"Даже гости не знали, куда полетят": тайная свадьба Рафаэля и Наталии Фигероа

испанский певец Рафаэль

"NI LOS INVITADOS SABÍAN A DÓNDE IBAN": LA BODA SECRETA DE RAPHAEL Y NATALIA FIGUEROA. 2018

Сорок шесть лет назад певец и писательница заключили свой брак в ходе операции достойной спецагентов. Хайме Пеньяфьель, узнавший про все, вспоминает об этом для 'Vanity Fair'.

Рафаэль Мартос Санчес

Четырнадцатого июля 1972 прогремела новость: певец Рафаэль и журналистка Наталья Фигероа обвенчались в Венеции. Ревниво относясь к своей личной жизни, они на протяжении нескольких недель морочили всем головы. Сотне приглашенных всего за несколько дней до свадьбы вручили билеты, на которых не был указан пункт назначения. Редакции газет бурлили из-за противоречивой информации: это будет скромная свадьба под Мадридом или что-нибудь по высшему разряду в садах Версаля.

Пара уже пять лет считалась женихом и невестой. Они познакомились на радиостанции, и хотя он был пленен сразу, ей, чтобы влюбиться, потребовалось еще некоторое время. Их друзья рассказывают, что Рафаэль, дабы заставить Наталию влюбиться, несколько месяцев посылал ей открытки из всех городов, в которых выступал. Не так просто было произвести впечатление на Фигероа, внучку графа де Романонеса и дочь маркиза де Санто Флоро, девушку, вхожую в высшее общество, и журналистку-вседорожника, способную взять интервью у политиков, артистов и укротителей змей и крокодилов.

Когда певец из Линареса предложил ей выйти за него замуж, первой ее реакцией было счесть все за шутку. «Над чем ты смеешься?», - спросил он, когда сделал ей предложение в дверях особняка семьи Фигероа. На следующий день Наталия рассказала об этом своей подруге Кармен де Оэнлоэ, и та сказала: «ну так готовь свадебное платье», - вспоминает Рафаэль в незабываемом интервью, которое у него взяла сама Наталия.

После получения согласия отца невесты, Агустина и де Фигероа (и, как рассказывает журналист Мануэль Роман, несогласия родственников – таких, как графиня де Йебес и графиня де Романонес Бланка де Борбон), оставалось только узнать, где и когда состоится свадьба. Но это было непросто.

Ни у одного из пары не было ни малейшего желания продавать эксклюзивную информацию. И позволить тысячам поклонников Рафаэля толпой явиться в церковь. Оставалось еще шестнадцать лет до того дня, когда Лолита и Гильермо Фуриасе станут участниками эпизода, вошедшего в историю испанской желтой прессы («если вы меня любите, катитесь отсюда», - заявит в этот день в храме Лола Флорес), но Мартос и Фигероа уже представляли, какие ожидания они вызывают и какую толпу соберут. Так что они приняли решение провести это мероприятие практически как секретную операцию. О том, где они поженятся, будут знать только они двое. Даже такой человек, пользующийся полным доверием Рафаэля, как его менеджер Пако Гордильо, не захотел узнавать все подробности. «Не рассказывайте мне об этом, потому что если потом в этот день появятся журналисты, вы решите, что это я проболтался», - попросил Гордильо своего подопечного.

Рафаэль Мартос Санчес

Новобрачные с родителями: Рафаэла, мать жениха,
и маркиз де Санто Флоро, отец невесты

В предшествующие свадьбе дни неполная сотня гостей – родственники и друзья - были предупреждены. Они должны быть готовы накануне 14 июля вылететь на самолете за пределы Испании. Среди них находились представители аристократии и деятели культуры (такие, как Антонио Минготе и Хосе Мария Пеман), но больше всего было родственников брачующихся. Посаженным отцом должен был стать маркиз де Санто Флоро, а посаженной матерью - Рафаэла, мать Рафаэля. Внучка испанского гранда и сын водопроводчика, скромная журналистка и артист – ниспровергатель кумиров, вступили в межсословный брак, которому большинство предсказывало недолгую жизнь, а сами герои никогда не думали о том, что он закончится. «Моя жена мне не принадлежит, она – не моя собственность, в лучшем случае – взятая в аренду», - сказал Рафаэль Ньевес Эрреро, когда отмечал двадцать четвертую годовщину свадьбы с Наталией Фигероа.

