Рафаэль в программе "Sabías a lo que venías" с Сантьяго Сегурой. 2007

RAPHAEL EN "SABÍAS A LO QUE VENÍAS" CON SANTIAGO SEGURA. 2007

Криспи Кастельянос: Дамы и господа, сегодня с нами неповторимый артист, благодаря своей индивидуальности и своему голосу поднявшийся на вершину международной эстрады. Со всеми вами великий легендарный Рафаэль.

Рафаэль Мартос Санчес

Сантьяго Сегура: Это замечательно, но Вы где?

Криспи Кастельянос: Мы на связи в гримерной, шеф.

Сантьяго Сегура: Почему ты не привел его сюда вживую?... Большое спасибо за эти аплодисменты, которые очень меня воодушевляют. Это особенный день, и у нас особенный гость. Перед своими кумирами я чувствую себя как школьник. Пожалуйста, мощные аплодисменты Рафаэлю!

Рафаэль: Куда мне сесть?

Сантьяго Сегура: Прямо сюда.

Рафаэль: Почему так далеко?

Сантьяго Сегура: Это из-за освещения. Но я останусь здесь, как ведущей передачи. Тебе хлопали мало – ведь тебе должны аплодировать по пятнадцать минут за каждую песню. (публика хлопает) Вот так надо. Я бывал на твоих концертах, они мне нравятся, но они очень утомительны для публики. Зрители не довольствуются тем, что аплодируют после каждой песни – они встают.

Рафаэль: Нет.

Сантьяго Сегура: Но публика тебя очень любит.

Рафаэль: Да. По крайней мере, я чувствую любовь к себе со стороны их всех.

Сантьяго Сегура: Они тебя любят, особенно сейчас, когда тебе чуть больше четырех лет. Ты же начал отсчет по новой.

Рафаэль Мартос Санчес

Рафаэль: Точно. Мне 1523 века, но я веду отсчет с первого апреля 2003 – так что мне четыре года.

Сантьяго Сегура: Раз ты еще ребенок – не хочешь бутылочку с молоком?

Рафаэль: Мне никогда не нравились соски.

Сантьяго Сегура: Мне тоже, но мне их приносят, и я привык. Ты – один из немногих артистов, у которых есть Урановый диск. Это за пятьдесят миллионов.

Рафаэль: Я не знаю, что есть у других, я не считаю, чем владеют другие, но у меня он есть.

Сантьяго Сегура: За пятьдесят миллионов копий диска Raphael: Ayer, hoyysiempre. У нас есть фотография момента, когда тебе вручали Урановый диск. Она здесь, у тебя за спиной. Ты заметил дома, что после того как у тебя появился Урановый диск, стали рождаться котята с пятью лапами?

Рафаэль: У меня дома нет котят. Только собаки. А диск зажат между стеклами, так что он безопасен.

Сантьяго Сегура: Тебе нравятся Битлз?

Рафаэль: Очень. Мне нравится все, что сделано хорошо, в любом музыкальном жанре.

Сантьяго Сегура: Что тебе нравится больше: как поет Хулио Иглесиас или Камило Сесто?

Рафаэль: Камило поет больше. Но у Хулио тоже есть своя изюминка.

Сантьяго Сегура: Готовя выпуск, я просматривал документы и заинтересовался – где ты хранишь премии и награды, которые тебе давали? за пределами дома?

Рафаэль: Со следующего года они будут в музее в городе, где я родился – в Линаресе. Это большой населенный пункт, настоящий город.

Сантьяго Сегура: И там будет микрофон, через который тебя ударило током в Барселоне?

Рафаэль: У меня его нет. Но есть видео, потому что в тот день телевидение записывало концерт, так как это была премьера. И они засняли тот несчастный случай целиком.

Сантьяго Сегура: Люди говорили: это новое танцевальное па Рафаэля? Мы сделали небольшую подборку вопросов, что посмотреть, помнишь ли премии, которые тебе давали.

