Часть X

Испанский певец Рафаэль Мартос Санчес личная жизнь

Нина: Уехал. Ваня, папка, уехал. Он же убьёт его! Не догнала. Бежала до железной дороги и не догнала.

Даша: Тёть Нин, эти гады живучие. Не убёт он его.

Нина: И зачем я ему всё сказала. Вот я дура! Катя, вызови такси! Надо догнать.

Катя: Зачем?

Нина: Посадят Ваню! Надо догнать! Вызови!

Катя: Мам, они ушли.

Нина: Кто?

Катя: Ирина и Татьяна.

Нина: Как?

Катя: Я их выгнала.

Даша: Ну, я пойду, Ладно? Пойду я.

Нина: Зачем, Катя?

Катя: Дуры они! Понимаешь, пустые они тётки.

Нина: Их надо вернуть. Катя! Нельзя так!

Катя: Мам, люди меняются. Жизнь их поменяла. Тех девчонок уже нет.

Нина: Как же ты их выгнала? Как-то неудобно получилось.

Катя: Прости, мам... Нашло что-то.

Нина: Тяжко мне. Вызови такси. Надо догнать.

Катя: Ты отдохни. Полежи. Сейчас.

Катя набирает номер, и вызывает такси.

Нина: Не знаю я, как жить дальше, не знаю.

Катя: Сейчас. Улица Первого Мая, дом двадцать три. Что!? Через сколько? А быстрее!? Хорошо.

Нина: Что!?

Катя: Надо ждать. Что ты говорила!?

Нина: Я хотела всегда как лучше, а получилось...

Катя: Как ты могла связаться с этим Николаем Сергеевичем? Ты же знала его! Ты что, ему верила!?

Нина: Да что там, верила!? Убедила себя в чем-то. А потом, у нас тут работы нет, а он деньги платил. Серёже надо послать, тебе помочь, лекарства бабушке купить... А где их найдёшь — эти деньги? Он помогал. Всё равно уже... Дура я! Старая дура!

Катя: Ты не дура! Ты лучшая! Самая лучшая на свете, слышишь! Самая, самая, самая лучшая! Мамочка!

Нина: Да что там. Когда-то я мечтала о чём-то... А получилось... Ничего не получилось. Ничего! Скоро такси!?

Катя: Надо ждать. Не грусти, слышишь! Я с тобой! Ну, Серёжка – дурак. Ну, образумится.

Нина: Знаешь, я им немного завидую.

Катя: Кому!?

Нина: Ирке, Таньке.

Катя: Почему!?

Нина: Они, ездят по миру. Им всё доступно. Купили билеты – и вот он перед ними, Рафаэль. Первые ряды. Даже немного обидно.

Катя: Не думай о них, мама!

Нина: Да это я так... Я бы очень хотела побывать на его концерте. Даже совсем издалека, пусть хоть пять минут.

Катя: Я хотела тебе сказать…

Нина: Как долго не едет такси! Как долго!

Катя: Они приедут.

Нина: Знаешь, давно уже, как ты родилась, я стала писать дневник. Не то, чтобы дневник, не каждый день. Это вроде писем. Просто когда хотелось поделиться – я писала. А писала почему-то Рафаэлю. Как-то так получилось. Я даже не понимала, почему ему. Ему мне было писать проще. Напишешь на бумаге: «Дорогой Рафаэль», и как-то всё само изливается. Я и не собиралась ему отправлять их. Ты не думай. Просто писала. А тут на днях подумала, что писала я ему потому… Знаешь, ведь люди чего-то в жизни достигают, занимают какие-то должности, получают большие деньги, становятся известными, а не это главное. Это всё проходит. Главное – прожить всю жизнь по-своему, главное – не сойти со своего пути, жить честно, достойно, без лжи, лицемерия. Я смотрю по телевизору на этих известных людей и на то, кем они были и кем стали. Были порядочными людьми, и ими гордилась вся страна. А сейчас они превратились в других людей, их заслуги заслонены чем-то другим, мерзким и противным. А Рафаэль – другой, он всегда был честен, понимаешь. Он не менялся, не отступал. Я писала ему поэтому. Он был примером. Я не смогла, как он. Я отступилась, пошла по другому пути. Я думала, что ничего страшного, что так делают все…

Катя: Я всё боялась сказать, думала, ты не поймёшь.

