Raphael en "No son horas" en Onda Cero. 2016

испанский певец Рафаэль испанский певец Рафаэль испанский певец Рафаэль испанский певец Рафаэль испанский певец Рафаэль

РАФАЭЛЬ В ПРОГРАММЕ NO SON HORAS НА КАНАЛЕ ONDA CERO. 2016 

Интервью



***


В «No son horas» мы берем интервью у Рафаэля, представляющего нам свой последний по времени диск «Infinitos bailes». Певец рассказывает нам, как возник замысел этого альбома, и кто отбирал для него песни. Он утверждает, что выложился полностью, и что диск получился великолепным. 

Рафаэль Мартос Санчес

Диктор: Сколько надо прожить жизней, чтобы спеть и прочувствовать то, что он делает, и продолжать делать это? Этот вопрос относится только к таким людям, как Фрэнк Синатра, Дин Мартин или, например, твой друг Том Джонс. Этот диск – попытка сказать моде и современности, что у этого набора песен есть душа, в нем с избытком представлены тенденции, пространство и время, и он послал всех подальше, как говорится, по всем правилам. И кроме того, саунд-трек диска «Infinitos Bailes» напел Рафаэль. Рафаэль, маэстро, добрый вечер!

Рафаэль: Добрый вечер всем, как дела?

Диктор: Я в восторге, и откровенно говорю, что нам очень приятно встретиться с тобой. Для нас это подарок. «Infinitos Bailes» уже стал номером первым на ITunes.

Рафаэль: Большое спасибо» Этот диск сделан с большим энтузиазмом; все композиторы, тринадцать испанцев и одна мексиканка, выложили на стол все, что было за душой, и я счастлив, что он понравился публике.

Диктор: После концертов с симфоническим оркестром группа поп-рок покажется маленькой и сцена – пустой?

Рафаэль: Мы можем браться за различные вещи, например, за фламенко. Нам очень нравится вносить изменения. Я ощущаю себя более реализованным, если могу в разные моменты делать разные вещи, а не заниматься всегда одним и тем же.

Диктор: Каким был замысел диска «Infinitos Bailes» и выбор общей линии – обращение к сердцу, к чувствам?

Рафаэль: Почти все песни выбрал мой сын Мануэль Мартос. Я был очень плотно занят в «Sinphonico», очень длинном полуторагодовом турне, и я поручил все ему. Все авторы делали то, что они хотели сделать. Они не должны были сочинять песни для меня, думая только обо мне. «Нет-нет, делай то, что ты чувствуешь. Для того, что рафаэлизировать эти песни, есть я». И все получилось великолепно. На самом деле это одна из лучших вещей, которые я сделал за мою долгую карьеру.

Диктор: Конечно - Росален, Дани Мартин, Бунбури…

Рафаэль: Песня Росален – просто чудо.

Диктор: Я держу этот диск в руках, мы уже наслаждались этими песнями. Кстати, номер первый на цифровых порталах был создан в разгар симфонического турне с использованием технологии дистанционной записи в разных студиях. Как все меняется!

Рафаэль: Ну, кое-что изменяется к худшему. Потому что эмоции ярче проявлялись в студии, где тебя ждали сто музыкантов.

Диктор: В этом году мне выпала огромная удача побывать на твоем концерте в Мадриде, Севилье и Марбелье. В Марбелье меня поразили зрители, сидевшие на местах, где они видели только твой профиль, и то не очень хорошо, но они стоически выдержали все.

Рафаэль: Правда?

Диктор: Я был поражен.

Рафаэль: Зрители – святые. По отношению ко мне они действительно больше, чем святые. Да, бывают зрители, занимающие места, где они ничего не видят. Это плохо. Я поговорил с импресарио, чтобы он взял это на заметку. Но театр не может вместить больше зрителей, чем в нем помещается.

Диктор: Помню, как я слушал тебя, и, признаюсь, меня потрясла моя любимая песня с этого диска «Igual (loco por cantar)». Она может считаться резюме твоей жизни?

Рафаэль: Да, она очень близка к моей жизни, и это самая рафаэлевская песня на диске. Но я старался, чтобы они все превратились в мои песни, потому что я, не будучи композитором, стараюсь сделать их совсем своими, особенно если они написаны для меня.

Диктор: В этой передаче участвует поляк, Франсиско Ман, владелец знаменитого зала в Марбелье, где обожествляют тебя, там висят твои фотографии, и твоего сына тоже.

Рафаэль: Я знаю.

Диктор: Они знают весь твой репертуар, и он хочет сделать одно признание: они образует нечто вроде мини-братств в соответствии с любимой песней. Я, как и Фран, из братства песни «Somos».