Рафаэль Мартос Санчес

Рафаэль: Я помню их не очень хорошо, потому что я работаю не ради наград.

Сантьяго Сегура: Они что – тебе не нравятся?

Рафаэль: Они мне нравятся, но я работаю ради моей профессии, я ее обожаю.

Сантьяго Сегура: Начнем. Ты – «просвещенный сын» Кокимбо?

Рафаэль: Не. В Кокимбо – нет, но во многих других городах – да.

Сантьяго Сегура: У тебя есть ключ от города Темуко?

Рафаэль: Нет.

Сантьяго Сегура: Антофагаста?

Рафаэль: Тоже нет.

Сантьяго Сегура: Гонконг?

Рафаэль: Нет.

Сантьяго Сегура: Мурсия?

Рафаэль: Нет.

Сантьяго Сегура: Это единственный неверный ответ. Так что, пожалуйста, пусть названные города позаботятся о том, чтобы Рафаэль получил ключи, когда окажется в каком-нибудь их них.

Рафаэль: Если будут такие.

Сантьяго Сегура: Насколько я помню, ключи от городов ничего не открывают.

Рафаэль: Да, ничего. По крайней мере мои ничего не открывают.

Сантьяго Сегура: У меня есть только один – от Альгамбры.

Рафаэль: В Гранаде?

Сантьяго Сегура: Да, я открывал там ферию, и у меня остались ключи. Ты выступал в половине мира и пел на многих языках.

Рафаэль: Я хорошо пел на испанском, а остальные были экспериментом, потому что об этом просила фирма грамзаписи.

Сантьяго Сегура: У нас есть отрывок, который меня приводит в восторг – Рафаэль поет там на японском.

Рафаэль: По буквами. Читая по бумажке.

Сантьяго Сегура: Но это мощно. Я разговаривал с несколькими преподавателями японского языка, и они говорили (пародирует японскую речь). То есть им нравилось.

Рафаэль: Это значит – хорошо.

Сантьяго Сегура: Мы можем послушать это. Включите, пожалуйста.

Звучит Amor mio на японском

Рафаэль: Какой ужас!

Сантьяго Сегура: Это Amor mio?

Рафаэль: Да, эти слова я говорю по-испански. Это такой прием. Когда иностранец поет по-испански, одну фразу он оставляет на английском, чтобы...

Сантьяго Сегура: Чтобы сохранить колорит. С нашей передачей сотрудничает один член жюри, потому что у нас будет что-то вроде конкурса наподобие Operacion triunfo – «Operacion rescate» (операция «извлечь из забвения»). Один из учителей, который также поет на многих языках...

Сантьяго Сегура: У тебя трое детей. Мануэль сейчас с успехом поет в группе Mota?

Рафаэль: Это потрясающе.

Сантьяго Сегура: Хакобо – режиссер, у него в планах фильмы и телесериалы.

Рафаэль: И Алехандра.

Сантьяго Сегура: Алехандра занимается реставрацией. Никто из них не стал артистом.

Рафаэль: Но они понимают в этом деле.

Сантьяго Сегура: Если бы ты не был певцом, тебе не хотелось бы заниматься другими вещами?

Рафаэль: Нет, я бы нашел для себя что-нибудь. Я очень трудолюбив, так что я бы не умер с голода.

Сантьяго Сегура рассуждает о том, как дети выбирают профессии и что надо рекламировать трудолюбие

Рафаэль: Некоторые говорят: «Я хочу стать знаменитым». А в какой профессии? «Просто стать знаменитым. Я хочу поздно ложиться и поздно вставать».

Сантьяго Сегура: И занимать лучший столик в ресторане. Дети, не желайте стать знаменитыми. Это пустое и глупое дело. Становитесь профессионалами, как Рафаэль. Профессионал в музыке. Кстати, ты поешь каждый день – а в ванной ты поешь ради удовольствия?

Рафаэль: Никогда.

Сантьяго Сегура: Потому что там никто не аплодирует?