Нина: Что?

Катя: Я тебе никогда не говорила о Рафаэле. Или нет, я часто делала вид, что мне он не нравится. Я часто иронично о нём, о тебе отзывалась, а может быть, даже и зло…

Нина: Да нет, Катя…

Катя: Может и зло, но я ничего не понимала. Может, я только сейчас что-то понимаю.

Нина: Да ты у меня…

Катя: Может, я только сейчас поняла. Знаешь, у меня есть деньги, поезжай. Я оплачу перелёт, гостиницу. Я послежу за козами. Мы с Дашкой справимся. Это же просто, мама! Я хочу, чтобы ты поехала! Это твоя мечта!

Нина: Нет.

Катя: Помнишь, как десять лет назад ты попросила меня купить билеты на мюзикл? Помнишь?

Нина: Да, на «Человек из Ламанчи».

Катя: Помнишь, ты приехала. Была зима. И мы пошли в этот большой театр на площади.

Нина: Театр Советской Армии. Помню. Да.

Катя: Там играл совсем старый человек, помнишь?

Нина: Зельдин, конечно. И ты не забыла?

Катя: Нет, не забыла. Не забыла. Он говорил, нет, пел, вот: «Мечтать, пусть обманет мечта! Бороться, когда побеждён! Искать непосильной задачи и жить до скончанья времён! Помнишь?

Нина: Катя, это мюзикл. Это «Дон-Кихот».

Катя: И что?

Нина: Это всего лишь слова. А дон-кихотов уже не осталось, да и были ли они?..

Катя: Любить, пусть обманет любовь! Остаться неведомо где! Когда опускаются руки, тянуться к далёкой звезде! Мама! Это про тебя! Ты мой Дон-Кихот! Ты честно живёшь! Не упрекай себя! Ты должна! Не опускай руки, тянись к своей мечте! Поезжай!

Нина: Нет...

Катя: Ну что ты... Эти тряпичницы ездят, сидят на первых рядах. А ты там должна быть... У тебя тут ничего не выветрилось, как и у Дон-Кихота, понимаешь..!

Нина: Не понимаю...

Катя: У тебя тут... (показывает рукой на грудь). Ну, тут сердце, душа, понимаешь. Ты там должна быть, на концерте Рафаэля. Он увидит тебя, а ты его. У вас у обоих здесь есть (показывает рукой на грудь), Понимаешь, у обоих, вы сохранились... Он для тебя поёт, понимаешь, для тебя одной. Давай же! Я люблю тебя, давай же!

Нина молчит. И потом говорит почти шёпотом.

рафаэль певец испания

Нина: Это невозможно.

Катя: Почему?

Нина: Меня не выпустят.

Катя: Как! Не понимаю.

Нина: Дай я лягу. Что-то нехорошо мне... Где же такси? Они же поубивают друг друга…

Катя достаёт подушку. Нина ложится.

Катя: Как ты себя чувствуешь? Давай давление померю? Может, надо таблетки какие выпить? Ты слышишь?

Нина: Ничего. Послушай. За границу меня не выпустят. Ты же понимаешь, кто я теперь.

Катя: В каком смысле?

Нина: Я не хотела тебе говорить.

Катя: Что? Ты про что?

Нина: Я подписала договоры. Долго объяснять. Завтра придут описывать. Приставы придут. Они отнимут квартиру, понимаешь!

Катя: Я знаю.

Нина: Знаешь!?

