Главная / Inicio >> Рафаэль каждый день / Raphael cada día >> Субботний вечер с Дмитрием Седовым

Raphael cada día

14.03.2020

Субботний вечер с Дмитрием Седовым


Ведьмин колодец
(сказочно правдивый роман 
на основе 
фантастических приключений 
в пяти частях)
Часть III. «Союз капитанов»
Главы 17 и 18

- Я никак не мог оттолкнуться от мокрой стены корабля, не мог позвать на помощь, потому что захлёбывался водой. Но тут кто-то крикнул: «Человек за бортом!» и сверху мне сбросили верёвку со словами: «Хватай линь, парень!» «Повезло тебе, что мы на якоре, - дружески хлопал меня по спине какой-то худой дядька со смешной бородой без усов, и его хохотом поддерживали ещё несколько моряков.

- Были бы на ходу - поминай, как звали. Искупнулся бы, как при килевании, ха-ха… Меня зовут Джек. Джек Щепка. Потому что жизнь носит меня по океану, как щепку. А как кличут тебя, парень?» «Александр», - только и смог я прошептать. «Добро пожаловать на борт "Корсара", Алекс!» - протянул мне руку Джек, и только тут я понял, что говорил он со мной по-английски…

 Глава 17. Трюмные крысы

- Так откуда ты взялся, Алекс? - спросил Джек уже менее дружелюбно, когда я, сидя на канатной бухте, отдышался и выпил пресной воды из фляги, которую дал мне один из моряков. - Только не ври, что ты упал с неба или поднялся с морского дна. Итак, дружок, не с того ли ты корабля, что перекрыл нам выход из бухты? Только честно. Поверь, у нас глаз намётан. И мы не любим, когда нам врут.

Что делать? Как поступить? Никто не мог дать мне совета. Откуда вместо озера взялось море, да ещё с кораблём, носящим столь зловещее имя? Да ещё с пиратским флагом на корме? И что за люди меня окружают? Безжалостные морские разбойники, не признающие никаких законов, или корсары - охотники за удачей? Хотя одни других не лучше. Где я, в конце концов, оказался? У каких берегов? И кто и зачем перекрыл «Корсару» выход из бухты в открытое море? Конечно, ответы я получу позже. Если останусь жив. А для этого надо сделать правильный выбор. Я и выбрал, как мне показалось, единственно верный путь. Я решил сказать правду.

- Я не собираюсь вам врать, джентльмены. Я упал за борт. Выпал из лодки.

- Ха, упал за борт! - хмыкнул Джек. - Вы слышали, парни? Он сознался. Значит, ты пороховая обезьяна Беспалого? Зачем же ты приплыл к нам? Шпионить? И где же та шлюпка, с которой ты кувыркнулся? Только не ври, что добрался до нас вплавь сам, без чьей-нибудь помощи. Даже Долговязому Питу с его длинными руками такое не под силу. Ну, где тот самый борт, с которого ты чуть не пошёл ко дну? Отвечай, раз начал. Хотя я лучше Тома Колокольчика вижу что ты - пороховая обезьяна.

Пиратство появилось, как только человек начал использовать плавательные средства для перевозки грузов. В разных странах и в разные эпохи пиратов называли флибустьерами, ушкуйниками,

- Я человек, а не обезьяна. И не знаю никакого Беспалого, - сказал я твёрдо. - Я просто по неосторожности упал в воду. Из лодки. Но где она - не знаю. Наверное, утонула. А меня вынесло к вашему кораблю.

- Утонула! Не лги, щенок, - выкрикнул кто-то из матросов. - Ни один из вахтенных не видел никакой лодки. И корабль в этой бухте только один - наш.

- Верно! - раздались голоса. - За борт лазутчика! С книппелем на ногах!

Моряки заорали во все глотки, придумывая способы моей казни и было ясно, что они не шутят. Я окончательно убедился, что нахожусь в компании жестоких пиратов.

- Тихо, тихо, парни! - поднял руку Джек. - Не шумите. Не своим гвалтом помешаете нашему капитану собраться с мыслями: забыли, что он созвал всех офицеров в кают-компанию, на совет?

Все вокруг зашикали, прикладывая пальцы к губам и опасливо оглядываясь в сторону кормы.