Рафаэль: Нет. Не из-за этого. Хотя частично - да. Но если ты поешь каждый день, целый вечер, даешь длинные концерты по два с половиной часа, у тебя потом остается лишь желание перезарядить батарейки к следующему выступлению, и тебя не тянет петь во время душа. Вот свистеть – это да.

Сантьяго Сегура: Я знаю, что ты очень хорошо свистишь. В некоторых песнях на концертах ты свистишь. А если ты приходишь к другу на праздник и все поют «счастливого дня рождения», ты молчишь?

Рафаэль: Когда это поют мне?

Сантьяго Сегура: Нет, другому человеку.

Рафаэль: Тогда я тоже пою. Но тихо, чтобы не мешать.

Сантьяго Сегура: Я знаю, что ты всем нравишься, ведь кроме великолепного голоса, ты отлично владеешь сценой и шутишь.

Рафаэль: Многие считают, что я очень серьезный, а мне нравится хохмить. Но каждой шутке свое место.

Сантьяго Сегура: Я был на концерте в Сантьяго Бернабеу, где ты праздновал двадцать пять лет в профессии, и билеты раздавали в Corte Ingles.

Рафаэль: Чтобы могла прийти самая широкая публика – это был символ моей благодарности ей.

Сантьяго Сегура: Там было сто пятьдесят тысяч человек.

Рафаэль: Сто сорок.

Сантьяго Сегура: Но ты не приглашал каждого по отдельности?

Рафаэль: Нет, иначе я бы до сих пор расплачивался за бланки приглашений.

Сантьяго Сегура: Мы с друзьями получили билеты в Corte Ingles, отлично провели время и после концерта я стал твоим поклонником навеки. Я видел тебя по телевизору, мне нравилось, как ты пел, но концерт стал решающим ударом. Я видел на арене дам в лисьих шубах...

Рафаэль: Нет, лис не было – стояло лето.

Сантьяго Сегура: Но ночь была свежей. Там точно была дама в мехах - при тридцати градусах – и она говорила: «Я зажарилась в этой шубе». И на трибунах была группа панков, хором певших твои песни. Это и значит иметь разнообразную публику. Панки кричали «Еще, еще!».

Рафаэль: Я тебе ни на грош не верю. Ты все выдумываешь.

Сантьяго Сегура: Я хочу задать тебе очень щекотливый вопрос, не отвечай прямо сейчас. Давай сначала уйдет на рекламную паузу. 

Сантьяго Сегура: Ты знаешь, что в диснеевском мультфильме «Знакомство с Робинсонами» лицо Тома Селлека заменили твоей фотографией? Подобное было сделано первый раз в истории Диснея. Посмотрим отрывок из фильма.

Фрагмент мультфильма

Рафаэль: Было очень здорово оказаться в фильме Диснея.

Сантьяго Сегура: А ты знаешь, что в США это прижилось и они стали еще много чего заменять на тебя. У нас есть несколько снимков, показывающих, как были изменены некоторые вещи. Несколько примеров замены на Рафаэля.

Демонстрируется доллар с портретом Рафаэля, барельефы президентов в Рашморе, статуя Свободы, «выкручивающая лампочку»

Рафаэль: Это хорошо.

Сантьяго Сегура: Представляешь, как трудно было сделать, чтобы она двигала рукой. Это впечатляет. Некоторые туристы жаловались «Я бы предпочел факел», но испанцы были довольны.

Рафаэль: Латины это одобрили.

Сантьяго Сегура: Твои поклонники тебя обожают. Не все. Некоторые жалуются. Посмотрим ролик.

Ролик: Я с детства был поклонником Рафаэля. Отец тоже был его поклонником и когда я родился, он назвал меня Фернандо через ph. Несколько лет назад Рафаэль давал концерт в нашем городе и сказал (тому есть доказательство, это было записано): «Я раз быть здесь, в Уэльбе, здесь чудесная публика – лучшая, какая у меня была». А я узнал, что это он говорит на каждом концерте в любом городе.

