Raphael: una historia de superacion personal. 2010

РАФАЭЛЬ: ИСТОРИЯ ЛИЧНОГО ПРЕОДОЛЕНИЯ. 2010

RaphaelГод выпуска: 2010
Жанр: драма
Режиссер-постановщик: 
Мануэль Риос Сан Мартин

Авторы сценария: Рауль де Томас, Мануэль Риос Сан Мартин
Оператор: Джонни Иебра
Композитор: Пепе Эрреро
Производство: Antena 3 Television / Boca a Boca (Испания)
Хронометраж: 120 минут 

В главных ролях: Хуан Рибо, Селиа Кастро, Феликс Гомес, Диана Паласон, Даниэль Мюриэль, Дуна Сантос, Мария Гарралон, Райль Фернандес, Сесилия Ревера 

Размышления о фильме: Этот фильм зритель ожидал с нетерпением и, вместе с тем, с очень странным, смешанным чувством, разрываясь в противоречиях и двойственных чувствах, когда искреннее любопытство неистово сражается со стыдливым страхом столкнуться с тем, что так хочется увидеть.

Полная версия фильма (в оригинале)

 Часть I

A безоглядное обожание великого кумира соседствует с тихой истерикой от того, что все может выглядеть, категорически не согласуясь с классическими канонами, предписанными пятидесятилетней историей фантасмагорического явления,  имя которому  рафаэлизм.  

Рафаэль Мартос Санчес

Ждали недоверчиво и затаив дыхание, раздраженно и многословно комментируя, что, скорее всего, это невозможно и даже немыслимо, потому что Рафаэль, по природе своей, исключителен и неповторим в любом, самом мимолетном проявлении. Часть I

Что он слишком ярок и бесконечно самобытен, чтобы его сумел сыграть какой-либо, пусть даже весьма приличный, актер, потому что взяться за такое безрассудство означает полное отсутствие должного пиетета и необходимого преклонения, единственно возможных, когда речь идет об этом великом артисте.

Мой Рафаэль 

Короче, ждали, повторяя весь привычно-традиционный набор хвалебной эквилибристики, которая абсолютно уместна о нашем герое по любому поводу, будучи всеобъемлющей  и, при этом, совершенно бессодержательной, поскольку не сообщает ровным счетом ничего хоть сколько-нибудь не затасканного и не шаблонного. 

Мой РафаэльМой Рафаэль

Словно под увеличительным стеклом придирчиво разглядывали немногочисленные фотографии обаятельного Хуана Рибо, этого самоотверженного камикадзе от идеи, решившегося объять необъятное и нырнуть на недосягаемую глубину, когда трудно даже чисто теоретически представить, какие ловушки там его поджидают. А извилистый путь наверх может и вовсе быть категорически перекрыт, когда вполне предсказуемая неудача не только не продвинет доселе вполне успешную карьеру, а решительно поставит жирный крест грандиозного и необратимого провала.

Мой Рафаэль

А далее последовали судорожные поиски необходимой страницы виртуального мира по имени интернет, которая, словно по какому-то неведомому и очень зловредному умыслу таинственного демиурга, внезапно замещалась малозначительными новостями круглосуточного канала, безумно раздражая и вынуждая ощутимо страдать, и невыразимая радость охватывала, когда призрачная возможность увидеть неоднозначный фильм пусть в минимальной степени становилась, наконец, явью.

 Мой Рафаэль Мой Рафаэль

И смотрели, смотрели, пытаясь нервно осознать, насколько нравится или не нравится сие странноватое, по нашим меркам, творение, созданное немалыми усилиями большого числа людей и решительно одобренное самим легендарным прототипом.

Мой Рафаэль

И с каждой следующей минутой начинали понимать, неожиданно для себя самих, что этот, казалось, до боли знакомый сюжет, сконструированный по жестко прочерченным законам драматургии, прочно сцепленный и выверенный опытной рукой крепкого профессионала от кино начинает властно притягивать, как магнит, вовлекая в свой особенный мир, мало привязанный к конкретным историческим реалиям и определяемый достаточно условными приметами времени, и не более того.

