Главная / Inicio >> Рафаэль каждый день / Raphael cada día >> Субботний вечер с Дмитрием Седовым

Raphael cada día

04.04.2020

Субботний вечер с Дмитрием Седовым


Ведьмин колодец
(сказочно правдивый роман 
на основе 
фантастических приключений 
в пяти частях)
Часть IV. «Туманный фарватер»
Главы 5 и 6

 Едва мы остались одни, я тихо спросил у штурмана:

- Грегори, дружище, а куда ты дел компас?

- Какой компас? - промычал Помпа, ворочаясь в гамаке.

- Тот самый. Что был у тебя, когда ты предложил нам забраться в твою шлюпку.

 Глава 5. За шкирку - и за борт!

- Нет у меня никакой шлюпки… - пробормотал Помпа и захрапел.

- Я тебя не про шлюпку спрашиваю! - прошипел я и что есть силы встряхнул гамак Помпы.

- А?! Что?! Клава, да не пил, я не пил! - вдруг завопил Помпа, будто его резали, и очнулся. - Уф! Ну и приснится же такое… А чего это нас качает, а Огонёк? Мы что, выходим в море? Или я много выпил?

- Нет, не выходим. И ты действительно много выпил. А я жду ответа на свой вопрос, приятель. Где твой компас?

- Какой компас?! - на сморщенном лице штурмана отобразилось недоумение.

- Компас хозяина преисподней. Тот, что указывает путь на остров Каркалл.

Помпа так затрясся от ужаса, что едва не вывалился из гамака:

- Остров Каркалл?! Компас хозяина преисподней!! Ты хочешь сказать, что мы идём на Каркалл?! Греми мои кости!!!

- Да не греми костями! Я хочу сказать, что мы уже пришли.
- Уже?!
- Да. Наш фрегат стоит в бухте Каркалла.
- А кто командует кораблём? Джон Смит?
- Нет. Чарли. По прозвищу Костолом. 

- Чарли Костолом… - штурман сел в гамаке, свесив босые ноги. - Хуже некуда… А как мы очутились тут с тобой?

- Есть ещё кое-кто, - ответил я и напомнил трезвеющему на глазах Помпе, как мы вместе с ним и Ником оказались на «Корсаре». - Но теперь мы хотим вернуться. Я хочу вернуться. И вернуть Ника домой.

- Чёрта с два! - усмехнулся было Помпа, как вдруг затрясся в рыданиях. - Мне стыдно признаться в этом, малыш. Но я тоже хочу вернуться! Какого чёрта я тут делаю?! Зачем я согласился заманить вас в ловушку?! Но нам некуда бежать, Огонёк. Мы попали туда, откуда нет возврата…

- Ты ошибаешься, - попытался я успокоить штурмана. - Выход есть. Его найдёт твой компас.

- Как?! Он прокладывает путь только вперёд, а не назад!
- Давай его сюда, я покажу.
- У меня его нет, - всхлипнул Помпа. - Я сдал его вахтенному.
- Так бежим скорее! Ты - за компасом, я - за Ником. Ты знаешь, где он?
- Не иначе, как в соседней каюте, приятель.
- Тогда - по местам! Встречаемся…
- Встречаемся возле грот-мачты! - ответил штурман и зашлёпал к выходу.

Я поспешил за ним. Но в другую сторону. И не ошибся. В кают-компании не было никого. Лишь два сундука стояли бок о бок. «Утренняя звезда», прочитал я на одном из них. Хранилище моей мечты! Я попробовал открыть его. Сундук был заперт. Я повторил попытку, легонько постучав по крышке. И - едва не вскрикнул: изнутри тоже постучали!

- Эй, открывай, - прошептал я прямо в замочную скважину. - Это я, твой хозяин…

И тут - крышка махом откинулась, и меня сшибло с ног: какая-то шаровая молния метнулась изнутри на волю, сделала круг почёта по кают-компании и тотчас исчезла, бесследно пройдя сквозь потолок. И странно: мне тотчас стало легче. Мешок с цементом свалился с моей души.

