Главная / Inicio >> Рафаэль каждый день / Raphael cada día >> Воскресные чтения с Дмитрием Ластовым

Raphael cada día

23.02.2020

Воскресные чтения с Дмитрием Ластовым


Пиарщики 
(невольная фантазия или незамысловатая история)
Часть II

Фойе. День. Люстры погашены. Свет идёт из окон. Петя сидит в кресле и спит. Тихо. Вбегает Антон Юрьевич.

 

Антон Юрьевич: Петя!

Петя с испуга чуть не падает.

Антон Юрьевич: Я не могу понять, что стряслось!

Петя: Что?

Антон Юрьевич: Всё утро мне звонят журналисты.

Петя: Да!?

Антон Юрьевич: Они хотят со мной встретиться.

Петя: И что?

Антон Юрьевич: Пять или шесть телеканалов, несколько сайтов, пара радиостанций и какие-то блогеры. Я ничего не могу понять.

Петя: Это мы Антон Юрьевич. После вашей критики мы приняли все меры.

Антон Юрьевич: Здорово! Здорово! Но вот они всё про какую-то Котову, Катову, то ли Кошкину всё спрашивают.

Петя: Котову...

Антон Юрьевич: Да, да... Котову. Я понять не могу, что за Котова.

Петя: Правильно. Мы увидели, точнее, провели работу, поискали и увидели, что, оказывается, известная телеведущая Оксана Котова очень хорошо отзывается о вас и нашем театре и неоднократно, повторяю, неоднократно бывала в театре и даже, повторяю, даже хочет играть в театре, хочет ввестись на роли в театре... и хочет играть Грушеньку в Братьях Карамазовых.

Антон Юрьевич: Неужели! А почему я ничего не знаю? Почему мне никто не говорил, что, наконец, какая-то известная личность посетила наш театр? Это ваше упущение! Ваше! Я никогда ничего не знаю!

Петя: Антон Юрьевич, верно. Но она же инкогнито приходила. Она ведь, как выяснилось, влюблена в вас и не хотела афишировать.

Антон Юрьевич: Что!? Как!? Влюблена!? Котова!? А она что, какая!? Не понимаю.

Петя: Оказалось, по нашим сведениям, что она безумно в вас влюблена, в ваше творчество, в ваши спектакли, и хочет играть, быть рядом, внимать вашему творчеству.

Антон Юрьевич: Да, да... Вот... Видишь, Петя, видишь! Настоящий талант — он ведь всегда будет понят. Стой! А как же Зуева? Если Зуева узнает, она же меня прибьёт. Зуева... Нет, нет... Нельзя так. Как же Зуева?

Петя: А вы отрицайте.

Антон Юрьевич: Как отрицать! Она же меня убьёт!

Петя: Вы говорите, что не хотите про это ничего говорить и делайте загадочный вид.

Антон Юрьевич: А зачем загадочный?

Петя: Ну вы же творческий человек, а творческие люди должны быть загадочными. Вот так вот делайте своё лицо. Или так.

Антон Юрьевич: Вот так, да?

Петя: Ага, вот так. И всё будет ясно.

Антон Юрьевич: Ясно. Значит, про Котову мне молчать и делать загадочный вид.

Петя: Тем более, тем более что она сама хочет сохранить это в тайне, понимаете! И вздыхайте.

Антон Юрьевич: Вздыхать?

Петя: Да.

Антон Юрьевич: Зачем!?

Петя: Чтобы она вас правильно поняла. И говорите, что всегда рады новым идеям, новым лицам.

Антон Юрьевич: Нет, нет... Если я это скажу, то Зуева меня точно прибьёт.

Петя: Тогда загадочно вздыхайте...

Антон Юрьевич: Так, уже три часа. Сейчас они уже приедут. Что же делать? Я пойду готовиться, я пойду готовиться. Котова... Ну надо же! Значит, так загадочно, да...

Петя: Верно. Надо быть очень загадочным. Все великие люди — загадочные.

Антон Юрьевич: Загадочно... Вот так.

