штурвала. И хотя его белый круг был по периметру размечен на тридцать два сиреневых румба, на них не было привычных знаков, указывающих на север, юг, восток или запад. Но на одном из них зловеще чернел человеческий череп со скрещенными костями. Строго напротив черепа, на противоположной стороне, алело стилизованное сердечко - как на игральных картах. Череп и сердечко соединялись чёрной линией, которая проходила через центр круга и пересекалась в этой же точке под прямым углом с точно такой же линией, образовывая правильный крест.

На румбах, лежащих на концах второй линии, чернели изображения скрещенных сабель - слева, и пушки - справа. Похоже, что это и были условные обозначения сторон света. Но так ли это было, оставалось только гадать. Стрелка у компаса была наполовину красная, наполовину синяя, насажанная на золотой гвоздик; стрелку можно было фиксировать таким же золотым зажимом - кнопка его выходила из корпуса, в виде одной из ручек «штурвала».

- Дай-ка посмотреть, - Сеня взял у Вани компас. - Ого! А тут сзади какая-то надпись. Ничего не пойму. На каком это языке? На английском, что ли?

Кузнецов-младший посмотрел на заднюю крышку компаса. И вот что там увидел:

If Your main goal is Karkall,
You have to go on the Skull.
Blades or the Gun will lead to fight.
The Heart will give Your Soul a flight…

- Ничего не понимаю, - прошептал Ваня, вглядываясь в гравировку. - Хотя написано по-английски. Словарный запас у меня ещё слабый. Но одно словцо я здесь узнаю: «Каркалл»!

- Каркалл? Тот самый?!

- Да. Этот компас наверняка указывает путь к проклятому замку. И именно эту штуковину нас просил найти Гришка. А вовсе никакую не зажигалку. Хитрый Грегори по кличке «Помпа», греми его кости…

- Чего? - не понял Сеня. - Какие кости?

- Ты что, не помнишь, какая поговорка у твоего соседа? Чуть что - повторяет: «Греми мои кости, греми мои кости…» А я на всю жизнь запомнил, как пираты меня в кают-компании допрашивали: не видал ли я человека, у которого была бы такая поговорка. А теперь я знаю: есть такой человек. И имя тоже совпадает! По-нашему - Григорий, по-английски - Грегори! И водку он глотает, как помпа. Всё сходится. Он - точно один из них, из этих пиратов! А ну, вспоминай: ты видел у Гришки шрам на груди? В виде креста, вот здесь, у самого сердца? А? Видел?!

- Видел, - изумлённо выдохнул Сеня. - Точно. Есть у него такой шрам. Он недавно для бани дрова колол, так я и увидел. Бандитская пуля, говорит.

- Это уж точно, бандитская пуля! - презрительно хмыкнул Кузнецов-младший. - Давай, так: никому ни слова, а особенно Гришке про то, что мы компас нашли, и что вообще знаем про озеро, Каркалл и всё-всё-всё. Договорились?

- Договорились! А почему?

- Да потому, что Гришка нам с тобой не всю правду рассказал. Он явно что-то скрывает. Может, компас - это мина, которую он тут оставил для таких дурачков, как мы, а нас специально за мифической зажигалкой сюда отправил, чтоб мы на этой мине подорвались!

- А компас что, и правда взорваться может?! - испуганно воскликнул Сеня.

- Да это я так, образно, - поспешил успокоить друга Ваня. - Гришка нам с этим компасом свинью подложил. Чтоб пираты нас искали, а не его. Понимаешь? Он наверняка у них этот компас спёр. А пираты теперь его ищут. Только не знают, как достать. Вот и каких-нибудь чертей ему подсылают. Оттого Гришка и пьёт.

- Да-а… - только и протянул Сеня, озадаченно почесав в затылке; он никак не ожидал, что его сосед может быть замешан в таком загадочном деле, как тайна замка Каркалл.

- Смотри-ка, и тут что-то вырезано, - удивился Кузнецов-младший, перевернув дощечку, найденную Мухтаром. - Знаки какие-то. Опять - череп с костями. А над ним что? Похоже на перевёрнутый забор.

- Может быть, зуб? - озадаченно шмыгнул носом Сеня. - Или пила. А над ней - что? Что за ерундовина?

- Не ерундовина, а что-то очень знакомое… - Кузнецов-младший вглядывался в овал, в который был вписан кружок с разделяющей его надвое вертикальной чертой.

- Ишь, будто смотрит, - хмыкнул Сеня.

- А! Точно! - Ваня хлопнул себя по лбу. - Да это же глаз! Как у нашего Пуськи! Точно: это кошачий глаз.

- А вот это что за царапины?
- Где?

- Да вот, в самом низу, под черепушкой. Видишь? - Сеня ткнул пальцем под череп с костями. - Какой-то крючок и загогулина…

- Сам ты загогулина! Это же буквы! Латинские: «J» и «S». И чему тебя в школе учат?

- Учат! Зачем мне латинский? Я в России живу.

- Зачем! Латинский, может быть, и ни к чему. Жаль, что мы не в Туманном океане. Как классно у нас там по-английски получалось! Уверен, что это - заглавные буквы английских слов. Вот только что они означают? Эх, вот бы знать…

- А может, эта деревяшка - так, для отвода глаз? Гришка, когда от тёти Клавы убегает, всегда на её глазах бутылку в кусты выбрасывает. Только не с водкой, а с водой. А она всегда ему верит, возле кустов притормаживает. Тут Гришка и отрывается. Чтобы поскорее настоящий пузырь раздавить.

- Чего раздавить?!
- Да водку выпить, вот чего!

- То есть, ты хочешь сказать, что Гришка нам вместе с компасом подсунул липу? Чтоб следы запутать? Чтоб мы время потеряли?

- Да конечно!

- Может быть, - задумчиво прошептал Кузнецов-младший. - Может быть… Короче, план надо менять. Надо бы Гришку, пока он в бане, хорошенько к стенке припереть.

- Ты же сказал: никому ни слова!

- А теперь думаю, что с Гришкой надо поговорить откровенно. Тогда и он нам про всё расскажет. И про дощечку тоже.

- А если опять наврёт?
- Надо разговор продумать так, чтоб не наврал…

Дальнейшие размышления двоих юных исследователей были внезапно прерваны.

- Не клад ли Наполеона ищете, джентльмены? Или, наоборот, прячете? Или того хуже: неужели вы в Усынь-озере купались? - раздался за спинами ребят знакомый голос. Ваня поспешно спрятал необычный компас в карман, Сеня - сел на загадочную дощечку, а Саша - это был он - подошёл поближе, и как ни в чём ни бывало, продолжил: - А я бы ни за что не стал в Усынь-озере купаться. Честно скажу: с некоторых пор боюсь.

Сеня хотел было что-то ответить, но Кузнецов-младший подал другу знак: «Молчи, ни слова!»

Саша постоял немного, не услышав ответа, но, судя по всему, сдаваться не собирался:

- Ваня, нам надо серьёзно поговорить. Ты сказал, что видел на озере остров. Для меня это очень важно. Скажи: тебе удалось доплыть до этого острова? Или ты его только видел? 

Продолжение следует...

Дмитрий Седов
Москва (Россия)

Дополнительные материалы:

Ведьмин колодец
Часть I. Гороховские сказки 
Часть II. Пленник волшебного замка 
Часть III. «Союз капитанов»
Главы 1 и 2
Главы 3 и 4
Главы 5 и 6
Главы 7 и 8
Главы 9 и 10

Волшебный гранат