Встреча в Венеции

"Я пришел в храм даже раньше, чем они", - вспоминает сегодня Хайме Пеньяфьель. Журналист-ветеран, работавший тогда в ¡Hola!, принял телефонный звонок, находясь в Мадриде. "Садись на самолет до Рима и жди, пока я тебе позвоню", - сказал ему его источник информации. Пеньяфьель, как и многие другие его коллеги, выслеживал Рафаэля и Наталию, его очень хороших друзей, которые, что было естественно, не желали рассказывать ему ничего о своей свадьбе. Тем не менее один из приглашенных передавал ему подробности, которые жених с невестой выдавали по капле.

"Конечно, я сейчас не буду раскрывать, кто это был", - сказал по телефону журналист. "Но это происходило почти как в шпионском романе. Они совершенно сбили с толку гостей и родственников. Даже когда они сели в самолет, он не знали, где приземлятся. Рафаэль и Наталия хотели сохранить тайну до дня свадьбы. Я только скажу, что это был очень близкий им человек. Настолько, что его пригласили сопровождать их в такой знаменательный день ".

Находясь уже в Риме, Пеньяфьель принял новый телефонный звонок. Венчание должно состояться в Венеции, в храме Сан-Закариас, что рядом с площадью Святого Марка. Чтобы обвенчать их, из монастыря Гуадалупе приехал священник, отец Сенобио, мексиканец. Угощение будет предложено в отеле Danieli Royal. Пеньяфьель с такой стремительностью рванул туда из итальянской столицы, что опередил самих жениха с невестой и их свиту. Когда они встретили его в городе каналов, они улыбнулись, хотя, казалось, не удивились, увидев там журналиста. "И я оказался не единственным, учтите, кроме меня были также коллеги из Semana и Pueblo, если мне не изменяет память. Все это закончилось тем, что на следующий день испанская пресса просто взорвалась".

Рафаэль Мартос Санчес

Отец Сенобио обвенчал певца и журналистку

“Они отнесись к этому хорошо и уже капитулировали. Мы их вычислили. Они вели себя очень любезно и даже позволили мне присутствовать на церемонии и банкете. Ну что я могу сказать тебе о них? Они же мои близкие друзья… Раз уже все раскрылось, они поняли, что должны наслаждаться этим особенным днем и позволить мне выполнить мою работу наилучшим образом".

Он рассказал, что Наталия забыла в отеле шелковое нижнее белье, купленное ради этого дня, и что ее подруге Паломе Гомес Борреро пришлось съездить забрать его, чтобы она могла надеть его к алтарю. Сам Рафаэль также заявил, что во всей этой суматохе он потерял свое обручальное кольцо после того как сказал "согласен". Пеньяфьель не знал этой детали, хотя поделился одной подробностью из своих собственных запасов.

"Самое смешное в этом, что на следующий день после свадьбы, когда я в пять утра ждал катер, чтобы отправиться в аэропорт, я увидел, как появился Рафаэль, все еще одетый во фрак. Он забронировал номер в том же отеле, что и я, чтобы одеться и отдохнуть, и пришел забрать свои вещи. "Дело в том, что мы уже уезжаем в Мадрид". И мало того: я летел в том же самолете, что он и Наталия. На остановке в Риме они вышли и направились в Париж".

"Я сделал для ¡Hola! репортаж на тридцать страниц, не думаю, что у меня еще осталось что-то, что я могу рассказать. Конечно, я уже ничего больше не помню. Ну, одну вещь: они были очень влюблены друг в друга. У меня, в отличие от других, не было мнения относительно будущего супругов. Совместная жизнь – сложное дело. Некоторые браки продолжаются сорок восемь часов, некоторые - сорок восемь лет, никогда нельзя знать заранее".

Ману Пиньон
14.07.2018
Перевод А.И.Кучан
Опубликовано 15.07.2018



Комментарии


 Оставить комментарий 
Заголовок:
Ваше имя:
E-Mail (не публикуется):
Уведомлять меня о новых комментариях на этой странице
Ваша оценка этой статьи:
Ваш комментарий: *Максимально 300 символов.