Raphael: “Estoy a favor de la Educación para la Ciudadanía”. 2012

РАФАЭЛЬ: “Я ЗА ВОСПИТАНИЕ ГРАЖДАНСКОГО СОЗНАНИЯ”. 2012

Певец представляет свой диск под номером 40, на котором он опять сотрудничает с Мануэлем Алехандро. Через 28 лет он снова обращается к своему культовому композитору, написавшему 'Yo soy aquel', 'Como yo te amo' и многие другие песни.

РАФАЭЛЬ МАРТОС САНЧЕС ПЕВЕЦ ИСПАНИЯ

Неутомимый, неисчерпаемый, легенда. Пятого мая Рафаэлю исполнится (если верить его биографии, представленной агентством EFE) 69 лет, но перед этим он представит диск, который, по информации из того же источника, станет сороковым диском за всю его историю. Он называется «El reencuentro» и знаменует возврат к сотрудничеству с композитором Мануэлем Алехандро (родившемуся в Хересе де ла Фронтера (Кадис) в 1933 году), который был автором большей части его грандиозных хитов – таких, как Yo soy aquel, Cuando tú no estás, Digan lo que digan, Cierro mis ojos, Hablemos del amor, Como yo te amo, En carne viva и Qué sabe nadie, если уж приводить примеры. По словам Рафаэля, они не работали вместе 28 лет. Сейчас его 12 новых песен пополнят репертуар певца, у которого за плечами столько хитов, что он способен без всяких затруднений устраивать трехчасовые концерты. В добавление к премьере его нового диска (он поступит в продажу 24 числа) певец начинает турне «Lo mejor de mi vida», с которым он посетит Аргентину в июне, а для того, чтобы устроить презентацию диска «Reencuentro», 21 и 22 мая даст в мадридском театре Сарсуэла два концерта.

Рафаэль всегда гордился тем, что он честный человек. В 2003 году у него возникла сложнейшая проблема со здоровьем, едва не стоившая ему жизни. Ему была нужна пересадка печени, которую провели в начале апреля того же года в мадридской больнице 12 октября. После выздоровления певец признался, что у него были проблемы с алкоголем, хотя он «не отдавал себе в этом отчета». В отеле в центре Мадрида он принимает представителей прессы, чтобы устроить промоушен своему новому альбому, и без колебаний говорит на любую тему. 

Вопрос. Как у Вас дела со здоровьем?

Ответ. Потрясающе. Всякий раз, когда я прихожу к врачу и он меня осматривает, результаты хорошие и я чувствую себя феноменально.

В. Вы много и откровенно говорили о своих проблемах с алкоголем. Вы не считаете, что сложившаяся в Испании культура очень способствует его употреблению?

О. То, что случилось со мной, произошло по глупости. Это было проблема человека, который втянулся в это дело, не отдавая себе в этом отчета и несомненно, не получая от этого удовольствия. [Рафаэль признался, что для того, чтобы в одиночестве гостиничных номеров успокоиться после концертов и суметь заснуть, он на своих гастролях употреблял большую часть алкогольных напитков, имевшихся в минибарах]. Мне хотелось бы, чтобы то, что случилось со мной, стало сигналом тревоги для людей, которые, возможно, ни будучи ни в чем виноваты, столкнулись с такими же проблемами. В школах прикладывают огромные усилия, чтобы научить нас грамматике, истории и математике, которые являются хорошими вещами, но они не учат нас жить. А первое, чему должны бы учить в школах – это как жить”. 

Врезка:

Я не имею ничего против отношений со своим полом. Совсем даже наоборот.
Я человек, который понимает все и относится ко всему с уважением. 

В. Так что Вы согласны с необходимостью воспитания гражданского сознания? 

О. Ну да.

В. А его отменили.

О. Почему?

В. Я полагаю, что Правительство считает, что оно не важно.

О. А! а что же тогда важно?

В. Похоже, что просто иметь необходимые знания, чтобы найти хорошую работу.

О. Да что вы. Но я не согласен.

В. Продолжая тему образования. В одной из песен с Вашего нового диска Вы поете: “En el sexo si es sentido, todo cabe, todo vale (ведь в сексе есть смысл и страсть, он вмещает все, и все годится)”.

О. Эта песня называется «Sexo sentido (искренний секс)» и я в самом деле полагаю, что если это чувство, то эта фраза верна. В нем нет ничего безобразного или развратного. Если он настоящий, то понятно, что там можно все, это самое естественное дело в мире. 

В. А епископ из Алькала де Энарес так не считает. Он говорит, что геи в большинстве своем занимаются проституцией и рекомендует им «соответствующую терапию» и «целомудрие».

О. Это глупость. Мы в «Sexo sentido» говорим о сексе в любой формате. Я не имею ничего против отношений со своим полом. Совсем наоборот. Я человек, который понимает все и относится ко всему с уважением. Поэтому я всегда требовал уважения ко мне самому и к моей работе. Я не как этот епископ. Это песня – самое то. И она мне нравится. Я буду получать от нее огромное удовольствие на сцене, и публика тоже.

В. Это что-то вроде "I want your sex" Джорджа Майкла, но с элементами рэпа.

О.  Маноло (Алехандро) всегда во всем очень прогрессивен.

В. Может показаться, что этот поворот к Мануэлю Алехандро вызван необходимостью возвращения к классическому Рафаэлю, на этом диске есть несколько аранжировок, очень похожих на музыку той эпохи, написанных на подъеме, с огромной страстью.