Мой Рафаэль Мой Рафаэль

А  жизнь и судьба самого артиста, решительно отделенная от социально-политического фона, столь необходимого для понимания хоть в какой-то степени истоков его творчества и успеха, начинает мощно развертываться как весьма обобщенное и даже отвлеченное понятие, все менее соотносимое с привычным образом того, кому все это изначально, собственно, и было посвящено.

Часть II

Нам не становится ясным, почему этот артист обретает такую фантастическую популярность, позже превращаясь, в определенном смысле, даже во властителя дум целого поколения, мы не знаем, отчего так неистово сотрясаются огромные залы покоренных им театров, а гигантские толпы эмоциональных поклонниц неотступно преследуют своего обожаемого кумира. Мы не понимаем еще очень многого из того, что необходимо было бы предъявить современному зрителю, размышляя о жизненном пути такого труднообъяснимого феномена, каким, по сути, и является сам Рафаэль.

Мой Рафаэль

Но совершенно внезапно и мало контролируемо нас охватывает полное безразличие к степени портретного сходства трех или даже четырех актеров, усилиями которых созидается образ великого певца. Потому что и грандиозность его исключительного артистического пути прописана весьма размыто, этаким легким пунктиром, почти намеками, так что истинный масштаб дарования неравнодушный зритель должен принять на веру как постулат изначально, а всем остальным правдивое обоснование и вовсе может показаться необязательным и даже обременительным. 

Мой Рафаэль Мой Рафаэль 

А еще чуть дальше приходит осознание, что это простое по художественному решению зрелище неожиданно для нас самих все больше завораживает и уже не отпускает, не позволяя передохнуть и остановиться, потому что ни блестящая карьера знаменитого артиста, ни даже его необыкновенный вокальный талант и ни бесчисленные триумфы от одной прославленной сцены до другой не становятся подлинно значимыми в этой щемящей и пронзительной истории.

Мой Рафаэль

Безмерные страдания человека и умение подняться над ними, его фантастическое мужество в этой борьбе и бесконечная слабость, его тяжелейшие поражения и полет духа, устремляющегося в высь в преодолении непреодолимого, все больше и глубже завоевывает нас как зрителей, решительно ведя за собой и властно заставляя забыть, что это не совсем Рафаэль, и фильм не совсем о Рафаэле, а многие эпизоды прописаны чрезвычайно вольно, являя не столько жизнь конкретного персонажа,  сколько  просто художественное ощущение той частной истории, что и так могло бы быть.

Мой РафаэльМой Рафаэль

И пусть непосредственное окружение главного героя вполне легко и почти безошибочно узнаваемо и, надо заметить, весьма привлекательно, (хотя развитие образа во времени, например, Наталии Фигероа не совсем вписывается в единую психологическую концепцию от испольнительницы к исполнительнице в разных возрастных периодах), это всего лишь некоторый необходимый антураж, чтобы откровенно поговорить о жгучих вопросах совсем иного уровня и значимости.

Мой Рафаэль

Главное, что мы постигаем как итог сказанного, это величие души героя, который, выжив, искренне жаждет только одного: снова видеть мир и радоваться ему (ведь он научился  этому, стоически перенеся запредельные муки и страдания), жаждет видеть близких и заниматься тем единственным, что ему нравится большего всего на свете и что он умеет делать так хорошо, то есть просто петь. 

Только для этого ему и надлежало, по мысли авторов, пройти через второе рождение. Впрочем, помнится, и Рафаэль сам писал о том же. Блистательный Хуан Рибо, не поскупясь, сумел убедительно воплотить художественный замысел. А чудесный Абрам Матео со всей детской непосредственностью ему замечательно помог. И поэтому мы, говоря откровенно, не в обиде.

 Natalia А.
Anna_SVSH
Обновлено 19.04.2015

Дополнительные материалы:

Рецензии на минисериал "Рафаэль" / Reseñas al miniserial "Raphael"
Хуан Рибо на театральной сцене / Juan Ribo en el teatro
Актеры - участники минисериала "Рафаэль" /
Los actores que participaron en el miniserie "Raphael"