Часть I

PARTE I 

Его отец поселился со своей женой и четырьмя детьми (Франсиско, Хуаном, Хосе и Рафаэлем) в мадридском районе Куатро Каминос, и очутившись там, малыш начал обучение в школе при храме отцов-капуцинов Сан-Антонио; чтобы поступить туда, было необходимо иметь хороший голос или хорошо петь, так как там был школьный хор.

рафаэль певец испания 

Это было первое испытание, которое должен был пройти юный Рафаэль, и он блистательно выдержал его, так как вскоре благодаря его таланту он стал солистом хора, где пел также его брат Хуан, который был на четыре года старше его. Но если отцы-капуцины были довольны маленьким Рафаэлем Мартосом в музыкальном плане, они не могли сказать то же самое о его учебе. Мальчику не нравились уроки, он был достаточно непослушным, и он прошел программу третьего класса средней школы только в Училище кардинала Сиснероса, ведомый своей страстью к кино, заставлявшей его питать отвращение к любым книгам.

И в самом деле: когда Рафаэлю Мартосу было всего восемь лет, он тратил все деньги, которые ему удавалось сэкономить, на походы в кино, так что зачастую его мать вынуждена была идти искать его, будучи твердо уверена в том, где мог находиться ее младшенький, так как уже тогда он начал мечтать о том, что станет хорошим актером.

рафаэль певец испанияВспоминая все это, Рафаэль улыбается своим особенным образом, и кажется, что он забыл о шести фильмах, в которых он уже снялся, так как обычно он говорит:

Я считаю, что во время пения я разыгрываю трехминутную комедию... в конце концов я добился своего!

Рафаэль. Голос. Биография

У него было четко сформулированное желание стать артистом, хотя у его родителей было противоположное мнение. Но мальчик настаивал на своем, он не отчаивался из-за постоянных ссор, и когда пришло время покинуть училище, он добился того, что отец позволил ему посвятить себя работе над голосом.

Им занимался маэстро Гордильо, отец его нынешнего «менеджера», и с ним Рафаэль Мартос репетировал достаточно долгое время. Маэстро, не желавший преждевременного провала, который мог оказаться катастрофическим, должен был обуздывать его юношеское желание дебютировать, и ему удавалось сдерживать его, пока не представилась удачная возможность спеть на Radio Madrid.

Песня «Te voy a contar mi vida» вышла в эфир и была великолепно принята публикой, и этот маленький триумф его беспокойного ученика заставил маэстро Гордильо обратиться в фирму Philips с просьбой о прослушивании, которое оказалось решающим.

Фирма грамзаписи Philips была требовательной к качеству, так что в этот важный момент его жизни Рафаэля Мартоса сопровождали его отец, маэстро Гордильо со своим сыном Пако, и Мануэль Алехандро - человек, который позднее станет любимым композитором Рафаэля.

Легко представить себе, как нервничал тот шестнадцатилетний юноша, которому надо было исполнить несколько песен перед всеми собравшимися там господами. Но, несмотря на свое волнение, он оставил такое благоприятное впечатление, что через несколько дней ему предложили записать его первую пластинку, которая открыла вожделенные двери к славе. Эта пластинка, которую вполне можно считать краеугольным камнем его долгой триумфальной карьеры, содержала песни «Tú, Cupido», «Inmensidad», «Perdona, Otello» и уже ставшую тогда популярной «Te voy a contar mi vida», которую он исполнил перед микрофонами студии Radio Madrid.

И, похоже, тогда по предложению его «менеджера» Пако Гордильо Рафаэль Мартос Санчес перестал называть себя так в артистической среде, и впервые использовлв столь активно обсуждаемые буквы «PH», чтобы создать имя Raphael - может быть, потому что его первая фирма грамзаписи назвалась Philips.

рафаэль певец испанияЭто произошло в 1962, и по-настоящему удивительным было то, что предприимчивый маэстро Гордильо в том же году сумел провести своего молодого певца Рафаэля на отборочный национальный тур перед конкурсом Евровидения. Он должен был представить песню «Perdona, Otello», и хотя на практике юный певец был почти неизвестен, ему удалось занять ни много, ни мало - очень почетное четвертое место.

Благодаря этому его взяли на работу в одно мадридское заведение, хотя его зарплата составляла всего двести песет в день и он был обязан исполнить три песни, которые Рафаэлю приходилось раз за разом повторять каждый вечер по просьбам публики, которая уже начала узнавать его и склонять его имя.

Из этого ночного «клуба» он вырвался на только что созданный Фестиваль в Бенидорме, город на побережье под Аликанте, и там, обойдя всех своих соперников, Рафаэль получил первую премию, и кроме того унес также премию за исполнение (за песню «Llevan»). Полный и абсолютный триумф Рафаэля стал огромным шоком для испанского эстрадного мира: там соревновались наиболее популярные представители современной музыки тех лет, а самой заметной фигурой на Фестивале оказался он.

Рафаэлю было всего шестнадцать лет, но его безоговорочный успех волей-неволей должен быть привести к кардинальным переменам в его творческой жизни. Телевидение, различные радиостанции и самые известные концертные залы Испании начали оспаривать друг у друга новую эстрадную звезду. Разумеется, тогда его представляли еще не как кумира, но как несомненно самое многообещающее музыкальное дарование, которое могла предложить миру Испания, так как его триумф перешагнул через наши границы и он стал котироваться еще выше, когда записал в Париже ставшую настоящим фурором песню «Tu conciencia».

