Главная / Inicio >> Рафаэль каждый день / Raphael cada día >> Россия и мир по вторникам в рассказах Дмитрия Ластова

Raphael cada día

09.06.2020

Россия и мир по вторникам в рассказах Дмитрия Ластова


Размышления о современности в неясное время

Пьеса - жанр особый. Правда, мне кажется, что драматургию трудно назвать литературой в полном смысле слова. Ведь очень многое остается, так сказать, за кадром: если в книге, рассказе, романе мы читаем о мыслях героя, его эмоциях, то в пьесе этого нет. Пьесу надо чувствовать. Ощущать, почему герой сказал так, или иначе, почему он молчит, о чем думает. Если этого не принимать во внимание, то и драматическое произведение понять трудно, а уж современное - тем более.

Когда пишешь пьесу (а это иногда занимает годы), то много размышляешь о том, что же, в конечном счете, хочешь сказать зрителю-читателю. И, как правило, это касается нашей жизни и сегодняшних реалий. Едешь в транспорте, идешь по улице, даже копаешь картошку — и все это время прокручиваешь мысли, которые потом отразятся в пьесе. Хотя большая часть, конечно, останется за пределами текста.

В сегодняшнем выпуске рубрики мне захотелось поделиться тем, о чем я все чаще и чаще думаю, работая над новой пьесой. Впрочем, и в уже написанных говорится, по сути, о том же. Итак,..

Вот, жила огромная страна со множеством простых и хороших людей. Конечно, были и торгаши-спекулянты, и откровенные бандиты. Но это как-то не слишком чувствовалось. Были у той страны и серьезные проблемы — очереди, дефицит, отсутствие лекарств... Но, тем не менее, эта страна, по крайней мере, в моих глазах, была моей страной. У нас не были возможны открытое насилие, демонстративные убийства, наглые кражи и грабежи и т. д. И мы упрямо считали, что это может случаться только где-то там — в Азии, или в Америке. Но не у нас. А еще мы всегда готовы были прийти на помощь и выручить в случае необходимости.

Я вспоминаю рассказ нашего врача и путешественника, популярного телеведущего Юрия Сенкевича, который писал о том, что, когда они плыли из Ирака в Джибути, один корабль оказался в тяжелом положении. Все иностранные суда спокойно проходили мимо: у них были другие дела, и только советское судно поспешило на помощь. Вот и в моем детском восприятии моя страна была доброй, хорошей, справедливой. Безусловно, нас не пускали за границу, и все заграничное казалось диковинным, но это были все-таки пустяки.

Да, в той стране было много хороших людей. Были герои, труженики, артисты, писатели. Казалось, что они искренне верят, живут интересами своего народа. Но время шло. И сегодня видим, как та самая девушка, которая когда-то плакала при поднятии советского флага, одержав победу на олимпиаде, голосует за повышение пенсионного возраста. И тот артист, который пел нам о коммунизме и партии, будучи уже тяжело больным, едет и голосует за явно антинародный закон. И та космонавтка, которая была лицом нашей страны и нашего народа десятилетия, — тоже поднимает руку "за", а потом выдвигает весьма странные предложения... Теперь я все время думаю: где они настоящие — тогда или сейчас!? Я смотрю на нынешних министров и депутатов: многим из них от сорока и выше, они росли в советское время, и у них, наверняка, были хорошие учителя, они ездили в пионерские лагеря, жгли костры, носили пионерские галстуки и читали книги о добрых поступках Тимура и его команды. Так, когда же и во что они переродились? А может, такими были уже тогда? Я много раз бывал и в пионерских лагерях, учился в советской школе и помню, что на фоне честных и порядочных встречались и хитроватые, с гнильцой. Только может, тогда они боялись демонстрировать свои повадки. А сейчас все можно?

В пьесе подчас сталкиваются положительный и отрицательный герои. И я давно приметил, что люди, которых явно можно причислить ко вторым, читая или смотря пьесу, себя никогда не узнают. И даже более того, негативное они оценивают с неприкрытым одобрением: герой заткнул кому-то рот — молодец, так и надо; провернул незаконную сделку, кого-то обманув, — тоже отлично, ведь не надо быть лохом и разевать рот. У них всегда найдется оправдание подобным деяниям. "Чего это твои герои нюни разводят?!" — как-то сказала мне одна читательница. "Надо дело делать!". Помните, как у Чехова дядя Ваня и Соня рефлексируют, а профессор "дело делает", только за их счет, потому что работают-то по-настоящему именно они... Вот и сейчас, видимо, представители так называемой элиты абсолютно уверены, что во всем и всегда правы, потому что «дело делают», а те, кто внизу только лишь "нюни разводят". Хотя трудятся на самом деле те, кто под ними...  