- Я думаю, что он не лжёт, Джек, - вдруг хрипло сказал один матросов. - Беспалый никогда не подослал бы к нам желторотого птенца. Он слишком честен для этого. И всё же тут что-то не так. Не свалился же этот птенец с неба? И не может ли так статься, что весит эта никчёмная душонка целый пуд золота? Что думаешь, Джек?

- Ты прав, Сид, - Джек пристально посмотрел на меня, хитро прищурившись. - Тут что-то не так… Значит, парень, ты - моряк? И с какого же корабля?

- Ни с какого, - ответил я как можно спокойнее. - Я же сказал: это была лодка. Рыбацкая лодка.

- Вот как? - усмехнулся Джек. - Не знал, что на нашем острове живут рыбаки.

- Спасибо вам за спасение, - сказал я, поспешно вставая. - Я ваш вечный должник. Но мне пора домой. Отпустите меня на берег.

- Нет, приятель, - радостно улыбнулся мой спаситель. - Твой дом теперь - фрегат «Корсар», - Джек задумчиво погладил свою бородку. - Тут тебе жить, тут тебе и умереть. Вот только я думаю: как? Топить тебя скучно. Ты уже тонул. Повесить? Так что толку от такой мелкой погремушки, а, парни?

Пираты захохотали.

Что делать? Сигануть в воду? До берега - метров пятьсот. Спустят шлюпку, догонят в два счёта. И тогда - каюк. А что если поплыть в открытое море? Если пираты боятся тех, кто закрыл им выход из бухты, быть может, это добрые люди? И на их корабле - моё спасение? Но паруса в той стороне белели слишком далеко. Не доплыть. Или пристрелят, или опять же, догонят. И вздёрнут на рее с превеликим удовольствием.

- Что загрустил, Алекс? - толкнул меня в плечо Джек. - Не бойся. Мы пленников не вешаем. Точнее таких мелких, как ты. Хотя я повесил бы тебя с радостью. Но это не по закону. Я боцман, а не судья. Наказание - удел квартирмейстера. Приговорит - повесим. А пока - живи! Почему-то мне кажется, что мы поладим. Я сделаю из тебя человека, парень, если ты согласишься стать моей пороховой обезьяной! Я тоже так начинал. Да, поначалу мне пришлось умыться потом и собственной кровью. Но я стал мастером по розыску корабельных тайников! И уже через месяц получал долю, равную со всеми… Ты хочешь стать вольным моряком, приятель? Чтобы в твоих карманах всегда водилось золотишко, а не рыбья чешуя?  

- Стать морским разбойником? Нет, не хочу.

- Так. Потолкуем об этом попозже. Эй, Сид, забирай мальчишку в свою команду. Пусть поможет трюмным крысам. Если будет вредничать, врежь ему хорошенько. Только не покалечь. Он ещё пригодится. Действительно, надо всё взвесить… Эй, бачковые! Пора готовить обед. Скоро капитан огласит решение совета. И всем нам понадобятся силы. И не вздумайте пить! Чувствую, нам не обойтись без боя. Скоро штиль закончится, и мы снимемся с якоря.

Так я оказался в трюме. Моим хозяином стал хриплоголосый Сид по прозвищу Лужёная глотка, начальник насосной команды, а товарищами по несчастью - несколько угрюмых людей в рваной матросской одежде. Нам предстояла работёнка: откачивать воду из трюма. Потому нас так и называли - трюмные крысы. Духота и вонь! Этого мало, чтобы понять, какая в трюме была духота, и какая вонь. Меня тошнило минут десять. Такая вонь! Будто я утонул в помойке. Но вот меня кто-то поднял, поставил к насосу, и я машинально начал давить на его ручку, стоя по колено в воде.

- Эй, трюмные крысы, шевелитесь, сто чертей вам под хвост! - донеслась откуда-то сверху громкая ругань, и стало ясно, почему Сида прозвали Лужёная глотка: его голос добирался до самых дальних уголков обширного трюма. - Если через полчаса вернусь, а уровень воды не изменится, останетесь без обеда!

- Не дрейфь, приятель, - услышал я ободрительный голос, когда Сид утопал наверх. - Это лучше, чем кормить рыб. А воду всё равно откачивать надо.

