title="Главная">Главная / Inicio >> Рафаэль каждый день / Raphael cada día >> Субботний вечер с Дмитрием Седовым

Raphael cada día

21.03.2020

Субботний вечер с Дмитрием Седовым


Ведьмин колодец
(сказочно правдивый роман 
на основе 
фантастических приключений 
в пяти частях)
Часть IV. «Туманный фарватер»
Главы 1  и 2

Уже которую ночь ему снился один и тот же сон. Его друзья стоят на палубе «Корсара». Живые, как прежде. И уверенно смотрят в даль Туманного океана. «Вот мы и снова дома, парни», - говорит Чарли Костолом, с наслаждением принимая грудью свежий морской ветер. \

«И опять благодаря нашему старому другу, капитан, - отвечает Фрэдди Дубовая пятка, уперев в палубу свой протез; а потом добавляет: - чтоб ему пусто было!» «Попадись он мне, я его вздёрну на рее», - ухмыляется Святоша Хью, и его единственный глаз вспыхивает, как крюйт-камера от удачного выстрела.

 Глава 1. Шансы растут, ставки падают

Да, он знал, что парни вернулись. Значит, и он может вернуться. Героем. Хотя выкуп был выплачен частично. Можно сказать, что был сделан первый транш. Но уж теперь-то будет ещё три. Если не больше. Ведь как он догадался подсунуть этим сосункам братца! Как ловко пропихнул идею отправиться поиграть на озеро! И как ловко использовал компас! Конечно, это был риск - доверить такую бесценную вещь непутёвому родственничку. Но пришлось. И он знает, что ответит за неё жизнью - и не только своей - если вздумает потерять. Как он не хотел отдавать компас в чужие руки, когда узнал его силу! А как было иначе? Отправиться самому, не заплатив выкупа - ещё больший риск… Ох, компас, компас! Он-то думал, что в этом мире эта штуковина абсолютно бесполезна. Вот змейка была живой. Особенно по ночам. И он хранил её, как зеницу ока. А оказалось, что она - ничто без компаса… Ха, тот юнец-пловец даже и не заметил, как попался в ловушку. Как он испуганно колотил ручонками и ножонками по воде! Думал, что спасся. И тут же влип по самые уши! Очень, очень жаль, что ему удалось вернуться. И почему змейка не утянула его на дно, к хозяину? Пожалуй, тут есть своя тайна… Но ещё хуже, что вернулся рыжий. Хорошо, если он так и не понял, что дело в компасе. Братец утверждал, что не понял. Мол, вцепился в него, как клещ - не отцепишь. Вот вместе и вернулись. Хорошо, что братец смылся. И с компасом. Смылся вовремя, как это он всегда умеет делать. Хотя бы тут на него можно положиться. Иначе всему конец. И о возвращении можно будет забыть навсегда. Одно успокаивает: не нашлось никого, кто бы поверил сопливому мальчишке! Но ведь какой живучий, гад…

Он до сих пор не мог отойти от мысли, что был на волосок от гибели. Но кто же знал, что они туда полезут? А если бы они залезли на чердак днём раньше?! Это была бы катастрофа. Говорил же он своему непутёвому братцу, чтобы тот повесил на дверь нормальный замок, так тот всё тянул. Ясно почему. Потому что рано или поздно потерял бы ключ, и не смог бы забраться в своё укрытие за выпивкой или заначкой. Или просто, чтобы проспаться. Как хотел сделать это той, памятной ночью. И ведь говорил же он ему: не пей на чердаке! А с другой стороны, если бы этот конченый алкаш в заброшенный дом не потащился, не узнал бы, что пацаны проявили интерес к содержимому чердака. И внедрение в их компанию не прошло бы так гладко. И не удалось бы этим придуркам подсунуть и ящичек, и компас. Чтобы попробовать убить трёх зайцев: заплатить выкуп, вернуть парней домой и избавиться от свидетелей. Удалось избавиться от одного. Ну, ничего. Пусть остальные думают, что являются хозяевами положения. На самом-то деле, им уже давно крышка!

