title="Главная">Главная / Inicio >> Рафаэль каждый день / Raphael cada día >> Субботний вечер с Александром Боярским

Raphael cada día

03.02.2018

Субботний вечер с Александром Боярским


Мистер Джаз или некоторые любят погорячее: 
глава II или там, где начинается любовь

Катя и Сергей сидели вдвоем за круглым столиком в ресторане. На столе стояли фрукты, бутылка сухого вина. Горела свеча. В фужерах было налито немного вина. Зал был наполовину пуст, посетители питейного заведения постепенно прибавлялись, но Катя с Сергеем этого не замечали.

На небольшой эстраде играл песенку в стиле шансон ресторанный ансамбль. Молодой певец в цветной рубашке стоял у микрофона, а маэстро сидел за роялем, рядом играл парень в жилетке на гитаре и на возвышении сидел ударник и бил по барабанам.

По залу разносилось незамысловатая песенка:

Твое лицо теряется вдали...
В тумане юных лет мы рядом шли.
Как праздничная чаша, влекла к себе Наташа,
А после превратилась в Натали.

Я у тебя ни разу не спросил:
«Чья ты, кто на руках тебя носил?»
Ведь были так мгновенны, шаги твоей измены,
Но я, конечно, все тебе простил.

Сергей поднял бокал.

- Чокнемся?
- С тобой, с удовольствием!

Бокалы встретились, и раздался музыкальный перезвон.

- Вот и музыка позволяет.

- Без шансона, как без рук. Куда бы ни пришел, везде он. Почему у нас в ресторанах такое музыкальное однообразие.

- Ты действительно так сильно любишь джаз?

Сергей смотрел в глаза Кати просто. Вопрос был задан, и надо было отвечать.

- Люблю, это мало будет сказано. Друзья меня прозвали «Мистер Джаз», я думаю, что это о многом говорит. Разве не так?

- Ну, допустим. А что ты кончал? Училище? – она хитро прищурила глаза.
- А разве для того, чтобы любить джаз, надо обязательно что-то закончить.
- Так ты, самоучка?
- Не совсем. Я учился...

Катя положила подбородок на сложенные руки и слегка улыбалась, больше даже для себя. Ей определенно нравился этот парень, но не подзуживать она не могла. Вот характер у неё был такой.

- Долго?
- Это очень важно?
- Конечно! Ведь нам скоро выступать вместе. А я хочу всё про тебя знать.
- Совсем всё?
- Ну, по возможности. Если ты не против?

- Да нет, я не против. Просто, не предполагал, что это главное в нашей встрече... сегодня. Надеюсь, ты мне не будешь устраивать экзамен, и спрашивать, в каком стиле я больше люблю играть или сочинять песни. – Он был весел. Ему было хорошо с Катей, и серьезных насмешек Сергей не боялся. - Я объявляю стоп тайм, и приглашаю тебя на танец. Судя по первым аккордам, это вальс-бостон, который, если мне не изменяет память, возник в начале 60-х годов на основе босановы. Не откажите мне, мадам! – Сергей шутливо улыбнулся, Катя ему нравилась все больше, а подтрунивать он тоже любил. Он встал и протянул руку, приглашая Катю на танец.

- С удовольствием, Маэстро! – она приняла игру, и пошла с ним в центр зала.

- Кстати, так как наш ансамбль достаточно небольшой, мы часто используем стиль кул: гитара, ударные, вместо контрабаса, бас-гитара и альт-саксофон. Друзья говорят, что на гитаре я играю не хуже Лориндо Алмейда.

Они танцевали и говорили. Говорили и танцевали.

- А ты неплохо ведешь. – В её глазах была улыбка
- Стараюсь

- Не хвались, маэстро. Исповедуешь принцип: сам себя не похвалишь – никто не похвалит, да?

- Вы мне льстите, мадам! Я тронут вашей проницательностью!

Катя в ответ засмеялась. Они закружились ещё сильнее в ритме вальса. И тут Катя, возьми и скажи: - А не слабо здесь спеть?

- А вот и не слабо! И что желает леди? Может рок-н-ролл? Твист? А? Прошу, заказывайте!

- Свою коронную! – Катя вся светилась. Она была счастлива, как никогда.
- Заметано! Можно приступать?
- Шеф, действуйте!
- О кей!

Вальс закончился, и Сергей тут же подбежал к музыкантам и о чём-то с ними пошептался. К микрофону подался сидевший за роялем руководитель этого ресторанного коллектива, мужик лет так сорока пяти, с густой шевелюрой черных волос, в белой рубашке с галстуком и, прижавшись к микрофону, сказал: - А сейчас, наш многоуважаемый гость споет для вас друзья свою песню. Встречайте, Сергей Утехин!

Все, кто стоял на танцевальной площадке, зааплодировали. Гости за столиками повернулись и тоже приготовились слушать. Сергей взобрался на сцену и, взяв в руки микрофон, нашел глазами Катю, и с придыханием сказал: Эту песню я посвящаю своей девушке!

- О, браво! – послышались разные голоса. Люди снова зааплодировали.

Сергей снова повернулся к музыкантам, поклонился, сел к роялю и начал играть. После небольшого проигрыша он запел:

Если мне тоскливо в этот вечер,
Улиц шум, сиянье фонарей
Грусть мою, конечно не излечат,
Приходи ко мне и поскорей.

