"Sólo dejaría los escenarios si un día abriera la boca y no me saliera la voz". 2016

«Я ОСТАВЛЮ ЭСТРАДУ ТОЛЬКО ЕСЛИ ОДНАЖДЫ ОТКРОЮ РОТ, А ГОЛОС НЕ ЗАЗВУЧИТ». 2016

В эту субботу певец из Линареса возвращается в Севилью, на этот раз для того, чтобы представить на арене для боя быков спектакль, в котором его всегдашний репертуар сопровождают оркестровые аранжировки. 

Рафаэль

Есть люди, помнящие, как во времена своей молодости они выстаивали длинные очереди к дверям кинотеатра, чтобы увидеть его. Те, кто не представлял себе Новый год без его выступления на телевидении. Кто признавался, что напевал его песни в уединенности автомобиля. Кто изобретал такой повод сходить на его концерт, который бы пришелся по вкусу родителям. Кто просил исполнить некоторые из его мелодий, афишируя свою современность. Кто его имитирует и почитает его. Кто не выносит его, но не может отрицать, что это «уникальный, оригинальный, не похожий на других артист». После того, как он в прошлом году два дня подряд собирал полный зал в Fibes, Рафаэль завтра возвращается в Севилью (начало в 21:00, стоимость билетов от 50 до 198 евро), чтобы показать на арене Maestranza свой спектакль Sinphonico, в котором он реализовал свою давнюю мечту: исполнить его величайшие хиты с симфоническим оркестром. Певец обещает, что снова отдаст все, чтобы угодить его публике, представляющей «пять с половиной поколений».

- Вы заново появляется каждый год и всегда добиваетесь того, что выглядите как другой Рафаэль, как Вам это удается?

- Ничего другого не остается. Для того, чтобы публика не заскучала, нет иного средства, кроме как эволюционировать и радовать ее.Рафаэль Я не хочу быть как те артисты, которых вы видите три раза, и они всегда делают то же самое. Я не допускаю, чтобы так смогли сказать обо мне. Поэтому я стараюсь всегда обновляться, и поэтому я также интересую молодых людей.

- Однако Вы повторяете программу Sinphonico. Почему так происходит в этом турне?

- Я ее повторяю, и уже плачу, потому что она заканчивается. Можно сказать, что она был самой потрясающей и красивой за всю мою жизнь. Это турне также было самым продолжительным – я работал в нем полтора года, мы два раза возвращались в Испанию, объехали большую часть Америки... И это было замечательно, потому что оно дало мне возможность встретиться с невероятным количеством оркестров из прекрасных музыкантов, которые существуют в этой стране. Это была работа в тесном сотрудничестве, мне это очень понравилось. Я не исключаю того, что в будущем повторю это турне.

- Чему Вы научились, выступая с симфоническим оркестром?

- Я понял, что я знаю, как делать это. Я прошел трудный путь, пока не сумел почувствовать себя комфортно и свободно, чтобы выполнять свою задачу. Очень трудно петь с симфоническим оркестром, не каждый может сделать это, и не каждый должен.

- В любом случае, Ваша публика заполняет зал, что бы Рафаэль ни делал. На концерт, с которым Вы возвращаетесь в Севилью, осталось едва ли четыреста билетов из тех 7200, которые поступили в продажу в августе.

-Ну, на этот раз они еще и приоделись, чтобы прийти. Не то чтобы раньше зрители приходили голыми, но они позаботились о том, чтобы одеться получше (смеется). Это бесценно – пользоваться благосклонностью публики. Теперь у меня просят исполнить новые вещи, и я, так как я все слышу, иду навстречу. Мы отобрали лучших молодых авторов и записали альбом новых песен, который выйдет через несколько месяцев. Ясно, что на концертах вживую я буду продолжать петь классические вещи, потому что отказ от них будет предательством. Я исполняю то, о чем меня просят.

- Кстати о классике: до тех пор, пока человек не придет на Ваши концерты, он не отдает себя отчета в том, сколько хитов у Рафаэля...

- Так происходит даже со мной... На днях мой сын крутил в машине некоторые песни, которые вполне можно было бы восстановить, и я сказал: ой, это что - мои?

- Скольким Вы в этом плане обязаны композитору Мануэлю Алехандро?

- Всем, моим началом и пробуждением меня как артиста. Благодаря ему, его таланту и менеджеру, который в то время был у меня, мы выстроили мою карьеру. Кроме того, я был достаточном разумным, чтобы сохранить его и не думать, что мы взобрались на Эверест.

- И теперь молодежь считает Вас кумиром. Кажется, что Вы смолоду были старым, а в настоящее время находитесь в подростковом возрасте...

- (Смеется) Но это происходит со мной не сейчас, мне повезло в том, что каждое поколение приводило ко мне еще одно поколение. И получается, что теперь у меня их накоплено пять с половиной: родители, дети, внуки...

- Как Вы думаете: что они ищут в Вас, чего не находят в других современных певцах?

- То же самое, что и члены их семей: они находят меня. Во многом это вина фирм грамзаписи, занимающихся тиражированием успешных моделей. Артист должен защищать свою концепцию, даже если она плоха. Ко мне пристегивали сравнения типа «испанский Элвис Пресли» или аналогичные, но я всегда подчеркиваю: я - это я. Уникальный, оригинальный и не похожий на других.

- Вы занимались театром, кино, рекламными объявления... есть что-нибудь, на что Вы не отважились?

- Нет, у меня есть много чем заняться. Артист должен уметь делать все, и делать это хорошо. Мне нравится время от времени набираться смелости и делать такие вещи, как эта - с симфоническими оркестрами, или как Доктор Джекил и мистер Хайд, это позволяют мне расти и учиться.

- Через пятьдесят лет Ваши устремления и надежды неизменны?

Да, но это очень просто. Ведь я был рожден для этого. Я боролся за это всю мою жизнь, и я очень счастлив, став таким, каким я стал. Если бы я должен был каждый день делать то, что мне не нравится, это было заслугой, но ведь меня это сводит с ума. Я сполна наслаждаюсь своей работой, и это заметно. На самом деле это слишком заметно... (Смеется)

- Однажды вы признались, что выход на сцену внушал Вам страх. Это уже прошло?

- Я его усмиряю. Теперь я выхожу на сцену, чтобы хорошо провести время. Конечно, всегда присутствует ответственность, но я уже стал не таким несдержанным. И еще меньше после того, как мне сделали трансплантацию и я полностью обновился.

-Утрата надеж и стремлений - единственное, что могло бы заставить Вас уйти на пенсию?

- Даже не это. Единственное, что может заставить меня оставить сцену –э то если однажды я открою рот, а голос не зазвучит. Только это могло бы отправить меня в отставку. 

Сара Аргихо
07.10.2016
www.diariodesevilla.es
Перевод А.И.Кучан
Опубликовано 7.10.2016