Рафаэль – единственный и неповторимый. 2016

RAPHAEL, EL ÚNICO E IRREPETIBLE. 2016

Великий Рафаэль стал гостем Хорхе Рамоса. Редакция обратилась в невероятный хор, певший для «соловья из Линареса».

Raphael en "Al Punto" con Jorge Ramos (EE.UU.). 2016

Новостные выпуски, наша редакция и смотревшие нас зрители должны были всем скопом извинить нас, всех «пятнадцатилетних подростков 60-х и 70-х», которые несколько дней назад опять, как и в те годы, закричали, увидев, как появился наш невероятный кумир.

Рафаэль Мартос Санчес

Явно тронутый нестройным хором безумцев,
Рафаэль замедлили шаг, чтобы послушать нас.

Это произошло без предупреждения, потому что Хорхе Рамос, сдержанный как всегда, пригласил в студию Рафаэля, единственного и неповторимого, и тот пришел в самую большую в США телевизионную редакцию новостей на испанском языке, которая называется Newsport de Noticias Univisión.

Мы, грезившие этим кумиром по имени Рафаэль, заставлявшим нас трепетать, плакать и мечтать в унисон с песнями Yo soy aquel, Estuve enamorado, Cuando tú no estás, Toco maderaи еще многими и многими, вдруг почувствовали, что кровь в венах остановилась, потому что он появился здесь.

Сначала он незаметно прошел стороной в гримерные, и в это время мы, целая армия поклонников-рафаэлистов (вот так, через стоящую в середине слова «ph»), решили устроить ему серенаду у дверей сообщающейся с редакцией студии, где Хорхе Рамос должен был взять у него интервью. Это была незамысловатая, но истинная дань уважения.

Когда Рафаэль шел туда, куда его вел Рамос, который понял, что мы приготовили для его подопечного, вдруг зазвучали голоса – один, два, десять, двадцать, пятьдесят. Эта серьезная редакция превратилась в невероятный хор молодых и слишком молодых людей, певших «соловью из Линареса»: “Yo soy aquel, que por quererte da la vida. Yo soy aquel que estando lejos no te olvida... (я тот, кто отдаст жизнь, чтобы любить тебя, я тот, кто находясь далеко, не забывает о тебе)». Явно взволнованный фальшивящим хором безумцев, Рафаэль замедлил шаги, чтобы послушать, как мы поем ему. Он похлопал нам, и тогда во мне проснулась провинциальная душа, которую я никогда не хотела бы потерять: я почти упала в обморок, как сделала бы в шестидесятые годы, если б кто-нибудь тогда представил меня ему.

Стоя в первом ряду, я сумела сказать ему: «Рафаэль, ты был Джастином Бибером нашего времени. Ты был нашим светом».

И этот артист, по глазам которого было видно, что он тронут искренностью этой толпы сумасбродов, окружавшей его, только и смог сказать нам взволнованно «Спасибо, спасибо, спасибо».

Больше я ничего не знаю, потому что в конце концов я, как репортер, должна была немедленно выйти в эфир рассказывать новости, но потом, просматривая выходившие в передачах Despierta América, Noticias 23-Miami и Primer impacto повторы, а также фотографии Борхи Босеса, я отдала себе отчет в масштабах того, что мы, рафаэлисты и рафаэлистки, сделали: мы вопили как подростки, оказавшись перед человеком, который пробудил в нас мечты пережитой заново молодости.

Антоньетта, позвонив из Коннектикута, где она живет, сказала мнe: «Ой, мама, я видела, как ты кричишь Рафаэлю. Я не знаю, сможем ли мы любить артиста так, как это делаете вы. Хотя я никогда не могла представить, что моя мать, способная забраться в туннель или идти по шею в воде, чтобы добыть новость, будет кричать артисту так, как ты кричала Рафаэлю. А это «ты Джастин Бибер нашего времени»? Мама!». Я спросила свою дочь о ее безумном увлечении группой под названием Hanson, из-за которого она, когда ей было двенадцать лет, оклеила все стены своей комнаты фотографиями этих парней. «Я их не помню», - ответила она.

«В этом вся разница», - сказала я ей. Рафаэль и пятьдесят лет спустя будет оставаться великой, грандиозной фигурой музыки, текстов и мелодий, которые заставляли нас мечтать и, наверное, секрет, благодаря которому его помнят несколько поколений, прост: он никогда не предлагал нам сомнительных песен с откровенными намеками на секс.

Он дарил нам только любовь. Мы, пятнадцатилетние подростки 60-х и 70-х должны быть благодарными Рафаэлю за то, что он заставлял нас мечтать, а также еще за кое-что: за то, что он в полном смысле слова был по-настоящему великим человеком.

Мария Антоньета Кольинс
14.03.2016
www.elnuevoherald.com
Перевод А.И.Кучан

Опубликовано 16.03.2016