Inmenso Raphael. 2008

ВЕЛИКИЙ РАФАЭЛЬ. 2008

Вчера вечером переполненный театр Cervantes сдался на милость певца из Линареса на первом из его трех вечеров в Малаге. Эта живая легенда испанской музыки, верная себе самому и своей персональной манере понимать исполнение песен как мелодраму в чистом виде, продемонстрировал свой помолодевший облик и подарил публике весь свой репертуар.

испанский певец рафаэль

Первая ночь Рафаэля

Линаресец был велик на его концерте в театре Cervantes, все билеты в который проданы на все три выступления.

Без единого слова. Так вчера вечером Рафаэль представился публике. Достаточно было того, чтобы он ступил на сцену переполненного театра Cervantes, чтобы все зрители встали с мест. Линаресец, пунктуально пришедший на первое из его трех свиданий с Малагой, изобразил лукавую улыбку, одно из тысяч его чуть ли не запатентованных движений (он – Лон Чейни* на эстраде); он сделал это, потому что знал, что добился победы в этой партии. Как хороший азартный игрок, каким он и является, эта легенда ведет игру, якобы ничего не пряча в рукавах, выставленных на всеобщее обозрение, но он прихватил с собой одну из лучших программ (Мануэль Алехандро, Адамо, Бамбино) и вдобавок почти пятьдесят лет опыта, заработанного на лучших сценах мира. И, кроме того, там был он сам.

испанский певец рафаэль

Подпись под фотографией вверху:
Вчера: прижавший руку к сердцу Рафаэль незадолго до того,
как покорил театр
Cervantes.

Подписи под фотографиями в центре:
Жест недовольства – взмах рук.

Линаресец с вызывающим видом.

Одна их его великолепных и самых старых поз.

Черный костюм, белая рубашка навыпуск, развязанный галстук, его растрепанная челка и его голос. Таким мы увидели Рафаэля в момент появления. Его воскрешение из пепла, из этого масс-медийного пламени, в котором он никогда не умел двигаться хорошо, - это бесспорная реальность, когда он выступает. Это его территория, и в театрах он устанавливает свой закон, закон мелодраматизма, предписывающий, что вместо одной позы лучше использовать две. Там он обращается к публике и берет микрофон. «Я уже сто лет не приезжал в Малагу. Мне, по крайней мере, кажется, что века» - пошутил этот родившийся в 1943 году человек, олицетворяющий манеру поведения и исполнения песен, которые не считаются с календарями.

Одной из первых вещей, которым выпала удача  (а их было много - почти все), оказалась My way (ей, разумеется, тоже выпал жребий), которую недавно написал для него Бунбури*. Многие из историй, которые ему так нравится создавать, рассказывают о нем самом, о его борьбе за то, чтобы быть собой. И его публика это понимает. После своего первого заявления о намерениях Рафаэль приступил к делу.

Слияние певца и публики, подобное потоку, было из ряда вон выходящим. Каждую минуту накатывали волны оваций, несмотря на то, что Рафаэль не закончил песню. Каждые пять минут (или меньше) половина театра вставала с мест. Это – одно из проявлений величия людей, подобных Рафаэлю. Его публика любит его, хотя этот роман начался в 1966 году, а упрямые календари в наших мобильных телефонах напоминают нам, что стоит октябрь 2008.

И неповторимые жесты следовали, не прекращаясь, один за другим – да, он театрален, и что с того? Как не прекращались также реверансы, которые отвешивал Рафаэль. Сначала он избавился от пиджака, чтобы потом исчезнуть и по возвращении щеголять в своей характерной черной рубашке. «Я ни разу не получил ни одного евро от моих имитаторов» - это одна из фраз, которым аплодировали больше всего.

Понадобилось больше двух часов спектакля, чтобы в театре Cervantes прозвучала полная и удачная выборка из того, что он записал на диск. И идея рискнуть выйти на сцену с одним только пианистом была удачной. Его голос выдержит все, и его жесты тоже. Ну ладно, само «шоу» выверено, но любой вечер уникален: каждую ночь, поднимаясь на эстраду, Рафаэль идет ва-банк. Сегодня он снова сделает это. И завтра. Это великий.

Х.Л.Гарсия Гомес
23.10.2008
Malaga hoy
Перевод А.И.Кучан
Опубликовано 24.01.2015

Примечания переводчика: 

* Leonidas Frank Chaney (01.04.1883 – 26.08.1930 - выдающийся американский актёр немого кино, прославившийся способностью до неузнаваемости изменять свою внешность, имел прозвище «"The Man of a Thousand Faces - Человек с тысячей лиц».

* Вообще-то ее слова сочинил Пол Анка на музыку Жака Рево и Клода Франсуа, а Бунбури написал для Рафаэля "Ahora".


Дополнительные материалы:

Sigue siendo aquel. 2008