Как ему стало легко и свободно, когда он понял, что путь назад снова открыт! Жаль, что придётся бросить свои нынешние увлечения. Но какая это мелочь по сравнению с тем, что сулило будущее. Здесь он - жалкий старик, там - властелин мира. Что могло его остановить? Какие сокровища будут лежать у его ног! И сам хозяин ему не страшен. Ибо теперь он знает, что делать. Когда он выплатит выкуп, он с полным основанием откроет своё дело. Что ему мешает заняться тем же, что и хозяин? И перепродавать таким, как он то, что им нужно? О, он был так счастлив, когда придумал этот великолепный план. И он сделает всё, чтобы его осуществить. И вернёт расположение друзей. Он даже знает, как. Жаль, что пока он не может оставить своё нынешнее дело. Оно захватило его с головой.

Он занимался этим уже много лет. И всё время успешно. Никто никогда не мог его ни в чём заподозрить. Он был успешен, удачлив. Всегда удачливее других. Он, в отличие от многих конкурентов, знал, где надо искать. И не только потому, что имел доступ к картам военных лет. Он вообще будто видел землю насквозь. Он доставал из неё то, что сидело в ней, как заноза. Сколько окрестных полей исхожено! Сколько изрыто старых окопов, траншей, воронок! Сколько найдено интересных вещей! Он радовался любой мелочи: пуговице, значку, солдатской ложке, пряжке, патронной гильзе. А уж если находил часы, портсигар, каску или оружие - радости не было предела.

Очень мешали кости. Человеческие кости. Их всегда было много. Чересчур много. И, главное, никуда от них нельзя было деться. Они были повсюду, где ему нужно было работать. О них напрасно тупились сапёрная лопатка и клинок ножа. Они всегда вводили в заблуждение, когда на них натыкался щуп. И он же гнулся понапрасну, вонзаясь в какой-нибудь позвонок или ребро. Они словно сами лезли ему в руки, словно назойливо просили о чём-то. Но о чём, он не понимал. Как не понимал, зачем они вообще здесь валяются. Его не интересовало, чьи это кости, и какую они носили плоть, и где эта плоть была нагуляна: на просторах ли России, в германских ли пивных, на пляжах ли Италии, на полях ли Румынии, в венгерских ли горах или ещё бог знает где. И почему они лишились этой самой плоти, своего сознания, своих жизней. За что, почему, по какой такой причине… Ему вообще было наплевать на то, за что велись все те войны, останки участников которых были ныне разбросаны там и сям. Кости его раздражали. Он их ненавидел. Особенно досаждали черепа. Ему казалось, что они смотрят ему прямо в душу, осуждающе тараща пустые глазницы. Приходилось разбивать их в пыль, и при этом опять же тупить лопатку. Но иначе было нельзя. Иначе они ему снились. Странно, но ему никогда не снились те, кого он вздёрнул на рее, прирезал в абордажной схватке, пристрелил или утопил. А эти проклятые черепушки - снились…

Как он обожал эти прогулки со щупом и сапёрной лопаткой! Он будто снова уходил в плавание, на поиски долгожданного приза! Только теперь он сам был и капитаном, и командой, и кораблём одновременно. Его не раз хотели избить, трижды пытались убить, но потом он понял, как и с кем нужно иметь дело, чтобы свести риск к минимуму. Он мечтал о крупной прибыли, но лишь когда у него появились металлоискатели, дело удалось поставить на поток. Он жалел лишь об одном. Возраст и недостаточные средства - пусть и не малые - не позволяли ему сменить профиль: перейти к поиску затонувших кораблей. О, это был бы самый удачный проект в этом мире! Кто, как не он, мог бы безошибочно определить, что там, на глубине: галеон, перевозивший золото или рыбацкая посудина, не заслуживающая внимания?