Хранилище мечты друга мне открыть не удалось. Я не стал терять время. Захлопнул крышку своего сундука и поспешил на поиски Ника. Но его нигде не было. Отчаявшись, я побежал на палубу. Но и там никого не было; только на мостике мелькали треуголки, слышалась чья-то ругань и - что странно - заливистый смех.

- Кто это тут рыщет, будто крыса? - послышался вдруг грубый голос. Рядом со мной стоял Джек Щепка. - А, это ты, Огонёк… Чего маешься?

- Решил подышать свежим воздухом, приятель, - ответил я как можно дружелюбнее. - Ты не видел моего старого друга Железного Ника? И штурмана?

- Они оба на мостике. С капитаном. Если хочешь успеть, иди скорей.
- Куда - успеть? - не понял я.
- Застать Помпу живым, - усмехнулся боцман. - Он хотел украсть корабельный компас. 

Я бросился вперёд. И что же увидел? Босой, простоволосый Помпа стоял на коленях перед Чарли Костоломом. Тот, изрыгая брань, потрясал злосчастным компасом перед лицом штурмана, которого крепко держали двое пиратов. Ник был здесь же. Это он смеялся.

- Сто тысяч чертей! - орал Чарли, а Ник, слушая его, звонко хохотал. - У тебя что, Помпа, ромом вымыло оставшиеся извилины?! Посмотри на этого урода, Ник! Он решил пропить подарок хозяина! Который сам же вернул нам с таким трудом! Да тебе надо свернуть башку, как идиоту Джимми! Только от тебя мало толку! В твоём дырявом котелке кашу не сваришь! Ты же всегда будешь держать нос по запаху спирта! А не по ветру удачи! Куда мы с тобой приплывём?! Да тебя мало вздёрнуть, четвертовать и сжечь одновременно! Глянь на эту заспиртованную устрицу, Огонёк! Он пытался спереть вот этот компас! Самое дорогое, что у нас есть после корабля!

- Можно посмотреть, - я протянул руку.
- На, глянь, - Костолом машинально передал мне кожаный мешочек.

Я достал компас и незаметно сделал то, что мне было нужно: совместил синюю половинку стрелки с сердечком, закрепил зажимом и снова положил в мешочек; возвращать его Чарли не торопился. А тот был сильно увлечён руганью и словно забыл о компасе.

- Вы только подумайте, парни, - продолжал орать капитан пиратов, - он говорит, что хотел сменять его на выпивку! Где?! У кого?! Неужели, у хозяина?! Или, быть может, у Беспалого?! Ты что, самоубийца?! Или на самом деле пропил последние мозги? Отвечай!

- Виноват я, - прошептал штурман. - Одурел от рома. С непривычки…

- Дай ему хорошенько, Чарли, - хохотал Ник, и мне стало страшно от его смеха. - А не то я сам пересчитаю ему рёбра! Эй, Огонёк! Давай, надаём пинков этому глисту!

С этими словами Ник подскочил к штурману и пнул его в бок. Помпа побледнел от боли, но не проронил ни слова. Ник хотел повторить удар, но Чарли остановил его:

- Не трать понапрасну силы, приятель. Для этого у нас есть профос - корабельный палач. Возьмём мерзавца за шкирку - и за борт! Протащим раз-другой под килем, промоем мозги…

Капитан хотел ещё кое-что добавить, но тут случилось то, что должно было случиться: компас начал действовать. Будто алое пламя заплясало вокруг. Вместо людей и предметов перед глазами у меня замелькали чёрные пятна. Рядом кто-то взвыл, кто-то захохотал, кто-то грохнулся на палубу.

- За мной, Колька! - крикнул я, сжимая компас, и кинулся вперёд; я запомнил, где он стоял. И тут в меня вцепился кто-то, как клещ.

- Пусти! - я начал отчаянно отбиваться.

- Да это же я! Помпа! - послышался жалобный голос. - Бежим! Надо скорее прыгать за борт!

- А как же Колька?!
- Да прыгай же, или всем нам конец!!!