Антон Юрьевич уходит. Петя остаётся один, садится на диван и продолжает спать. Через некоторое время вбегает Яна.

Яна: Петя! Петя!

Петя: Да что ж такое!?

Яна: Ну что, ну что... получилось?

Петя: Ага, телеканалы, радио, газеты - все сюда... Скоро здесь из них очередь будет.

Яна: А Антон Юрьевич?

Петя: А чего? Всё в ажуре. Он уже, кажется, что в эту Котову сам влюблен. Представь себе, лет двадцать его никто, кроме этой Зуевой, не замечал, а тут какая-то Котова и куча телеканалов...

Яна: А он с ума от этого не сойдёт?

Петя: Он уже... того... с ума...

Яна: А если вскроется?

Петя: Не вскроется. Как Костя сказал, я так и сделал. Антоша будет делать загадочный вид, а вот Зуева - на твоей совести. Из тебя, кстати, актриса получше будет.

Яна: Я старалась.

Петя: Так вчера эффектно! – «Девчата, это чудо, это действие потусторонней энергетики. Я похудела на сорок килограммов, вот смотрите, как я выглядела раньше, и всё это из-за театра и потрясающей энергетики. Десять спектаклей с актрисой Зуевой на сцене - и вы похудели. И это дешево, и ничего не надо — просто сиди в зале, и лучше поближе, и подставляй те самые места, которые требуют похудения».

Яна: Да ну тебя. Как бы меня кто-нибудь не узнал. Засмеют.

Петя: Да не.

Яна: А сам! – «Мужики, у меня не получалось с моей уже целый месяц... и таблетки не помогали... А тут моя затащила меня в театр, и оказывается, что подействовало. После первого спектакля я заметил улучшение, а после десятого у меня всё получилось. Это мужики, работает. Надо всего-то прийти в театр, на спектакли Зуевой, и на десятый спектакль у вас всё получится без таблеток и мазей». - Ха-ха-ха – артист!

Петя: Думаешь, парики нас спасут.

Яна: А уже поздно, всё уже растеклось. Будем всё отрицать.

Петя: Стой, я пошёл. Эта мегера по твоей части.

Петя убегает. Появляется Зуева.

Зуева: Эй, эй! Ты... ты... как там тебя, Ирина!

Яна: Яна.

Зуева: Да, Яна, Ирина - вы тут меняетесь, как перчатки. Запоминай вас...

Яна: Да, Альбертина Петровна...

Зуева: Сколько раз повторять - ну что же вы все не можете запомнить имя примы, ведущей актрисы. Меня зовут Альберта Петровна. Ну, ты поняла, девочка.

Яна: Да, Альберта Петровна.

Зуева: Я вот что, Ирина, не поняла…

Яна: Яна.

Зуева: Ну что ты меня перебиваешь. Вчера я не нашла тебя. Это возмутительно - играть для одного полусумасшедшего зрителя, который всё время озирается и дёргается. И это я - Заслуженная артистка!

Яна: Калмыкии...

Зуева: Это я - заслуженная артистка, любимица публики, прима! Я считаю, что это недопустимо, вы просто не продаёте билеты жаждущим меня увидеть. Вы просто их не пускаете в театр! Понимаете!

Яна: Я...

Зуева: Не перебивайте меня! Ну что это?!

Яна: Я...

Зуева: Вы просто своим тупоумием, своей скудостью мышления ограничиваете творческих людей, не даёте развиваться. Я спрашиваю — где зрители? Столько людей в городе, столько прекрасных лиц! А в театре - одни старики да школьники или маньяки... ни нормальных мужчин, ни прекрасных женщин. Я подумала, и решила, что это вы, милая и прелестная, со своими мальчиками… Вы специально мне гадите, делаете всё, чтобы зарыть мой талант в землю, чтобы его никто не увидел!

Яна: Да я...

Зуева: Да вы, Ирина, вы... я вас просто уничтожу! Я вас просто отправлю саму играть перед этим маньяком! Я ему о высоком, а он передо мной крутится, как уж. Знайте, я вас предупредила, я вас лично удушу... отравлю.