Да, увы, но пока приходилось признать: с одной стороны, шансы растут, но с другой - ставки падают. Что его ждёт по возвращении - пока скрыто туманом Туманного океана. Он, как всегда, хихикнул, радуясь собственной, как ему показалось, весьма удачной шутке. Теперь было важно довести дела до конца. И в этом мире, и в том. А потом окончательно выбрать один из них. Сейчас важно не допустить ни единой промашки. Ситуация должна быть всё время под контролем. И если потребуется, вмешаться лично. Но сделать это надо очень и очень тонко. Похоже, что пока никто его не заподозрил. Ни визгливые карлики, ни окружающие их взрослые. Главное, чтобы братец не расклеился. Иначе придётся его… Хотя, если даже всё пройдёт благополучно, надо бы его того… А с другой стороны - зачем? Только зря время терять. Он и так - давно уже труп…

Он вздохнул, и вышел во двор своего коттеджа. Стоял тёплый летний вечер. С лёгкой тяжестью дневной жары, обещающей прохладу ночного дождя. Он по привычке посмотрел на небо. По движению облаков определил перемену ветра. Он не был попутным. Машинально подумал, что надо бы добавить косых парусов. Улыбнулся: профессиональные навыки - это неистребимо. Даже пятьдесят лет спустя…

Он нахлобучил шляпу по самые глаза. Не спеша прошёл через душистый сад. Он любовался цветами, хотя ничего в них не понимал. А тогда бы знал, о чём благоухали розы: «Действительно, скоро будет гроза». Но он не был садовником. Он был тем, кто платил своему садовнику. На заднем дворе его ждал серебристый «мерседес» - недавнее приобретение.

- Куда, Иван Степанович? - привычно-предупредительно спросил водитель. 
- В Гороховку, Витя. На окраине притормози, как обычно. Дальше я пешком… 

Глава 2. Шлюпка под белым флагом

Мальчики притихли, слушая Сашин рассказ. А тот продолжал:

- Когда Сид Лужёная глотка вернулся к нам, держа в одной руке фонарь, а в другой - деревянную линейку, и без замеров было ясно, что воды в трюме значительно поубавилось. Я и другие усталые пленники сидели на ещё мокрых балках и тихо беседовали.

- Чего расселись, ублюдки?! - заорал Сид, замахиваясь линейкой.

- Потише, приятель, - перехватил руку Сида Майкл. - За хорошую работу ты обещал нам обед, так выполняй своё обещание. Если не хочешь оказаться рядом со мной на одной помпе. Мы откачиваем воду, ты даёшь нам еду. Причём, на свежем воздухе. Таков закон, не так ли? Вон тот парень, новенький, - Майкл указал в мою сторону, - не продержится в этой морилке и часа, если ты сейчас же не дашь ему пожрать, прочистить лёгкие и пожевать табаку. Не мне тебе объяснять, что будет, если на корабле объявится покойник. Долгожданной удачи вам не видать! Ну, а если мы начнём дохнуть, как мухи, Чарли Костолом из тебя самого сделает трюмную крысу. Потому что кто-то должен стоять у насосов. Потому что вам надо выжать из корабля предельную скорость. Если вы хотите проскочить мимо тех, кто запер вас в этой бухте.

- Ладно, ладно! - зло прохрипел Сид. - Дадут вам пожрать, не сомневайтесь. Только когда все отобедают. Ананасов и устриц не будет, но славный потаж вам обещаю! Только не дёргаться. Вас пригласят к столу, джентльмены! Когда скомандую, выходить из трюма по одному, с поднятыми руками. Связать бы вас, гадов, «констриктором», да линя жалко…

- Чем это он нас связать пригрозил? - спросил я у Майкла, когда Сид поспешно удалился.

- Хорошо, что ты не знаешь, что такое «констриктор»! - ответил канонир. - «Констриктор», он же «удав» - это такой морской узелок. Самозатягивающийся. Его можно только разрезать. Кстати, прекрасное средство для обездвиживания негодяев: таких, как Сид.