Я поднял глаза, но так и не разглядел, с кем работаю в паре. Фонаря в трюме не было. А уж иллюминаторов или других окошек - и подавно. Слабые лучики света проникали откуда-то сверху: как я узнал позже - через решётки грузовых люков. Даже привыкнув к темноте, я видел только, как какая-то смутная тень качалась передо мной.

- Майкл, - представился из темноты мой напарник. - Канонир фрегата «Мечта».
- Фрегата «Мечта»?! - удивился я, услышав знакомое название корабля.

Но Майкл, похоже, ещё больше удивился:

- Тебе знаком наш корабль, парень?

- Увы, не приходилось слышать, - быстро соврал я, с силой налегая на рычаг; скрип его почему-то меня успокаивал. - Просто мне название очень понравилось.

Да, на этот раз я солгал. Я решил, что после этого мне не станут задавать лишних вопросов. Пытаться рассказывать правду о своём появлении на «Корсаре» - всё равно, что добровольно лезть в петлю. И поэтому я поспешно продолжил:

- Александр, можно просто Алекс. Сын рыбака. Взят в плен пиратами.

- Взят в плен? - задумчиво перепросил канонир. - Интересно… А где твои товарищи по несчастью? 

- Я был с дядей, когда напали пираты, - снова соврал я. - Нас разлучили, и где он, я не знаю. 

- Держись, рыбачок. Боцман не даст нам пропасть. И дядю твоего освободим. Если, конечно, он жив…

- Какого боцмана ты имеешь в виду, Майкл? - просипел я, едва сдерживая рвоту. - Если того, с которым я недавно познакомился на верхней палубе, то нам крышка.

- Я имею в виду нашего настоящего боцмана, Алекс. Ты видел корабль на выходе из бухты? Так вот, наш боцман там, вместе с другими храбрыми парнями. И они спасут нас. Я чувствую. А уж мы не оплошаем.

- Почему ты мне веришь, Майкл? Может, я подсажен пиратами?

- Нет, это исключено. У тебя открытый голос и честный взгляд. А пираты слишком глупы, чтобы подсадить к нам крысиного короля.

- Кого?

- Шпиона, который перережет нам глотки. Как крыса, натасканная на крысиное мясо. Слыхал о таком способе борьбы с корабельными грызунами? Ну, так вот. А пираты уверены, что мы сами перегрызём друг друга. Им не до таких сложностей.

- Так что же с вами произошло? Вы попали в плен?

- Ты угадал, Алекс. Именно, в плен. Из-за двух сундучков, доверху набитых кое-чем, что дороже золота, серебра и драгоценных камней.

- Расскажи поподробнее, - попросил я.

И Майкл начал свой рассказ.

Глава 18. Кощелек или жизнь

- Мы вышли в поход на трёх фрегатах, - начал канонир. - Наша - «Мечта», «Утренняя заря», и флагман флотилии - «Повелитель штормов»…

- А откуда вы отправились в путь? И куда? - я хотел продолжить: «И под каким флагом? И с какой целью? А имена капитанов? ». Но из осторожности прикусил язык: ведь из-за таких вопросов Майкл наверняка заподозрил бы меня в шпионаже. И хорошо, что я вовремя осёкся.

- Не много ли ты хочешь знать, дружище? - настороженно буркнул канонир. - Вдруг мы с тобой идём к разным портам? Давай, договоримся на берегу…

- На каком берегу?!

- То есть с самого начала, приятель: сейчас мы в одном дерьме. Но когда мы выберемся отсюда, каждый пойдёт своей дорогой? Договорились? Вот и молодец… Ну, слушай же. Итак, мы шли одним курсом. Два корабля - «Утренняя заря» и «Повелитель штормов» кое-что несли в своих трюмах… - Майкл перешёл на шёпот, - бесценный груз: мечты своих владельцев…

- Мечты своих владельцев?! - искренне удивился я. - Вот это да!