Рафаэль: Это неплохо.

Диктор: Франсиско прислал мне один вопрос для тебя: какая песня у тебя любимая, если такая у Рафаэля одна?

Рафаэль: Нет какой-то одной, это невозможно, если у тебя репертуар настолько чудесный, какой мне повезло иметь, и такой большой. Я мог бы назвать двадцать пять штук.

Диктор: Назвать одну невозможно, двадцать пять – да.

Рафаэль: Это было бы плохо по отношению к остальным.

Диктор: Рафаэль со своими турне совершил так много поездок, так что теперь должны говорить не «ездил больше, чем сундучок Кончи Пикер*», а «больше, чем чемодан Рафаэля». Уже есть даты концертов турне 2017 года - и в Испании, за ее границами?

Рафаэль: Да, уже известно много дат, они еще не опубликованы, чтобы не пугать публику. Это будет очень мощный спектакль.

Диктор: Что мы и публика там увидим? Какого Рафаэля мы встретим?

Рафаэль: Во-первых, я не обману зрителей. Конечно, там прозвучат новые песни, но, разумеется, должны быть и старые песни всей моей жизни. Я спою драгоценности короны, и они будут очень отличаться от тех, которые я исполнял в прошлом году, потому что, к счастью, у меня, как я уже сказал, их много. Это и хорошо и плохо. Плохо, потому что мне трудно выбрать. У меня на это уходят месяцы. Я должен удовлетворить большинство, и не забыть спеть их любимые песни, но кое-что приходится отбрасывать.

Диктор: Конечно, их же много. В это время, в конце года, для тебя является предметом гордости то, что твоя песня «El Tamborilero» продолжает оставаться испанской рождественской музыкой.

Рафаэль: Я спел ее в 1964, и не больше было такой мощной рождественской песни. Она стала исторической.

Диктор: Ты устраивал незабываемые легендарные концерты по всей Испании. А один журналист из Нью-Йорка обалдел, посетив твой концерт, он такого никогда не видел, и написал удивительную рецензию. Я рассказываю тебе об этом, потому что среди комментариев зрителей, выходивших с твоих концертов, чаще всего звучало, что ты не похож на человека. Ты наполняешь себя и выжимаешь досуха в каждой песне. Как спросили бы на твоей родине (и на моей, потому что я тоже андалузец): детка, что ты ешь**?

Рафаэль: Да, я ем немного. Я не привередлив в еде. Я ем, чтобы жить, а не живу, чтобы есть. Но я ем достаточное количество. Много пасты, это правда, она дает много сил. Но независимо от этого мне очень нравится паста, я пастоед, овощеед и рыбоед (смеется).

Диктор: Вот так!

Рафаэль: И в меньшей степени мясоед.

Диктор: А, Рафаэль не плотоядный! С Бунбури у тебя любовь с первого же диска?

Рафаэль: С Бунбури я знаком с четырех лет - его мать привела его посмотреть на меня, когда я давал двадцать шесть концертов подряд в театре Principal. Для меня он как брат. И я его очень люблю.

Диктор: Он великий артист. У меня вопрос. Я мог бы провести тут весь вечер из-за уважения к тебе, но…. Если бы ты был альпинистом, ты бы уже покорил все вершины. У тебя осталось что-нибудь, о чем ты мог бы сказать словами Юлия Цезаря: «veni, vidi, vici»? Потому что твоя жизнь – почти непрерывный поток: битва, война, победа, битва, война, и победа.

Рафаэль: Сохранить одержанную победу труднее, чем завоевать что-то новое.

Диктор: Да.

Рафаэль: Легко жениться один раз, но трудно сохранить брак много лет. Но мне очень повезло, я с первого же года запал в душу зрителям, и я много лет больше всего озабочен тем, чтобы удовлетворить публику.

Диктор: Рафаэль, это очень волнительный опыт – принимать тебя здесь, это удовольствие и честь. Маэстро спасибо от всего сердца. И счастливого рождества!

Рафаэль: Большое спасибо тебе, обнимаю всех. Спокойной ночи!

22.12.2016
www.ondacero.es
Перевод Р.Марковой
Опубликовано 26.12.2016

Примечания переводчика:

* «Королева испанской музыки» Конча Пикер (1908-1990) прославилась тем, что всегда и везде возила с собой неимоверное количество багажа, почти все свое имущество. Фраза «ездить больше, чем сундучок Пикер» стала нарицательной.

**  Этот вопрос задают, чтобы подчеркнуть, что человек выглядит очень здоровым.