Рафаэль и Наталия Фигероа: 45 лет со дня (не такой уж) тайной свадьбы, в которую никто не верил. 2017

испанский певец Рафаэль

RAPHAEL Y NATALIA FIGUEROA: 45 AÑOS DE LA (NO TAN) SECRETA BODA EN LA QUE NADIE CONFIABA. 2017

Аристократическая семья невесты, Наталии Фигероа, противилась свадьбе с Рафаэлем.

Испанский певец Рафаэль

В наше время, когда в изобилии встречается раздельное проживание супругов и разводы, тот факт, что одна очень популярная в испанском обществе и творческой среде пара празднует сорок пять лет своего брака - долгое время, в течение которого не было известно ни о каких трещинах в их отношениях, всегда подается в розовом свете. В данном случае любопытно, что аристократическая семья невесты решительно выступала против брака. Свадьба прошла 14 июля 1972, но вышло так, что еще до того, как она состоялась, как в общественных кругах, к которым принадлежала Наталья Фигероа, так и в творческой среде, из которой происходит Рафаэль, начали мелькать комментарии, предсказывающие, словно их произносил сам дельфийский оракул, что этот брак будет, как говорят сейчас, коротким путешествием. То есть что они скоро разорвут отношения. Это не какая-то выдумка, так как я слышал и читал об этом во многих местах. Те любители предсказаний и сплетен, которые лезут в чужой двор, чтобы напакостить, были неправы от А до Я. У них трое детей, они стали счастливыми бабушкой и дедушкой, и мне приятно вспомнить здесь некоторые трудные моменты, через которые они прошли, пока не стали мужем и женой. 

Рафаэль Мартос Санчес, Рафаэль, был в конце 60-х победителем, нашим самым популярным эстрадным певцом по обе стороны границы страны. Он заработал миллионы песет, которые он сначала вложил в квартиру для своей семьи, особняк в Фуэнхироле (где предпочел остаться его отец, чтобы следить за ним) и холостяцкую квартиру, не считая других приносящих хорошие результаты инвестиций. В финансовом отношении он не был «никем». Поэтому, когда стало известно, что он собирается жениться на даме, принадлежащей к высшей мадридской аристократии, обильно посыпалась злобная критика. Еще до того обсуждали, что певец из Линареса очень аффектированный, жеманный, у него специфические жесты и манера говорить. В стране, которая так склонна, как наша, строить предположения о сексуальных вкусах каждого встречного и поперечного (тогда еще не праздновали день гей-гордости), объявление об этой свадьбе дало много тем для разговоров.

Рафаэль Мартос Санчес

Рафаэль и Наталия Фигероа

Во-первых, потому что отец Наталии, Агустин де Фигероа, маркиз де Санто Флоро, сын графа Романонеса, который являлся председателем нескольких советов министров в правление Альфонсо XIII, не был очень убежден в правильности решения его самой любимой дочери из трех его отпрысков (Матильда умрет очень молодой). Уже за несколько лет до он отговорил ее от мысли выйти замуж за актера Висенте Парра, молодого человека, которого маркиз знал очень хорошо.

Наталия Фигероа, очень интересная писательница, которая часто выступала на страницах ABC, соавтор нескольких успешных книг, проиллюстрированных Антонио Минготе, и сценарист ряда телевизионных программ, была чрезвычайно известной женщиной, но никогда не хвасталась своими предками, всегда сохраняя свою простоту, естественность и доброжелательность, которые входили в наше, пусть даже поверхностное, представление о ней. Она познакомилась с Рафаэлем на церемонии вручения премий, присужденных программой Radio España, режиссером и ведущей которой была Энкарна Санчес. Наталия показалась ему «чрезвычайно уравновешенным, благоразумным, очень симпатичным человеком». Забавно, что ей, как она призналась мне в ее семейной резиденции в Биаррице, Рафаэль показался «глупым и тщеславным». Но они снова встретились на ужине, и диво попросил, чтобы кто-то представил их - и посредником оказался мой достопамятный друг и коллега Антонио Д. Олано; они поехали в концертный зал, чтобы поаплодировать Лоле Флорес, и несколько раз их видели вместе за обедом. Рафаэль посылал ей почтовые открытки из всех мест, куда он приезжал. До тех пор, пока через пять лет не попросил ее выйти за него замуж, что показалось Наталии шуткой. Но он, всегда и во всем упорный, добился своей цели. Маркиз де Санто Флоро капитулировал и дал добро, как он сам рассказал мне с всегдашним остроумием великого, образованного и занимательного собеседника: «Когда Рафаэль впервые приехал в наш дом, чтобы встретиться с моей дочерью, он не был ни обаятелен, ни приветлив со мной. Потом он признался мне, что он очень стеснительный. Для меня оказалось легко жить с таким артистом, как он, потому что я всю свою жизнь был окружен многими артистами». О своем тесте Рафаэль напишет в своих «Мемуарах» следующее: «Это тот человек, которого я полюбил как отца. Всей моей душой». Он не удержался от того, чтобы процитировать в них некоторых людей, родственников Наталии, упрямо говоривших, что ей «Рафаэль совершенно не подходит». Это были графиня Йебес и Бланка де Борбон, графиня Романонес. Рафаэль не хотел жениться на Наталии без согласия маркиза, тот пригласил его на обед в свой дом, и там было заключено соглашение о скорой свадьбе. Между внучкой гранда Испании и сыном скромного водопроводчика.