Я часто думаю о том, как вписались бы герои прошлого в современные условия. Принял бы существующую жизнь Высоцкий, к примеру!? О чем бы пел? Или Гагарин!? Стал бы он депутатом, вступил бы он в одну небезызвестную партию!? Стали бы такими как многие ныне живущие герои прошлого, изменившись и переродившись, если бы не ушли!?  

Тут дело в том, что, наверное, каждый заметный и талантливый человек принадлежит своему времени.  И потому трудно себе представить Гагарина или Высоцкого в наши дни. Видимо, когда эпоха уходит, она забирает и своих героев... Может, и надо, чтобы они остались тем, кем они являются для нас, уйдя тогда и не став игрушкой в руках новых сильных мира сего!? Остались теми, кто прожил свою жизнь честно, не опустившись до пошлого и лживого,  

Эти мысли нашли отражение в моей последней пьесе «Это Я», которая сейчас публикуется по воскресеньям. О том, что важно пройти по жизни достойно, я писал и в пьесе «Дорогой мой Рафаэль». Моя героиня Нина, как она сама говорит, не смогла этого сделать... А вот, по ее мнению, как и по моему, Рафаэль смог. Ведь так важно не размениваться на дешевые посулы, оставаясь самим собой, настоящим, не предавая ни свой народ, которому обязан жизнью, ни страну, в которой родился.

Я давно размышляю над одной темой, и она уже почти воплотилась в пьесу, которую, признаюсь, пишу уже пять лет. Не буду раскрывать деталей, потому что очень не люблю рассказывать о том, что еще только должно выстроиться в окончательном варианте. Скажу лишь, что это будет остросоциальная пьеса о сегодняшнем дне. Ее герои - обычные люди и еще... растущее у них во дворе дерево — яблоня. И конечно же, в этой пьесе, как и всегда в моих произведениях, должна звучать музыка. Но очень долго я ничего не слышал в качестве лейтмотива, пока в один прекрасный момент вдруг не понял, что песня «Яблони в цвету» Евгения Мартынова, творчество которого хорошо знаю и люблю, должна обязательно здесь быть. Как оказалось, только она мне и нужна была, чтобы завершить столь длительную работу над текстом.

Я слушал «Яблони в цвету» в последнее время множество раз и решил написать этот очерк, задавшись вопросом, возможна ли сейчас такая музыка!? Возможен ли сегодня такой певец, как Евгений Мартынов, который, по невыясненным до сих пор причинам, внезапно ушел из жизни осенью 1990-го года, словно эпоха, уходя, забрала его с собой как человека, который все равно не сумел бы встроиться в то, что уже наступало!? Почему сейчас мы не видим и не слышим такого плана исполнителей и таких песен!? Неужели нам этого  больше не нужно!? Неужели мы все стали другими!? Может, время меняет всех, делая циничнее, жестче и расчетливее!?

Нет, не верю, что такая музыка не нужна. Думаю, что и мы не поменялись. Думаю, что мы остались теми же. Просто нам нужна честность, свобода, справедливость, совесть... Просто надо поставить тех, кто распоясался, на место. Как когда-то в школе — дать по рукам хитрецам и устроить бойкот...

Май. Яблоня в цвету, и герой моей будущей пьесы стоит у дерева, не давая его срубить застройщикам. Один против всех. Стоит насмерть, пока все молчаливо соглашаются с происходящим... Да, эпохи меняются, сменится и эта, придет другая. Важно лишь одно: всегда оставаться человеком, в любые времена. Важно, чтобы наша страна из чужой для нас, стала нашей страной для честных и порядочных людей, которых всегда было и будет большинство.

Было и прошло, твердит мне время,
Но ему назло тебе я верю.
Верю в майский день, от яблонь белый,
Яблонь молодых в твоем саду.

Дмитрий Ластов
Москва (Россия)

Дополнительные материалы:

О Петрусе Шредерусе из Оулу (Финляндия)
О Нурии из Барселоны (Испания), а также Суздали, Владимира и Москвы
О Валентине Моретти из Венеции и Милана (Италия)
Русский театр "по-американски"
Кенни Роджерс - истинный американец




Комментарии



 Оставить комментарий 
Заголовок:
Ваше имя:
E-Mail (не публикуется):
Уведомлять меня о новых комментариях на этой странице
Ваша оценка этой статьи:
Ваш комментарий: *Максимально 300 символов.