- Ты меня научишь такому узлу? Очень хочется связать эту сволочь, что замахивалась на нас линейкой…

- Конечно, научу. За пару пирожных! - расхохотался Майкл.

Что такое «потаж», я расспрашивать не стал. Узнал позже. Когда мы сидели на носу корабля, связанные парами, нога к ноге. Так, парами, ходили облегчиться в гальюн - на площадку возле бушприта - носовой балки для крепления передних, косых парусов. У потажа был не менее изысканный запах, чем тот, что исходил от гальюнных досок. Это было варево из объедков. Из того, что не доели за обедом пираты. Нет, мы своих свиней кормим гораздо вкуснее! Даже сейчас меня передёргивает от того обеда… Но я втискивал в себя эту коричневую жижу, зажимая нос. Майкл приказал мне сделать это. Иначе, сказал он, мне крышка. Что я действительно долго не протяну. И я глотал эту дрянь, чтобы остаться в живых. Ведь мне надо было найти Кольку и Гришку. Ведь они же были со мной в одной лодке! Значит, должны были оказаться где-то рядом. Надо было во всём разобраться. И вернуться домой. Я не хотел закончить свои дни на этом чёртовом фрегате. Когда наш обед был почти завершён, раздался вопль сигнальщика.

- Шлюпка по левому борту! - заорал сидящий на мачте пират.

Я повернул голову, и увидел большую лодку - шестивёсельный ял, который быстро приближался к «Корсару». На носу шлюпки стоял высокий человек с большим белым флагом. Пираты тотчас засуетились, забегали, стали наводить орудия, заряжать ружья.

- Не стрелять!! Не стрелять!!! - донёсся с мостика властный окрик; голос принадлежал человеку в расшитой золотом треуголке. - Пленных в трюм! Кто не на вахте, прочь с палубы! Спустить трап! Приготовиться к встрече парламентёра!

Тотчас подбежали несколько вооружённых пиратов и пинками погнали наших товарищей с палубы. Мы с напарником быстро поднялись, не дожидаясь «поясничных оплеух».

- Теперь, или никогда, - прошептал мне Майкл. - Сигаем в воду! К шлюпке!

И не успел я сообразить, что происходит, как канонир обнял меня, сбил с ног оказавшегося на пути пирата с ружьём, и мы прыгнули за борт!

- Не стрелять!!! - это первое, что я услышал я после того, как в ушах моих утих гром от удара об воду. - Не стрелять!!!

И тут грохнул выстрел. Я отчаянно забил руками, ногами получалось плохо - ведь я был связан с Майклом - но вдруг почувствовал, как что-то тянет меня на дно. Это было уже слишком. «Ну, нет, - мелькнуло у меня в голове, - дважды утонуть я себе не позволю!» И я заколотил по воде ещё отчаяннее, а вскоре меня затаскивали в лодку чьи-то крепкие руки, и чей-то острый нож освобождал меня от верёвочных кандалов.

- Молодец, парень! Вот это пловец! И товарищу не дал на дно уйти! А ведь мушкетный свинец - потяжелее якоря! Точно, особенно когда в ноге! - раздалась вокруг возбуждённая разноголосица.

- Что с Майклом? - это было первое, что я спросил.

- Жив твой приятель, хотя и дал небольшую течь, - ответил мне человек, лысый, как чугунное ядро. - Дырка сквозная, кость не задета, это главное. Сейчас я его перевяжу, а уж на корабле Гарри его законопатит - будь здоров! Через недельку-другую будет, как новенький.

Я сжал руку побледневшего Майкла, и держал её так, пока лысый матрос не забинтовал ему ногу лоскутом, оторванным от рубашки.

- Эй, на «Корсаре»! - кричал тем временем человек с белым флагом, не обращая внимания на то, что происходило на шлюпке. - Я предупреждаю вас: ещё один выстрел, и переговоров не будет!