За его первой творческой командировкой за границу последовало успешное турне по Португалии, в ходе которого он познакомился со всей этой братской страной, а также со своими реальными талантами: способностью заниматься самообразованием, многому учиться и владеть сценой (со временем это станет настоящим краеугольным камнем его грядущих успехов).

Когда Рафаэль вернулся из Португалии, свою заявку на него уже начал делать кинематограф, хотя это была не особенно важная роль в фильме «Lasgemelas», которая не смогла удовлетворить его. Более того: на съемках с девочкой-вундеркиндом Малени Кастро юный певец решил, что он навсегда потерпел фиаско перед кинокамерами, и у него остался неприятный осадок, который он не скоро забыл.

рафаэль певец испанияПоэтому он поставил свой собственный спектакль и начал отвоевывать уже полученную однажды славу, в благородном стремлении обрести поддержу публики, двигаясь из одной столицы в другую по Испании, которую ему через некоторое время столько раз придется объезжать в ходе своих многочисленных концертных турне.

Надо признать, что у Рафаэля есть другие качества, столь же позитивные, как дар исполнителя и певца: к этим двум главным талантам добавляются другие важные моменты, которые он всегда брал в расчет - такие, как умение пользоваться, эксплуатируя свою инфантильную внешность, этим комплексом материнства у женщин. Это доказано на практике тем, что при изучении состава его последователей был выявлен очень высокий процент женщин, которым уже исполнилось тридцать лет. Тут уместно процитировать слова академика Хосе Марии Пемана, который в своей статье в мадридском выпуске ABC от 3 сентября 1968 написал: «Рафаэль – это певец, у которого десять тысяч мамочек, а не десять тысяч невест»...

Еще одно из реальных достоинств – это что Рафаэль привнес в мир современной испанской музыки совершенно индивидуальный стиль, который сегодня ни с кем не спутаешь, так как он не ограничился исполнением шлягеров французских, английских, немецких или американских певцов. Осознав, что он появился в решающий момент для современной эстрады, он сумел сформировать марку своей личности и стиля, создав то, что возможно, несколько преждевременно, можно назвать «школой».

Однако это еще одно хорошо заметное явление – что испанская публика, мало интересовавшаяся существовавшими до того времени музыкальными формами, начала выходить из своей многолетней летаргии и стряхивать с себя сонливость, чтобы найти собственного кумира, как того сегодня требует роскошь принадлежности к развитым странам.

Она моментально обнаружила, что таким кумиром может быть Рафаэль, и стала посвящать ему свои самые пылкие хвалы и самые горячие аплодисменты, хотя кое-кто посвящал ему также свои самые едкие рецензии.

Но если отвлечься от восхвалений и критики – нет никакого сомнения в том, что Рафаэль доказывает, что он неутомимый труженик. В 1964 он заключил эксклюзивный контракт с Hispavox, и его первыми работами для этой фирмы стало множество лидеров продаж пластинок, - достаточно назвать только, например, «Los hombres lloran también», «Un largo camino» и «Mi vida» - совершенно персонализированную версию шлягера француза Алена Барриере, с которой он снова выехал за границу в триумфальное турне по Германии и Австрии, где у него также была записана пластинка на немецком языке. 

рафаэль певец испанияИ словно этого было мало, и для того, чтобы его присутствие в тот период на другой стороне Атлантики достигло кульминационных высот, песни Рафаэля уже начали становиться популярными в испаноговорящем мире. Записи Рафаэля, сделанные в Hispavox, пересекли океан, и его голос можно было услышать почти во всех странах Южной Америки, и в Европе происходило то же самое. Канарские острова, Турция, Греция и Ливан стали для этого уже известного певца превосходными ступеньками к славе, опирающимися на воздействие, которое снова оказали на публику его песни «Todas las chicas me gustan», «Te quiero mucho» и «Feriantes».

Но тем не менее Рафаэль с высочайшей сметливостью, о которой надо упомянуть, вернулся в свою Испанию, чтобы провести новые гастроли по полуострову, демонстрируя умение обращаться с публикой, в котором, как он всегда интуитивно чувствовал, заключается секрет его успеха. Так что нет региона или города, где бы он не побывал со своими песнями на устах и своими смеющимися глазами, всегда добиваясь того, что его появление становилось незабываемым.

Появление, которое, как они знают, нужно зрителям и ему самому, чтобы позволить себе огромную роскошь, которую могут разрешить себе очень немногие современные певцы: внимание на протяжении концерта, продолжающегося больше двух часов, на котором он исполняет ни больше ни меньше, чем двадцать семь песен. Эта историческая дата в его блистательной карьере – третье ноября 1965 в мадридском театре Сарсуэла, где заполнившая зал публика безоговорочно капитулировала перед динамичным юношей, к которому она склонила свой слух.

То, что мы сейчас сказали, может показаться не особенно важным. Однако те два долгих часа выступления перед выжидающими слушателями означали окончательное признание Рафаэля. То, что он сумел в качестве единственного исполнителя удержать интерес зрителей, было подтверждением законности его прошлых успехов, и одновременно он был вознагражден за те усилия, которые затрачивал на протяжении многодневных репетиций, не зная, принесут ли они вожделенные результаты.

Мы знаем от самого Рафаэля, что тот концерт, повторенный потом в других городах, никогда не доставлял ему такого удовлетворения, как в тот памятный день, 3 ноября 1965, после которого он стал чувствовать себя абсолютно уверенным в себе самом и своих экстраординарных способностях. 

 Перевод А.И.Кучан
Опубликовано 19.11.2018