О. Я всегда был классическим Рафаэлем, хотя пел с Дани Мартином или Аляской. Но если откровенно – я не вникаю в аранжировки. Когда Маноло (Алехандро) пишет, я даю ему карт-бланш. Он делает то, что должен делать, и заставляет меня петь так, как считает нужным. Он – продюсер диска, и я обязан делать то, что он мне предложит. Я очень доверяю ему. 

В. В той же песне Вы утверждаете, что надо применять “эротическое слово именно тогда, когда в нем есть нужда”. Вы принадлежите к тем, кому нравится разговаривать во время..?

О. Я не в состоянии помнить таких вещей. Не знаю, говорю ли я. Там есть другое задействованное лицо, и это мешает мне запоминать такие вещи. Это полная амнезия.

В. Все выглядит так, словно Мануэль Алехандро может проникнуть в ваш мозг и сочинить текст, который будто бы написан собственноручно Рафаэлем. Как будто он знает, что Вы хотите сказать. О чем думаете.

О. Он знает, что я хотел бы сказать. В каждый момент моей жизни он знает, о чем говорить в моих песнях. Не только о моей жизни, но и о том, что происходит. Есть песня, которая называется «El mundo será de ellas» - она очень точная. Со мной он всегда попадал в яблочко, с самого начала, и мне никогда не приходилось с ним спорить из-за песни.

В. Еще одна фраза с Вашего последнего диска: “Se acercaron a mi cuna por si había basura que airear (они вторгались в мою жизнь – проверить, нет ли там грязи, которую можно разнести)”. К кому это относится?

О. Сплетники всегда подбираются поближе – посмотреть, что можно разнюхать про человека, и про меня рассказывали жуткие штуки. Я хорошо защищен своими Cuatro Estrellas (четырьмя звездами), [название этой песни], то есть моими тремя детьми и моей женой”.

В. Вы полагаете, что дело в том, что публика в последнее время требует только интеллектуальной жвачки?

Врезка:
Не всему миру нравится футбол, но мы кончим тем,
что волей-неволей станем футбольными болельщикам.
Нельзя показывать по 18 матчей в день.

О. Нельзя во всем обвинять публику. Выходит так, что если публике постоянно дают жвачку, она будет потреблять ее, потому что это единственное, что есть в наличии. Например, не всему миру нравится футбол; но мы придем к тому, что волей-неволей станем футбольными болельщикам. То, чего нельзя делать – это каждый день показывать по 18 матчей и забивать остальную программу жвачкой. Другого выбора нет. Есть много людей, у которых нет денег, чтобы каждый день выходить в город, и им приходится оставаться дома, глядя в телевизор. Но я надеюсь, что публика научится не забивать себе голову подобными вещами – в той мере, в какой она это сможет и насколько ей дадут такую возможность. Или перестанет смотреть телевизор. 

В. И куда все они уходят?

О. Ну, на самом деле мы уходим в интернет.

В. Вы заядлый интернавт?

О. Мне это очень нравится, но я не могу заниматься этим целый день. Компьютеры способствуют тому, что я хорошо отдыхаю. Я не говорю много. Я пишу. Особенно в турне. Вместо того, чтобы разговаривать с музыкантами, я им пишу. Так что первую за день ноту я издаю, когда собираюсь петь на сцене, и таким образом мне удается быть в хорошей форме. Я также очень мало говорю по мобильнику, я весь день шлю сообщения.

В. То есть Вас терзает панический страх, что Ваш основной инструмент, Ваш голос, не будет работать?

О. Это не паника, нет. Но вокруг меня много семей, которые зависят от моего голоса. Это больше, чем паника, это чувство ответственности.

В. Так что Вы основательно заботитесь о голосе. Рафаэль – одержимый человек?

О. Нет, вовсе нет. Рафаэль – методичный человек. И с хорошими привычками. Я уже освоил ряд хороших манер, потому что меня им не учили в школе и я по глупости вляпывался в какие-то ситуации. Этот урок я усвоил. Я методично делаю все, что я должен сделать. 

В. На сцене Вы создаете персонаж?

О. Нет. Это я сам такой. Сценического героя у меня нет. Мне незачем вживаться в образ персонажа. Мне на сцене так хорошо и так удобно, что в этом нет необходимости. Пожалуй, в начале моей карьеры, когда я боролся за то, чтобы сделать себе имя и найти свое место, что-то в этом роде, может быть, и наблюдалось, но в последнее время – абсолютно ничего. Я выхожу на сцену твердо и уверенно, словно шагаю по яйцам. Без нервов. С чувством ответственности, но спокойно, чтобы получать удовольствие вместе с публикой, и это очень чувствуется.

В. Вы вместе с Испанией пережили много исторических моментов, все то, что происходит теперь, во время кризиса … Вы считаете, что решение есть?

О. Да. Конечно, оно есть. В этом смысле я очень позитивно настроен. Когда пять миллионов не будут безработными, тогда проблемы и кончатся. Даже у епископа.

В. Но чтобы добиться этого, нужно будет потрудиться.

О. Надо работать. Надо, чтобы все каждый день выходили искать рабочее место. Тот, кто хочет работать, должен иметь рабочее место. Хотя правда и то, что порой мы слишком разборчивы при выборе работы. А когда нужда припечет, приходится заниматься тем, что подвернется. Если у людей есть работа, все остальное не так важно.

Мануэль Куэльяр
17.04.2012
cultura.elpais.com
Перевод А.И.Кучан
Опубликовано 20.05.2012