- Что, тебе это в диковинку, парень? Ну и захолустье же ваши края, как я погляжу! У нас каждый малец знает, чем занимаются добрые моряки. Так исстари повелось в Туманном океане. Его опасные воды легче пересечь вместе, в компании друзей. Всё наше плавание было подчинено этому союзу. И всё было прекрасно. Удача сопутствовала нам. «Повелитель штормов» действительно повелевал штормами, и они не слишком трепали и тревожили нас, «Утренняя заря» на самом деле озаряла нам путь, и мы ни разу не сбились с курса, а «Мечта» быстро несла нас вперёд, как на крыльях. Но вот однажды на горизонте появился странный корабль. С чёрными, как печная сажа, парусами. Он был ещё едва виден, а с него уже требовательно ударила пушка: незнакомец приказывал нам лечь в дрейф. Мы удивились такой наглости: один - против трёх шестидесятипушечных фрегатов! Самоубийца. И, не обращая внимания на незнакомца, мы продолжали идти к своей цели. Но неизвестный корабль быстро приближался. И вот мы уже видели, как развевается на нём флаг с черепом и костями. И поняли, что парням, управляющим им, явно нечего терять. Раз они шли прямо на жерла наших орудий. Им явно наплевать на свои жизни, а тем более, на чужие. Им был нужен наш груз. Как говорится, кошелёк, или жизнь. Прозвучала команда готовиться к бою. Я занял привычное место возле своей карронады, на верхней палубе… Надеюсь, ты знаешь, что такое карронада, приятель?

- Конечно! Короткоствольное орудие для стрельбы с небольших дистанций.

- Молодец! Да, сила карронады в том, что она может смести с неприятельской палубы не только пушки и такелаж, но и кучу живого мяса. Залп картечи почти в упор, да к тому же, продольный! А потом - резкий поворот, и залп главным калибром со всего борта в скулу, в штирборт или бакборт - опять же в упор! И - на абордаж!!! Вот такой манёвр любил наш храбрый капитан, мир его праху…

- Он погиб?

- Нет, он умер. Перед самым выходом в океан. Поэтому «Мечтой» командовал его старший помощник. Трус из трусов. По прозвищу Глиняные ноги.

- Почему это - «Глиняные ноги»?

- Да у него со страху они всегда подгибались, будто глиняные. Вот и на этот раз, когда пираты пошли прямо на нас, этот идиот заголосил, что надо поднимать все паруса, чтобы оторваться от погони. Хотя на флагмане не только был слышен сигнал горниста, но и подняты флаги: «Всем - к атаке!» Словом, наш новоиспечённый капитан струсил. Из-за его дурацких команд мы отстали от основного строя. И это увидели и на флагмане, и на «Утренней заре». А тем более, на пиратском корабле, который коршуном налетел на шедшую первой «Утреннюю зарю» и дал по ней залп. И тут случилось невероятное: на флагмане подняли стяг дьявола!

- Стяг дьявола?

- Ну да. «Весёлого Роджера». Роджер - одно из имён дьявола. Именно так моряки зовут его, а череп с костями - его флаг… Пиратский корабль занялся «Утренней зарёй», а «Повелитель штормов» тотчас начал разворачиваться в нашу сторону, явно с намерением атаковать. И тут наши Глиняные ноги совсем сдали. Капитан просто взял, да и метнулся за борт. Как тебе такой расклад, а, приятель?!

- Ничего себе!

- Вот именно. А дальше - хуже. Остальные офицеры бросились к шлюпкам, часть команды - за ними наперегонки, и только наш боцман не растерялся. Он встал к штурвалу и крикнул: «Парни! Кому дорога морская честь, слушай меня! По местам, братцы! К орудиям!» А что я? Я уже давно стоял у своего орудия. И мой расчёт. Никто не шелохнулся. Даже бровью никто не повёл. Оно и понятно: паника одного - смерть для всей команды. И гибель для корабля…

- И что же дальше? Как вы оказались здесь?

- Да, это я сам виноват, - махнул рукой канонир. - Не надо было высовываться. А хотел прицелиться получше. Забрался на фальшборт, а тут подо мной как шваркнет ядро! Я в воду и полетел. А достали меня из неё уже вот эти, - Майкл поднял руку вверх. - Те, кто сейчас ходит по верхней палубе. Но «Мечту» они так и не догнали. А вот «Утреннюю зарю» захватили. Не считая «Повелителя штормов». И с чего это его команда подняла бунт? Не понимаю…

- Значит, «Мечта» сейчас на рейде, на выходе из бухты?

- Да, приятель, - подтвердил Майкл. - И наш боцман не уйдёт отсюда, пока не спасёт нас. Это я знаю, как его четыре пальца.