Яна: Да я...

Зуева: Где Антоша? Я его всё утро ищу. У него всё время занято.

Яна: Он...

Зуева: Ну что вы всё время перебиваете. Я знаю, что вы скажете, что он занят или с какой-нибудь дурой репетирует.

Яна: Он...

Зуева: Опять... Я - Заслуженная артистка должна терпеть вот таких девочек, которые будут мне затыкать рот. И это в моём - моём родном театре!

Яна: Он даёт интервью.

Зуева: Что!?

Яна: Федеральным каналам - там очередь, ещё радио, интернет-издания, газеты, журналы...

Зуева: Что!? Интернет-издания, радио, газеты! А меня не позвал!

Зуева быстро удаляется, а Яна садится на диван. Входит Козлов.

Козлов: Яночка, девочка...

Яна: Фу...

Козлов: Я видел эту мегеру, эту душительницу свободы и молодости. Бедняжка Яночка, скажи — происходит что-то странное, утром звонит телефон, и женский голос мне сообщает, что вечером ко мне приедут паломники. Какие паломники, зачем паломники? Я ничего понять не могу. Потом звонила ещё женщина и говорила, что она уже семь лет как не может забеременеть, а она так хочет в свои шестьдесят два завести ребёнка. Я ничего не понимаю.

Яна: Я не знаю.

Козлов: Я думал это связано с туризмом. Понимаете, мне звонили и мужчины, и женщины всё утро. Я выучил десятки болезней и десятки разных городов и посёлков городского типа. А вот пять минут назад звонил батюшка и приглашал меня приехать на Камчатку в новый храм. Стойте. Вот опять звонят. Алло, да…

Козлов уходит.

Яна: Вот дела!

Входит Костя.

Яна: Костя, а может, мы переборщили с этими святыми, больными и Котовой?

Костя: Не-а.

Яна: Ты так думаешь?

Костя: С этим в самый раз, а вот с другим нет.

Яна: С чем?

Костя: Вчера я тут, ну с этим, с единственным зрителем… И мне тут идея пришла. Я вчера подумал, что надо подстраховаться и тут разбросал информацию по специальным таким ресурсам.

Яна: По каким специальным?

Костя: Да, понимаешь, смотрел афишу, увидел этот спектакль «Три девушки в голубом» и понеслось...

Яна: Что понеслось?

Костя: В общем, теперь это культовый спектакль.

Яна: Для кого?

Костя: Для них, для...

Яна: Как?

Костя: Теперь это культовый спектакль для голубых.

Яна: Но это же известная пьеса и играют там одни женщины, и в афише одни женщины.

Костя: Я это подал как секретный спектакль, где играют на самом деле мужчины. А в афише - женщины.

Яна: Это же кошмар!

Костя: Кошмар. Все билеты проданы. Продаю приставные.

Яна: А если они увидят вместо мужчин женщин?

Костя: Выкрутимся. Зато билеты проданы.

Вбегает Петя.

Петя: Слушайте, на сегодняшний спектакль всё продано.

Яна: А что сегодня?

Костя: Сегодня это нечто занудное с Зуевой и Козловым.

Яна: Где они весь спектакль признаются в любви.

Костя: Хотя в жизни друг друга ненавидят.

Петя: Так вот — всё продано. Куча мужиков, куча каких-то женщин звонили. А ещё целый автобус каких-то паломников.

Костя: Ну вот - Пиар в действии.

Петя: А сюда идёт Антон Юрьевич с телевизионщиками. Нам лучше эту комедию не видеть.

Яна: А я бы посмотрела.

Петя: Там телефоны обрываются. Люди покупают билеты на всё подряд. Пошли. 

Костя, Петя и Яна уходят. 

Затемнение.

Продолжение следует...

Дмитрий Ластов
Москва (Россия)

Дополнительные материалы:

Пиарщики 
(невольная фантазия или незамысловатая история)
Часть I

Дорогой мой Рафаэль... 

Ноябрь
(Простая история  о любви и дружбе)