Рафаэль: Я очень люблю Уэльбу. Это моя родина. И мне очень повезло стать пророком в отечестве своем.

Сантьяго Сегура: А если ты будешь давать концерт Кордобе, ты скажешь то же самое?

Рафаэль: Я люблю Кордобу, она прекрасна.

Сантьяго Сегура: Мне сказали, что ты выступал в этом театре.

Рафаэль: Я пел здесь в 1963.

Сантьяго Сегура: Тебе было десять лет.

Рафаэль: Нет, в 1963 мне уже было двадцать три.

Сантьяго Сегура: Я тебя вижу...

Рафаэль: В очках ты видишь меня хорошо?

Сантьяго Сегура: Я вижу, что ты красив. Рафаэль красивый?

Публика: Да!

Сантьяго Сегура: Ты выглядишь потрясающе. Ты усердно заботишься о себе?

Рафаэль: Нет. Я просто не пренебрегаю собой. Особенно после того, что произошло со мной.

Сантьяго Сегура: Ты заботишься о себе внутри и снаружи?

Рафаэль: Нет, но то, что сделано внутри, проявляется снаружи.

Сантьяго Сегура: Как ты думаешь, есть ли артист, которого имитировали больше, чем тебя?

Рафаэль: Я не склонен считать, кого сколько раз имитировали, сколько у кого продано дисков, получено премий... Мне нравится работать, а все остальное...

Сантьяго Сегура: Тебя раздражают имитации или тебе все равно?

Рафаэль: Те, кто имитирует меня с добрыми намерениями, мне нравится, а кто с плохими... ну их.

Сантьяго Сегура: Мы порылись в старых записях, и есть одна, где тебе подражают, но я полагаю, что с уважением. Давай посмотрим.

Ролик: Камило Сесто поет для Хулио Игесиаса Yo soy aquel

Рафаэль: Очень хорошо. Камило поет так, как хочет, и даже больше того.

Сантьяго Сегура: Я даю тебе возможность сейчас сымитировать Камило, если хочешь.

Рафаэль: Я не могу. Он неподражаем.

Сантьяго Сегура: Ты тоже неподражаем. Ты тот, кому часто подражают, но кто неподражаем. Как Хулио ведет передачу, он так же плох, как я?

Рафаэль: Хулио – певец, он родился болтуном.

Сантьяго Сегура: Как я. А как насчет интервью?

Рафаэль: Не знаю. Нельзя требовать, чтобы он делал их очень хорошо, он певец – и все тут.

Сантьяго Сегура: Я никогда не мог вообразить, что Хулио Иглесиас станет брать интервью у Камило Сесто или наоборот. Как изменилась жизнь. Десять лет назад не было интернета. Интервью с Рафаэлем было редким событием. Меня удивляет, каким образом ты ставишь свои номера на сцене так, что песни превращаются в истории, и сколько историй, столько же и персонажей. Меня это потрясает.

Рафаэль: Видишь ли, мне всегда нравился театр. Мои выступления именно театральны, и это хорошо. Певец – это я так думаю и это мое личное мнение - должен не ограничиваться одним пением, он должен заставить публику поверить в то, что он говорит. Хотя есть люди, которые ничему не верят.

Сантьяго Сегура: Я тебе верю во всем. Помню, как-то я смотрел, как ты поешь Tocomadera, и так громко стучал по полу (бьет по столу).

Рафаэль: Не так!

Сантьяго Сегура: Ты пел куплет, потом начинал двигаться к лестнице и произносил Toco madera - и бум! Меня восторгает твоя самозабвенность.

Рафаэль: А меня радует, что ты так вникаешь в то, что я делаю. Есть одна вещь, которую я всегда говорю, если мне заявляют «тебя раздражает, что тебя имитируют?». Я отвечаю «нет». Потому что имитируют только то, чем восхищаются.