- Почему это - четыре пальца? Ведь всегда говорят - «как пять пальцев»?

- Да потому что у него на левой руке - четыре пальца. Потерял однажды в схватке с акулой. Его так с тех пор и зовут: Дэн Беспалый.

- А где сейчас «Повелитель штормов» и «Утренняя заря»?

- Пираты их сожгли, приятель. По проклятому обычаю пиратов Туманного океана. Как только перегрузили добычу. И пустили на дно всех, кто им не был нужен. Мне повезло: меня оставили в живых, хотя и запихнули в трюм. Мы у них теперь в рабстве. С тобою нас - ровно чёртова дюжина.

- Неплохое число, - заметил я.

- Я тоже так думаю, - согласился канонир. - Только пиратов раз в пять больше…

- А пираты всё же дураки, что не оставили себе корабли, - рассуждал я вслух. - Ведь два шестидесятипушечных фрегата на дороге не валяются. Ведь лучше иметь пусть маленькую, но эскадру, чем один хороший фрегат. Сколько, кстати, у «Корсара» пушек?

- Тоже шестьдесят, - ответил Майкл. - Успел сосчитать. Только дело не в пушках, приятель. «Корсар» - фрегат особенный. Его хранит колдовская сила. Более мощный корабль может в любой момент пойти на дно. Не только от неприятельского ядра, но и от ураганной волны. А «Корсар» - непотопляем. Говорят, что он может найти дорогу в Туманном океане сам, без команды.

- Да ну! - усмехнулся я. - Корабль - не лошадь! Как он может сам проложить курс?!
- Так говорят моряки, приятель. И я этому верю. 
- А я - нет. Скажи лучше, почему пиратам не удалось потопить «Мечту»?

- Вот этого я не знаю, приятель. Ведь я же тебе сказал: я попал в плен. Может, пираты увлеклись грабежом «Повелителя штормов» и «Утренней зари», и это позволило нашему фрегату отойти на безопасное расстояние? Не знаю. Знаю только, что вчера «Корсар» пришёл сюда, к своей цели. К острову под названием Каркалл.

Хорошо, что Майкл не видел моего лица! Каркалл! То странное слово с Гришкиного компаса! Значит, это - остров…

- Каркалл - гиблое место, - тихо прошептал канонир. - Об этом знают все моряки. И, надеюсь, ты тоже, приятель.

- Конечно, конечно, - поторопился согласиться я. - Но даже из самого гиблого места может быть спасительный выход. Это я тоже знаю.

- Как раз здесь нет такого. Но, как ни странно, именно это нам на руку. Здесь бухта широкая, только вход узкий, как бутылочное горло. Тут-то нас и догнала «Мечта», я это чувствую. И Дэн Беспалый крепко сжимает её штурвал, несмотря на то, что у него на одной руке не хватает пальца.

- Ты уверен, что это «Мечта»? Если это только твои ощущения?

- На-ка, погрызи точильный камень, Алекс, - вместо ответа Майкл протянул мне что-то пахнущее плесенью. - Давай, передохнём.

- Что это? - недоумённо ощупывал я некую липкую гадость с дыркой посередине.

- Всего лишь плесневелый сухарь, приятель. Твёрдый, как точильный камень. Шведское лакомство. Давай, оботри о рубашку плесень, и грызи. Поверь, совсем скоро он тебе покажется вкуснее всех пирожных, вместе взятых. Если ты их когда-нибудь ел, конечно.

- Ел, - печально вздохнул я.
- А я нет, - не менее печально вздохнул Майкл. - Но я обязательно попробую. Я знаю.

Продолжение следует...

Дмитрий Седов
Москва (Россия)

Дополнительные материалы:

Ведьмин колодец
Часть I. Гороховские сказки 
Часть II. Пленник волшебного замка 
Часть III. «Союз капитанов»
Главы 1 и 2
Главы 3 и 4
Главы 5 и 6
Главы 7 и 8
Главы 9 и 10
Главы 11 и 12
Главы 13 и 14
Главы 15 и 16

Волшебный гранат

 



Комментарии


 Оставить комментарий 
Заголовок:
Ваше имя:
E-Mail (не публикуется):
Уведомлять меня о новых комментариях на этой странице
Ваша оценка этой статьи:
Ваш комментарий: *Максимально 300 символов.