No soy un cantante, sino un buen contador de historias. 2011

Я НЕ ПЕВЕЦ, А ХОРОШИЙ РАССКАЗЧИК ИСТОРИЙ. 2011

Что можно спеть нового, когда уже столько поешь? Рафаэль говорит, что не знает ни о каких секретах, но похоже, диск Te llevo en el corazón доказывает обратное: его оружие – мечта и надежда.  

В интервью испанец уверяет, что его концерт в Коста-Рике будет зрелищным.

У Рафаэля в голове одна Америка. Она вошла в его сердце и как человек, который чувствует себя слишком уютно, больше никогда не ушла, а расположилась там еще удобнее.

Тот, кого называют «El divo de Linares», не задумывается, выкладывая свои карты на стол: да, его самая последняя работа – трилогия под названием «Te llevo en el corazón» - это дань любви к континенту, который, как сам он признается, подарил ему успех и где он поразил воображение не одного, а уже нескольких поколений.

Тот, кого лучше всего характеризует его неугомонность и то, что он никогда не останавливается, возвращается в Коста-Рику почти через пять лет после его последнего приезда, и делает он это с турне «Te llevo en el corazón», которым, по ходу дела, отмечает свои 50 лет как певец.

На диск Te llevo en el corazón вошли ранчера – которыми он уже занимался и записывал, болеро – которые ему также знакомы, и танго - это его первое обращение к этому жанру.

14 февраля Рафаэль исполнит часть этих 40 песен, попавших на диск, плюс многих из своих хитов.

Вчера он побеседовал с Viva.

- Что чувствует Рафаэль, зная, что скоро он снова встретится с публикой Коста-Рики?

- Мне нравится бывать в Коста-Рике, потому что там мне всегда доказывали, что меня очень любят. В Коста-Рике я чувствую себя очень любимым, здесь всегда ко мне чудесно относились.

- Вы приезжаете в Коста-Рику с туром Te llevo en el corazón. Если судить по песням с этой трилогии дисков, мне кажется, что тот, кого Вы храните в своем сердце – это Америка.

- Ясное дело. Ты это правильно поняла. На самом деле он должен был назваться «America Te llevo en el corazón» (смеется), но нужно было сделать его чуть более неопределенным. Как ты угадала, я храню Америку в своей душе с начала моей карьеры; это 50 лет деятельности на континенте, подарившем мне грандиозный успех, я сказал бы, умопомрачительный! И я благодарный человек и, конечно, мне не остается ничего другого кроме как сохранить эту землю в своем сердце.

- Te llevo en el corazón включает три музыкальных жанра, родных для Латинской Америке: болеро, ранчера и танго. Как Рафаэль сочетается с этими тремя музыкальными формами?

- Очень хорошо (взрыв смеха). Я по-настоящему наслаждался, когда пел танго – по-настоящему; и болеро тоже, а ранчера... и сказать не могу. Кроме них, я по-прежнему включаю песни, которые пел всю свою жизнь, потому что публика их просит, и так и должно быть.

- У трех жанров с диска «Te llevo en el corazón» общее то, что все они достаточно драматичны.

- Драматичные... да, но порой не настолько уж. Это немного зависит от истории. Я всегда говорил, что я не певец, а хороший рассказчик историй.

”Я люблю истории, потому что я разыгрываю их на сцене; наивысшее проявление индивидуальности моего стиля в этом: чтобы публика увидела историю при помощи моего голоса, но чтобы увидела также и то, как я это делаю. А в танго есть истории, о которых можно рассказывать; и в болеро тоже; также и в ранчера и в моих песнях - много историй, которые надо рассказывать”.

- Но при таком подходе к манере исполнения, которая, как мы точно знаем, является одной из самых важных Ваших отличительных черт, Вам было приятнее исполнять ранчера, болеро и танго, чем, может быть, некоторые из Ваших хитов – таких, как Mi gran noche или Desde aquel día?

- Я привык петь ранчера (несколько штук я спел для диска Huapango torero). Я привык к тому, что ранчера у меня выходят очень хорошо. 

”С болеро это у меня тоже немного получилось, потому что я отлично знаю, что делаю, когда пою болеро. С танго было иначе: танго я не пел никогда, никогда; так что для меня это было огромное и чудесное открытие”.

- Я в этом не сомневаюсь.

- Дело в том, что когда ты увидишь, как я пою танго - не когда ты меня услышишь, а когда увидишь, ты скажешь: ‘А, в самом деле! Рафаэль был прав’. Просто кажется, что они написаны для меня (танго), кажется, что я их пел всю свою жизнь.

- Это правда, что этой своей привязанностью к танго Вы обязаны своей матери?

- Точно. Все эти песни, что болеро, что ранчера и танго, моя мать знала наизусть. Она напевала их дома; напевала песни Педро Инфанте, напевала болеро Лучо (Гатики) и фанатично любила, как она его называла – Карлитоса Гарделя (смеется). И смотри – я имел честь на этом диске спеть с самим Карлосом Гарделем благодаря технологии и ее чудесам (Volver).

- Для Вас это не в новинку. Я помню, что это Вы также делали, чтобы записать для Вашего диска «50 años después» (2008) дуэты с людьми, которых больше нет в этом мире.

- Верно, на этом диске я спел с Росио Дуркаль и Росио Хурадо.

- Вернемся к альбому «Te llevo en el corazón»: Вы в какой-то степени восхищаетесь мексиканцем Хосе Альфредо Хименесом, которого очень много в этом материале?

- Для меня Хосе Альфредо – он выделяет эту заглавную ”К”– мексиканский Композитор. Самый близкий народу, тот, кто говорит обо всем именно по-настоящему. Его сын рассказывал мне, что его отец был моим огромным поклонником, как жаль, что мы не встретились по жизни. Я просто счастлив, что смог спеть его песни.

- То, что Вы уже 50 лет в профессии, позволяет Вам чувствовать себя свободнее и наслаждаться эстрадой? Ну, что-то в том смысле, что Вы стали беззаботнее, Вы же ее более чем покорили.

-  На сцене я всегда был как дома; я всегда так себя чувствовал, но в последнее время мне все нравится гораздо больше.

”На сцене я так спокоен, так доволен возможностью вступать в контакт с людьми. Эти почти три часа, которые я провожу на подмостках, я нахожусь в другом мире”.

- Благодаря какому секрету Вы пришли к 50-му юбилею своей деятельности с безупречным артистическим реноме?

- Я этого не знаю. Возможно, это дисциплина, или ожидание. Артист является артистом, пока у него есть мечта. В тот день, когда ему станет скучно или он устанет, с ним будет покончено. То, что у меня проявляется очень активно – это предвкушение.

- А смелость?

- Смелость – это часть мечты. Если у тебя нет мечты, то нет и смелости, и «несмелости», и ничего вообще (смеется).

- Я знаю, что Вы очень сосредоточены на этом диске, но Вы уже думаете о том, чтобы сделать новый альбом?

- Разумеется, эта трилогия уже вышла, и я уже занялся другим. Вот такой я беспокойный; я уже размышляю о композиции диска, который запишу в январе следующего года.

- Значит, Рафаэля нам хватит еще надолго.

- Боюсь, судя по всему, что да. (сочный взрыв смеха).

25.01.2011
Ана Мария Парра
nacion.com
Перевод А.И.Кучан
Опубликовано 26.01.2011