Сантьяго Сегура: Кстати, о самоотдаче и самоотверженности. Я побывал на твоем мюзикле «Джекилл и Хайд», и помню, как ты выходил после него и твои руки был в ссадинах и крови. Ты был на войне или на музыкальном спектакле?

Рафаэль: Ну, кровь, наверное, была поддельной.

Сантьяго Сегура: Нет, ты был уже без грима.

Рафаэль: Это был очень сложный персонаж.

Сантьяго Сегура: Его было трудно играть, но если уж ты что-то делаешь, то делаешь основательно. Так что я думаю, что жалобы поклонников не обоснованы. Посмотрим еще фрагмент, это другой поклонник, он тоже немного жалуется.

Ролик: Для меня Рафаэль много значит, потому что мои родители познакомились на концерте Рафаэля и там же влюбились во время песни Escándalo.

Рафаэль: Я в это не верю, потому что ему больше шестнадцати лет. А песне Escándalo только шестнадцать лет.

Сантьяго Сегура: Значит его родители бежали впереди паровоза! Но что касается фурора, ты всегда находился в лучах славы.

Рафаэль: На люстре, как говорят некоторые!

Сантьяго Сегура: Тобой, как Синатрой, восхищаются из-за твоего постоянства. И ты постоянно перестраиваешься.

Рафаэль: Мы не можем быть постоянными. Публика с самого начала выбирает для себя это или то. И ты работаешь с азартом, потому что всегда пользуешься благосклонностью публики. И ради этого сделаешь что угодно.

Сантьяго Сегура: Ты также много снимался в кино в семидесятые, у тебя вышло шесть или семь фильмов, у Марио Камуса и других режиссеров. Забавно, что в 1969 ты снялся в El golfo (хулиган) и в том же году в El angel (ангел). Они находятся в некотором противоречии?

Рафаэль: Я же находился в руках продюсеров. Но El golfo вышел в 1968.

Сантьяго Сегура: Я немного ошибся. Но это в духе Рафаэля.

Рафаэль: Я не черт и не святой.

Сантьяго Сегура: Ты не скучаешь по кинематографу?

Рафаэль: Нет. Если бы скучал, я бы занялся им. Но подождем немного, я, конечно, еще снимусь в фильме. Сейчас есть много хороших фильмов, сделанных хорошими режиссерами. Но я не буду петь.

Сантьяго Сегура: Ты думаешь о фильме с зарубежным постановщиком?

Рафаэль: Однажды я вас удивлю.

Сантьяго Сегура: Есть группа людей, называющая себя рафаэлистами, и они празднуют день, когда ты снова вышел на сцену. Это что-то вроде секты?

Рафаэль: Вовсе нет. Это совершенно нормальные люди. Они просто слушают Рафаэля.

Сантьяго Сегура: Я так счастлив разговаривать с тобой, и мне не хочется, чтобы ты уходил. Мне в самом деле очень нравится.

Рафаэль: Наслаждайся.

Сантьяго Сегура: Ты говорил, что тебе не по вкусу, когда тебя называют «Диво», потому что это кажется тебе...

Рафаэль: «Диво» больше применимо к опере.

Сантьяго Сегура: А сейчас на сцену выйдет группа «Divo». Аплодисменты!

Рафаэль: Мне это напомнило одну вещь из тех времен, которую часто говорили, когда я только начинал. «Надо посмотреть, будет ли тебе на что поесть».

Сантьяго Сегура: На самом деле они тут не для того чтобы поесть, у группы это просто приработок. Рафаэль, я могу сказать только, что я тебя люблю.

Рафаэль: Большое спасибо.

Сантьяго Сегура: Я тобой восхищаюсь, уважаю тебя и крепко обнимаю на прощанье. Заглядывай к нам, чтобы придать веса нашей передаче.

Рафаэль: Как скажешь. (раскланивается и уходит)

Сантьяго Сегура: Друзья, Рафаэль снова сделал это – поднял зрителей на ноги.

Перевод Р.Марковой
Опубликовано 18.08.2018