- Мы стреляли не в вас, приятель, - откликнулся с фрегата человек в расшитой золотом треуголке. - Подходите, и мы примем вас на борт с почётом, как подобает принимать парламентёров! Только не забудьте сначала вернуть нам беглецов.

- Вот уж нет! Беглецы теперь под нашей защитой, Чарли! И тебе придётся освободить других пленников.

- Зови меня сэр! Сэр Чарльз! Я требую этого! И с каких это пор ты распоряжаешься моими пленниками?!

- Это ты зови меня сэр. Это я для тебя был и остаюсь сэром Даниэлем, бывший матрос Чарли Дэдуотер! И это я предъявляю тебе, пират Чарли Дэдуотер, свои требования. С тех самых пор, как мой корабль закрыл твоей шайке выход из бухты. Я предлагаю вам отпустить пленников, сорвать пиратский флаг и сойти на берег. Так вы сохраните свои жизни. В противном случае вас ожидает смерть. В бою или после него. Потому что мы пленных брать не будем.

- Тогда и мы не будем брать пленных, - саркастически усмехнулся Чарли. - А для начала избавимся от тех, что уже есть. И первым вздёрнем хозяина «Повелителя штормов». Эй, парни, притащите-ка его сюда! Притащите сюда этого неженку Ника! Он заперт в соседней со мною каюте. Сейчас окажу ему особые почести: мы вздёрнем его первым, а потом будем вешать каждый час ещё по одному, пока ты не выпустишь нас отсюда, Дэн!

- Ты не посмеешь! Учти, Чарли: если хоть один волос упадёт с головы хоть одного твоего пленника, я лично переломаю тебе все кости! - выкрикнул человек с белым флагом.

- Йо-хо-хо! Как я тебя боюсь, Беспалый! Но ты угадал главное, Дэн: я действительно не трону парнишку. Потому что он - с нами! Что, не ожидал, приятель?! Обмен отменяется! Владелец вашего флагмана стал свободным моряком. Потому что он ценит свободу.

- Ты лжёшь, негодяй! - потрясая кулаком, крикнул сэр Дэниэл.

- Сейчас ты сам убедишься, что я прав, - торжествующе расхохотался Чарли. - И мы будем стоять здесь, сколько потребуется, до первого шторма! Тогда ты, Беспалый, сам откроешь задвижку, чтобы не распороть брюхо о скалы! А сунуться к нам ты не посмеешь: тридцать ваших девятифунтовок с каждого борта против такого же количества наших восемнадцатифунтовок - это всё равно, что пытаться головой расколоть ядро. Лучше тебе застрелиться перед дуэлью, приятель! Нам хватит и одного залпа, чтобы пустить вас на дно.

Тем временем, рядом с главарём пиратов появился какой-то щуплый, невысокий человек. На его голове также красовалась расшитая золотом треуголка. Чарли Костолом обнял незнакомца за плечи и что-то шепнул на ухо. И тогда тот снял шляпу и махнул ею, привлекая к себе внимание. А потом заорал, что было силы:

- Эй, в шлюпке! Проваливайте подобру-поздорову! И лучше освободите фарватер добровольно! Иначе, за каждый час просрочки мы будем вешать по одной трюмной крысе. Это говорю вам я, Железный Ник, будущий хозяин замка Каркалл!

Это был Колька. Это он кричал, размахивая треуголкой. 

Продолжение следует...

Дмитрий Седов
Москва (Россия)

Дополнительные материалы:

Ведьмин колодец
Часть I. Гороховские сказки 
Часть II. Пленник волшебного замка 
Часть III. «Союз капитанов» 

Волшебный гранат

 



Комментарии


 Оставить комментарий 
Заголовок:
Ваше имя:
E-Mail (не публикуется):
Уведомлять меня о новых комментариях на этой странице
Ваша оценка этой статьи:
Ваш комментарий: *Максимально 600 символов.