Часть IV

 

PARTE IV

- Я задаю себе вопрос: эта юная печень имеет какое-то отношение к тому, что в последнее время у Вас возник такой тесный контакт с молодежной публикой? Как Вам тот факт, что сегодня обожание Рафаэля присуще модерновым парням? 

Рафаэль личная жизнь

- У меня за спиной пять поколений молодежи, так что этот контакт меня не удивляет. Когда мне позвонили, чтобы я спел на Sonirama - фестивале музыки indie, это показалось мне самым нормальным в мире явлением, потому что я всю свою жизнь был очень indie. И продолжаю оставаться таким же независимым. Я живу как мне нравится и в каждый момент делаю то, что считаю необходимым.

- Другие люди из Вашего поколения не покорили заново молодежную публику.

- Возможно, потому что их работа нравится им не так, как мне, и они предпочитают по вечерам готовить в саду паэлью или ездить в Бенидорм. У меня есть друг, который чудесно пишет музыку и поет, и он сидит у себя дома. Когда мы разговариваем, он всегда говорит: « Рафаэль, то, что происходит с тобой, ненормально, тебя всего хочется…» Ну да, каждый такой, какой он есть.

- Вам свойственны желания?

- Да, я наслаждаюсь тем, что я делаю, я рожден для этого. И уверяю Вас, это не просто. Особенно если ты такой indie, как я. Я очень много раз хотел сделать что-то, но сталкивался с очередным импресарио, говорившим: «Но что ты задумал…?!» Мой ответ всегда был одинаковым: «Не волнуйся, это делаю я, я вкладываю свои деньги». Чтобы так идти по жизни, ты должен иметь огромную веру в себя. Неужели ты думаешь, что когда я предложил сделать «Sinphonico», на меня не смотрели как на помешанного? Но вот я здесь, с полными театрами, куда бы я ни приехал.

- К чему Вы стремитесь?

- Делать то, что я должен делать на данном этапе моей карьеры: грандиозные хорошо продуманные вещи, отлично сделанные и с соответствующем окружением. Чтобы зрители выходили из театров, говоря: «Боже мой». Я знаю, что для них это предмет огромной гордости – что им предлагают такое, потому что потом они приходят ко мне и говорят это. Не было бы никакого смысла, если бы в настоящее время я начал делать плохие дешевки. Нет, такое – нет.

Когда Вы испытываете самое большое удовольствие: когда Вы стоите на сцене перед 5000 зрителей, когда записываете диски, когда Ваши поклонники рассказывают Вам об этой гордости, о который Вы упомянули…?

- Самое большое удовольствие я чувствую, когда делаю что-то, и прослушав это, волнуюсь и говорю себе: «да, это именно то, так держать». Как случилось как-то ночью, когда я послушал то, что записывал, и у меня потекли слезы. Иногда появляются люди, которые говорят: «вот тут не так». Но ты знаешь, что так, что ты попал в точку.

- Такое отношение грозит опасностью уверовать в себя больше, чем следует.

- Наоборот, это означает – все время сомневаться, всегда ориентироваться на главную тенденцию, думать, что не сможешь сделать что-то хорошо. Но когда мне все удается, сомнения уходят. И если тогда приходит кто-нибудь и говорит, что ему не нравится, я думаю: «Тьфу, что бы он понимал!»

- После возвращение в кино Вы стали бояться рецензий? Вас заденет, если Вас разгромят?

- Я их прочту, потому что я всегда их читаю, но любая рецензия – это не более чем мнение одного человека. Я не понимаю, почему он должен быть больше прав, чем я. Критиковать легко, трудно делать дела.

- Будьте спокойны, Вас воспринимают хорошо.

- В душе я за это благодарен, но продолжаю думать, что мог бы сделать все лучше. Я уже говорил вам, что я настоящий перфекционист. Недавно я слышал, как кто-то сказал, что меня должны бы были номинировать на премию Гойя за лучший актерский дебют. Я не смог сдержать смеха. В этом возрасте! Представляете? Рафаэль с премией за лучший актерский дебют! Скажите – разве от этого не помрешь со смеху?

Хуан Фернандес
Фото Хосе Луиса Рока
18.10.2015
Dominical № 683
Перевод А.И.Кучан
Опубликовано 19.10.2015