Рафаэль: «Вечер на Sonorama был хорош, но моя великая ночь еще не наступила». 2014

RAPHAEL: «LA DEL SONORAMA FUE BUENA, PERO MI GRAN NOCHE AÚN NO HA LLEGADO». 2014

Певец возвращается в кадисский театр Falla, чтобы представить диск «De amor & desamor».

Рафаэль

Рафаэлю 71 год, он провел на сцене  55 лет, записывает по альбому при смене календаря и по три-четыре вечера подряд собирает полные залы в главных столицах испанских провинций. Устроив фурор на фестивале независимой музыки Sonorama, с триумфом проехав по Америке со своим турне и объявив о фильме, в котором он снимется у Алеса да ла Иглесиа, певец Рафаэль  в этот четверг  снова десантируется в Большом театре Falla в Кадисе, чтобы представить часть «драгоценностей короны» его дискографии.

– Вы опять бросаете вызов кризису – у Вас три дня аншлага в таком городе, как Кадис...

– Я никому не бросаю вызова. Для меня это радость – приехать в Кадис, мне это очень нравится. Приехать в этот театр, навевающий мне столько воспоминаний. Я бывал в Кадисе сотни раз, и для меня это предмет огромной гордости – возвращаться и возвращаться.

- Как вам вспоминается Ваш последний приезд в театр Falla, два года тому назад?

Рафаэль

– Это было чудесно, как всегда в Кадисе. Здесь я чувствую себя очень любимым и я отвечаю зрителям своим энтузиазмом и самоотдачей, стремясь к тому, чтобы они выходили из театра  воспламенившись и с желанием снова увидеть меня.

– Вы представите диск «De amor & desamor», в котором, по Вашим словам, собраны драгоценности короны Вашей дискографии.

– Да, часть  драгоценностей короны моей дискографии. И некоторые вещи, которые не являются драгоценностями короны, потому что им не позволили стать ими. Обычно публикуются три песни с диска, которые звучат на радио и которые выучивает публика. Другие всегда остаются на втором плане, а они так же хороши или даже лучше, чем те, что прославились. Поэтому и предлагаю, чтобы все услышали эти песни, и снова обращаюсь к ним. Я также преподношу их в подарок, потому что я записываю заново все, а это огромная работа, но то, что я могу сделать это – это чудесно. Так как мой голос еще при мне, я перезаписываю песни с новыми аранжировками,  в сопровождении Симфонического оркестра Испанского радио и телевидения.

– Так значит, это не новое обращение к песням, а скорее их спасение – таково было Ваше намерение?

– Я хотел спасти эти песни, чтобы публика могла обратить на них внимание. Я пытаюсь довести их до молодых людей, чтобы они познакомились с этой частью истории испанской поп-музыки и не должны были искать ее в магазинах, где продаются  вещи, которым 500 лет, или рыться в сундуке воспоминаний в интернете.

– Вам и не надо сближаться с молодежью, Вы не такой уж незнакомец для младшего поколения...

– Нельзя сказать, что они меня не знают, они очень хорошо со мной знакомы, но  я хочу, чтобы они знали весь мой репертуар,  а не только четыре или шесть песен.  Чтобы они узнали все остальное так же, как они знают «Mi gran noche» и «Escándalo». Думаю, что все получается по-моему,  потому что люди очень интересуются, песни очень хорошо продаются на Itunes.

– Вам больше нравятся перезаписанные песни, чем оригиналы?

– Во многих случаях - да. Надо учесть, что я многому научился, и это заметно. Раньше я исполнял очень серьезные песни,  слишком серьезные для моего тогдашнего возраста.

– Должны ли заняться подобным спасением песен другие артисты Вашего поколения?

– Дело в том, что артисты этого возраста, у которых есть подобный репертуар, уже не в состоянии сделать это, в этом суть вопроса.  А мне выпала огромная удача -  мой голос все еще на уровне, как и сорок лет назад.

– Вас не привлекают новые песни?

– Каждый январь я дарю публике мои старые песни или записываю диск. В следующем году будет новый диск очень молодых испанских авторов. Я хочу увидеть, как мне подойдут нынешние композиторы. И я буду сотрудничать с ними, одалживая мой голос и многолетний престиж  этим новым песням.

– Вы ставите перед ними какую-то директиву?

– Нет, никаких директив. Моя теория в отношении композиторов – что надо давать им творить. Они звонят и говорят мне: «какую песню ты хочешь получить от меня?», а я им говорю: «нет, ее мне должен сделать ты. Это ты дашь ее мне, она должна исходить от тебя».

– Вы всегда говорите, что Ваша великая ночь еще в будущем, это не была ночь на фестивале  Sonorama?

– Да, это была великолепная ночь, но моя великая ночь еще не наступила. Я учусь каждый день, и каждый день может стать лучше прошлого.

– Вы ожидали такого отклика на Ваше появление на фестивале?

– Да, ожидал, потому что за многие годы была проделана большая работа.   Молодежь давно следует за мной.  Это было больше, чем я ожидал, но это не была великая ночь.

– А критические статьи ошибались по отношению  к Вам?

– Те, что были до выступления?

– Да, перед Вашим концертом.

– Важно то, что говорят потом, а то, что говорят раньше, не имеет никакой ценности.

– А потом Вы с чем остались?

– С тем событием, которое случилось. Не знаю, повторю ли я это еще раз, но я остался очень доволен.

– Несмотря на Вашу значимость, вы отказываетесь принять ярлык дива или иконы, это ложная скромность?

– Нет, пожалуйста (смеется), я очень современный мальчик, с таким красивым именем, которое дала мне моя мать. Мне бы хотелось, чтобы меня запомнили как РАФАЭЛЯ.

– Как певца Рафаэля?

– Нет, нет, нет. Я не певец, я артист.

– Вы очень активны в твиттере...

– Я считаю, что это очень хороший способ  информировать публику о том, что ты делаешь.  Я никогда не выкладываю ничего личного, но людям нравится видеть, что я делаю каждый день, а мне не стоит никакого труда  информировать их.

– Недавно Вас снова «убили» в социальных сетях, как Вы это восприняли?

– Меня убивали много раз, это очень долгая история. Да, это вызывает легкий гнев, но прежде всего - насмешку.

Р. Васкес
03.10.2014
www.lavozdigital.es
Перевод А.И.Кучан

Опубликовано 06.10.2014