Катя: Мама, все уже знают.

Нина: Все?! Ты не знаешь другого.

Катя: Чего?

Нина:  Я под следствием. Коля приходил. Сказал.

Катя: Не верь ему!

Нина:  Друг Альбины, там, в Калуге, тоже что-то слышал. Всё серьёзно! Прости. Я не знаю что делать...

Катя: Мамочка, любимая. Слышишь…

Нина:  Надо бы вещи перенести. К Даше. Ценное самое.

Катя: Перенесём. Я сейчас посмотрю.

Нина:  Подожди. Иди сюда.

Катя: Мам!

Нина:  Сядь, послушай. Сегодня ночью какой-то сон странный приснился.

Катя: Какой?

Нина:  Понимаешь, цветочное поле. Большое такое. И вокруг тишина, и ни души. Пусто. Солнечное утро, тихое утро, и почему-то не поют птицы. Я смотрю на это со стороны, оглядываюсь и вижу себя в детстве – маленькая девочка собирает цветы – улыбчивая такая, вся светящаяся... Я думаю, неужели это я!? Неужели я такой была!? Сколько мне лет? Шесть, может, семь... О, Боже! Я понимаю, что это я! Цветы вокруг — и я их собираю. Слышишь! Я помню, помню этот день. Он был очень давно. Он мне врезался в память, но потом я всё забыла... забыла... забыла... и этот день, солнечный день забыла. Я – маленькая девочка, и я собираю букет полевых цветов, и всё такое радостное и солнечное, и нет, нет никаких забот. Этот мир принадлежит мне, и впереди только будущее. Я осматриваюсь, нет, та маленькая девочка осматривается и видит маму и папу. Это они! Этого не может быть! Мои мама и папа! Девочка смотрит на них, улыбающихся и молодых, и протягивает им свой букет. Я не могу поверить. Я подумала, что неужели я вернулась в то время, когда я была счастлива. А потом... Я отворачиваюсь... А потом передо мной уже пустое поле. Где вы? Где вы? Я потеряла их. Я потеряла! Зачем? Как же мне опять вернуться туда? Вокруг ни души, тишина и какая же пустота вокруг! Я уже взрослая... я уже старая тётя, и мне так хочется кому-то подарить свой букет, а никому он не нужен...

Катя: Мама!

Нина: Принеси...

Рука Нины падает. У Нины закрываются глаза, и голова сникает на подушку. Катя вскакивает.

Катя: Я сейчас! Я к Даше! Не уходи! Ты слышишь! Сейчас! Подожди! Слышишь!

Катя выбегает. На сцене появляется дымка. Освещение становится тусклым. Дымка усиливается и как будто всё в каком-то тумане. Мигают прожекторы. Декорации растворяются в дымке и раздвигаются. Звучит музыка. Откуда-то сверху появляется нисходящая вниз ступенями лестница и экраны. Под песню «Como yo te amo» наверху появляется силуэт певца, в котором узнается Рафаэль. Он страстно поёт песню «Como yo te amo». Ниже, в дымке, появляется Нина в вечернем красном платье и с распущенными волосами. Она красива и молода. Она смотрит наверх. Певец спускается к ней и, исполняя песню, протягивает ей руки. Нина поднимается к нему. Певец берёт её за руку, и продолжая исполнять песню, в дымке уводит её по ступеням вверх. На экранах всё время высвечиваются слова песни «Como yo te amo» в русском переводе: «Никто не полюбит тебя так, как люблю тебя я! Люблю через пространства и время! Люблю тебя душой и телом! Люблю тебя сверхчеловеческой силой! Люблю тебя в опасности и в покое! Люблю, как ребёнок любит утро! Я так люблю тебя! Я так люблю тебя!

Певец и Нина растворяются в дымке. Музыка затихает.

Затемнение.

Дмитрий Ластов
Москва (Россия)
Опубликовано 17.02.2019