В оригинальной версии публикации представлен
именно этот видеоролик нашего канала Viva Raphael - TV programas на YouTube

Я смог напечатать в журнале Semana, где я проработал так много лет (двадцать три года) первые фотографии жениха и невесты. Я получил их после достаточно долгого хождения вокруг да около в доме великого фотографа Хуана Гейнеса, который, что любопытно, жил этажом ниже, чем сам певец. Это были не публиковавшиеся ранее снимки. И я сумел узнать, когда и где будет свадьба, которую главные герои устроили в строжайшем секрете.

Несмотря ни на что, на это мероприятие в Венеции нас, репортеров, явилась почти дюжина. Гости жениха и невесты (по отдельности) получили разные билеты на самолет, включая пересадки, с тем, чтобы никто не «проболтался». С полным на то основанием юморист Минготе сказал мне: «Похоже, что мы пришли на встречу шпионов». А академик Хосе Мария Пеман, близкий друг невесты, рассказал мне очень пикантную шутку об этом свадебном путешествии, которое очень его развеселило. Мой коллега Йель, ветеран одной мадридской газеты, нанял детектива из агентства, чтобы тот выяснил, где и когда будет свадьба.

В моем случае мне пришлось ехать целую ночь на поезде из Барселоны по Лазурному берегу; я вышел из него в Генуе, чтобы добраться до аэропорта, пустого в четыре утра, и подождать три часа, подремывая на скамейке, до тех пор, пока не откроются кассы и я не получу билет на самолет в Венецию, куда я прибыл без моего чемодана, который отправился на склад римского аэропорта Fiumicino. Один мой друг был вынужден одолжить мне полный костюм, брюки и пиджак, и я добыл рубашку, галстук, и я полагаю, что пару приличных ботинок тоже. В 10 утра я был в городе каналов, где вскоре после прибытия я уже ехал в гондоле к жениху и невесте. Репортер и близкий друг брачующихся, хороший товарищ Хуана Биарнес (которая в последнее время переживает сложный момент) осталась без желанного эксклюзива. В нашей профессии тем, кто не расторопен, не достается пряника.

Как и ожидалось, когда Наталья и Рафаэль увидели нас и удивились, поняв, что каждому из нас своим собственным способом удалось узнать место проведения венчания, день и даже час, они отнеслись к этому с хорошим юмором и пригласили, так как и не могло быть иначе, на церемонию в церковь Сан-Сакариас (вблизи площади Святого Марка) и на «ланч», который был устроен позже в прекрасном отеле Danieli Royal.

Посаженными родителями были отец невесты и мать жениха, Рафаэла. Я разговаривал с отцом певца, Франсиско Мартосом, который занял в храме скромное место, чтобы остаться как можно более незаметным; это простой, не очень разговорчивый с журналистами человек, которого очень редко фотографировали во время триумфальной карьеры его сына. «Как Вам это - породниться с семьей Романонесов?», - спросил я его. «И что вы хотите услышать в ответ? Все, что бы ни сделал мой сын, мне кажется правильным...» Счастливую пару обвенчал отец Сенобио, мексиканец, который явился туда прямиком из монастыря Гуадалупе. По моим подсчетам там присутствовало около шестидесяти или семидесяти гостей, и среди них, помимо вышеупомянутых, были родственники и друзья, Кармен де Оэнлое, актриса Кармен Саинс де ла Маса и ее муж, кинорежиссёр Агустин Наварро, Пако Гордильо и его жена Соледад, Хайме Аспиликуета, Франсиско Бермудес...

Наталия Фигероа рассказала мне, почему они выбрали Венецию для своей свадьбы: «Мы думали о Версале, но изменили наш замысел, решив, что помимо того, что это красивое место, недалеко от Мадрида, мы окажемся в безопасности от журналистов, мы не хотели бы свадьбы с суматохой... Представь себе, что было бы, если бы мы устроили ее в Мадриде! Одно только присутствие «фанатов» Рафаэля обернулось бы беспорядками...». Я попросил певца дать мне автограф, на котором он собственноручно начертал: «Это самый прекрасный день, достойный, чтобы всегда вспоминать его». И это мы сделали сейчас, сорок пять лет спустя. Поздравляю обоих!

Мануэль Роман
12.07.2017
libertaddigital.com
Перевод А.И.Кучан
Опубликовано 13.07.2017
 
Дополнительный материал:  
 

 



Комментарии


 Оставить комментарий 
Заголовок:
Ваше имя:
E-Mail (не публикуется):
Уведомлять меня о новых комментариях на этой странице
Ваша оценка этой статьи:
Ваш комментарий: *Максимально 300 символов.