Штурман схватил меня в охапку и я - уже третий раз за день - полетел за борт…

Глава 6. Пропавший свидетель

- Вот так я и вернулся, - вздохнул Саша. - Выплыл из Усынь-озера, с компасом в руке. Сжал его так, что пальцы онемели. А Колька - остался там… То, что Гришка тоже выплыл, я не сомневался… На берегу меня ждал испуганный Димка. Оказалось, что пробыл я в Туманном мире всего ничего: не больше пяти минут. Теория относительности в действии! Компас мы с Димкой забрали с собой. А через несколько дней, когда Кольку в озере искать перестали, зарыли эту колдовскую дрянь там, под рябиной. Где вы её и нашли.

- Гав! - вдруг подал голос Мухтар, и залаял куда-то в сторону, навострив уши.

- Ну, если по правде, то компас нашёл Мухтарушка, - улыбнулся Кузнецов-младший, успокаивающе погладив пса. - Он и дощечку твою нашёл.

- А чего это ты на ней вырезал? - добавил Сеня.
- Ничего я не вырезал и никуда не укладывал, - удивился Саша.
- Так вот же, - протянул Ваня деревяшку другу. - Над мешочком с компасом лежало.
- Впервые вижу, - пожал плечами Саша. - Странное дело…

- Действительно, странно, - согласился Сеня. - Но Мухтар сначала это выкопал из земли… А что же дальше было?

- Дальше? Да вы же знаете. Никто мне не поверил, что Колька жив. Подумали, что у меня шок.

- Так ведь Гришка вместе с тобой там был! - воскликнул Ваня. - Его что, не спросили?
- Конечно! - Сеня хлопнул себя кулаком по колену. - Он же мог всё подтвердить!

- Гришка-алкаш?! Подтвердить?! - расхохотался Саша. - Ну, вы даёте! Даже если бы и подтвердил, кто бы ему поверил? Сразу бы в «дурку» свезли.

- Куда? - переспросил Кузнецов-младший.
- Да в дурдом, - пояснил Сеня.

- Гришку я сразу искать начал, как только дух перевёл, - Саша встал, отряхивая травинки. - Но когда я пришёл к твоим, Сеня, соседям, застал одну тётю Клаву. Она плакала: мол, Гришка совсем ополоумел. Приплёлся откуда-то пьяный, мокрый, раздетый, и она опять заперла его в бане. А когда Гришка проспался да протрезвел, так он меня вообще не узнавал. Я потом к нему и не подходил, чтобы со стороны идиотом не выглядеть.

- Так давайте сейчас Гришку к стенке припрём? – предложил Сеня. - Пока он в бане, и трезвый?

- Точно! - согласился Ваня. - Надо срочно к нему ехать!
- А то скоро стемнеет, - заметил Саша. - Кое-кто в доме у реки волноваться будет.

- А свою историю мы тебе, Саша, потом расскажем, - Кузнецов-младший оседлал «Летящего-впереди-ветра». - И очень-очень подробно. Потому что её надо совместить с твоей. Непременно надо совместить! Давай, садись, крути педали. А я на багажник сяду: я легче…

Через четверть часа мальчики настойчиво стучали в окошко знакомой бани. Но никто им не ответил.

- Таинственное исчезновение, или пропавший свидетель… - пробормотал Саша, теребя висящий на двери бани замок. - О, а здесь не заперто!

Замок, на самом деле, висел просто так. Ребята заглянули в баню. Гришки там не было. Там вообще не было никого.

- Это точно тётя Клава напророчила, - хмыкнул Сеня. - Она всё время повторяла: «Чтоб его черти украли!» Видать, на самом деле Гришку черти украли…

- Эй, вы чего возле чужой бани ошиваетесь?! - послышался женский сердитый голос. - А ну, марш по домам!

- Тётя Клава, а дядя Гриша дома? - откликнулся Сеня. - Он мне обещал цепь на велике подтянуть.

- Нету Гришки! Завтра приходи.
- А он… это… сможет? - замялся Сеня, подбирая слова.
- Трезвый, трезвый будет! Не беспокойся. Он по делам уехал. С серьёзными людьми.

Ребята вышли за ворота. Им не надо было договариваться о том, чтобы хранить свою тайну. Держать язык за зубами требовала обстановка. Отныне они решили называть друг друга не иначе, как Джон, Сэм и Алекс. Димке дали имя «Даймон». Все четверо считались капитанами, но Сашу выбрали в адмиралы. Компас и дощечку торжественно вручили ему. И, конечно же, на эту же ночь назначили встречу на чердаке заброшенного дома - точнее, в кают-компании.