Катя вертела головой и смотрела по сторонам. Ей стало интересно, как в ресторане люди воспринимают такую музыку. А публика танцевала вокруг Кати, и не очень вдавалась в подробности. Катя в своем голубом приталенном платье и на шпильках слегка покрутилась в ритме мелодии. В этот момент ей было очень хорошо. Глаза светились от радости. И тут она резко остановилась и снова посмотрела на Сергея.

А Сергей наяривал на рояле. Пальцы бегали по клавишам. Музыканты ресторанного ансамбля с удовольствием ему подыгрывали и улыбались.

Катя поняла для себя, что хочет петь вместе с Сергеем, и смело двинулась к сцене. А Сергей продолжал:

Твой сердца стук, тепло нежных рук,
Согреют в который раз этой ночью нас.


Катя подошла к микрофону, и они стали петь дуэтом.
Закончив петь, Сергей подскочил к Катерине.

Его глаза вопрошали.

- Ну, как леди, я не обманул ваших надежд?
- Пока нет! - и Катя мило улыбнулась.

Они спустились со сцены.

- И наших тоже! – раздался голос за спиной. Сергей оглянулся назад, и был приятно удивлен. Вокруг него стояли все ребята из ансамбля во главе с Палычем. Палыч и Глеб его обняли.

- Ты молоток, Серега!
- Это круто!

- Да, облажали весь шансон, господа! – многозначительно, но явно, полушутя сказал Палыч, и добавил: - Пора отсюда сваливать. Могут и не понять.

- Нет проблем, Палыч! Зачем на грубость нарываться!

- Как вы здесь оказались? – изумился Сергей такому неожиданному появлению друзей.

- Да вот гуляли, не спеша, а тут кто-то джаз изображает. Семь нот всего, а слышно далеко.

- Предлагаю выпить за удачу! Шампанского!
- Отказов нет! Вперед, и с песней!

Катя и Сергей шли рядом. Они гуляли по набережной Москвы-реки. Мимо проносились машины. Горела иллюминация. Проплывали речные трамвайчики.

Катя и Сергей целовались. И музыка играла не только в душе. Хотелось веселиться, совершить какой-нибудь безрассудный поступок. Просто подурачиться. Она вырвалась из рук Сергея, и побежала вперед. Волосы от бега развевались, она смеялась, ей было легко и хотелось взлететь ввысь, в небо!

Катя бежала к Крымскому мосту, потом слегка остановилась. Оглянулась, Сергей явно отставал.

- Эй! Мистер Джаз! Отстаете! Лето. Ночь. Вода в реке холодная?
- Не знаю! – крикнул на бегу Сергей.
- Вот мы и проверим! – и Катя бросилась забираться по дуге моста на самый верх.
- С ума сошла! Разобьешься ведь!

- А что, слабо отсюда в реку прыгнуть? – Катя забиралась все выше и выше, и продолжала смеяться. Она оглянулась, посмотрела вниз на стоящего внизу Сергея, и вдруг взмахнув руками, прыгнула в воду, словно ласточка, устремилась вниз, рассекая воздух.

Послышался всплеск воды. На мосту остановились прохожие, наблюдая необычную картину. Кто-то закричал:

- Караул! Человек за бортом! Спасайся, кто может!

Сергей рванул по мосту, нашел спасательный круг, сорвал его и бросил в воду. И с криком: - Катя, я с тобой! – прыгнул вниз.

Сбежалась толпа зевак. Каждый старался рассмотреть утопленника в реке. Но все увидели, как парень, прыгнув с моста, «рыбкой» вошел в спасательный круг и исчез в мутных водах реки. Зато вместо него в центре круга появилась голова Кати.

Расталкивая зевак, к парапету пробирался постовой милиционер, длинный и худой, как велосипед, и дико орал: - Кто утоп? Почему без меня? Кто разрешил? – и, перегнувшись через парапет, засвистел в свисток. Да так резко, что сам не удержался и стал вываливаться за парапет. – Ой! Тону! – закричал мент. Рядом стоящая толстушка ухватила его за ноги, и как заверещит во всю глотку:

- Атас! Не удержу!

Хлипкий мужик схватился за милицейский френч, но тот затрещал по швам, и длинный постовой выскочил из него, словно из пустого пакетика.

Катя уже выскочила из спасательного круга, когда туда угодил длинный милиционер и, вынырнув, головой снова оказался в центре спасательного круга.

Тут показалась голова Сергея из воды. Он прокричал: - Катя! Я тебя люблю!

- Я тебе сейчас полюблю! – просвистел тощий мент, когда увидел Сергея, – и исчез под водой.

- Сережка! Ты гений! Я тебя обожаю! – и Катя потянулась с поцелуем к Сергею, а он к ней. Они улыбались, смеялись, им было весело.

В этот момент, из воды показалась голова постового, и проворчала:

- Я вам сейчас поцелуюсь!

Продолжение следует...

Александр Боярский
Москва (Россия)

Дополнительные материалы:

Глава I, в которой происходит завязка

Наш друг Александр Боярский




Комментарии


 Оставить комментарий 
Заголовок:
Ваше имя:
E-Mail (не публикуется):
Уведомлять меня о новых комментариях на этой странице
Ваша оценка этой статьи:
Ваш комментарий: *Максимально 600 символов.