После ужина Ваня… Вот уже и автор запутался: Джонни или Ваня?! Хорошо, пусть будет Ваня. Автору лично так проще. А уж герои пусть сами между собой разбираются… Итак, после ужина Кузнецов-младший попытался сделать вид, что мытьё посуды в его планы не входит.

- Ты это куда? - удивилась Маша. - А кто маме помогать будет?

- Неужели ещё не набегался, не нагулялся? - не меньше, чем дочь, удивилась Наталья Семёновна. - Гонял весь день где-то, как угорелый. Дня мало - ещё и вечер прихватил. Телефон потерял. Железка-то - тьфу на неё. Не жалко. Другую купим. Папа уже пообещал тебе из Дании привезти. Но ты ж так голову сломишь, если будешь, как очумелый носиться! Тебя уже ни в каком магазине, ни за какие деньги не купишь.

- Мам, я это… больше не буду.

- Он больше не будет! - вздохнула Наталья Семёновна. - А, может, и меньше - уже многовато? Давай-ка, помоги Маше - и спать!

- Мам, а можно я на диване заночую? - попросил Ваня, стараясь придать голосу как можно больше спокойствия и безразличия. Мол, это так, пустяковое условие: на самом-то деле он покорился судьбе. - Там такие сны сладкие приходят…

- А я тогда на Ванину кровать, за печкой лягу, можно? - жалобно попросила Маша. - Там Пуська рядом. Вдруг он ко мне с печки прыгнет? Мы с ним помурчим…

- Ладно, ложитесь, - согласилась Наталья Семёновна, и мальчик внутри просиял. Он даже незаметно подмигнул своему отражению в кофейнике. Но напрасно он думал, что его ликование осталось не замеченным…

Когда Наталья Семёновна с Машей улеглись за занавеской, Ваня выждал минут пятнадцать, нетерпеливо поглядывая на блестевший в лунном свете циферблат настенных часов. Он изнывал от ожидания. О, какие это были мучения! Какая временная бездна! Время будто остановилось! Но вот Кузнецов-младший неслышно скользнул через окно в огород. Через минуту-другую он уже лез по шатающемуся трапу наверх, к своим товарищам по оружию.

- Привет, Джон! Добро пожаловать на борт! - приветствовал его вахтенный - Сэм.

- Приветствую вас, джентльмены! - радостно воскликнул Ваня, пожимая руки Сене, Саше и Димке. Они встретили его при свете одинокой свечи, собравшись у импровизированного стола - сундука из-под игрушек, в центр которого Саша положил дощечку с таинственными письменами, а на него - волшебный компас. Никто из ребят не сомневался в том, что компас был действительно волшебный.

- Прошу садиться! - предложил Сеня, придвигая к столу две перевёрнутые корзинки, плетённые из ивовых прутьев. - У многих есть разные кресла. Даже кресла-качалки. Но таких - нет ни у кого! Перед вами, джентльмены, новейшая модель сезона: кресло-корзинка! Показываю! - Сеня плюхнулся на корзинку, но, очевидно, слишком резво: тут же, неловко болтнув ногами в воздухе, он оказался на полу, взметнув столб пыли.

- Да, прибраться здесь бы не мешало, - заключил Саша, когда друзья вдоволь нахохотались.

- Эй, подружки-хохотушки! - раздался вдруг с улицы звонкий девичий голос. - Гостей принимаете?

Мальчики замерли. В чердачное окно метнулся луч света. 

Продолжение следует...

Дмитрий Седов
Москва (Россия)

Дополнительные материалы:

Ведьмин колодец
Часть I. Гороховские сказки 
Часть II. Пленник волшебного замка 
Часть III. «Союз капитанов» 
Часть IV. «Туманный фарватер»
Главы 1 и 2
Главы 3 и 4

Волшебный гранат

 



Комментарии


 Оставить комментарий 
Заголовок:
Ваше имя:
E-Mail (не публикуется):
Уведомлять меня о новых комментариях на этой странице
Ваша оценка этой статьи:
Ваш комментарий: *Максимально 300 символов.