Рафаэль c Хоакином Лопес-Доригой на Radio Fórmula. 2018

RAPHAEL CON JOAQUÍN LÓPEZ-DÓRIGA EN RADIO FORMULA (MEXICO). 2018

26 февраля 2018 года

Хоакин Лопес-Дорига: Этого артиста я его люблю, уважаю, восхищаюсь им, и пою его песни. Рафаэль, спасибо за то, что ты пришел!

Рафаэль: Спасибо за то, что ты меня позвал!

Рафаэль Мартос Санчес

Хоакин Лопес-Дорига: И сегодня, и всегда. Когда ты приехал?

Рафаэль: Я приехал в Мексику в пятницу... нет, в четверг ночью. Я поехал в Мериду и пел там в пятницу, это было впечатляющим. А в субботу я был в Вильяэрмосе. Это тоже было эффектно, очень мило. А вчера, в воскресенье, я приехал в Мехико, чтобы сегодня встретиться с прессой и СМИ, и мне очень понравилось. А вечером я еду в Тихуану, где буду петь завтра. Послезавтра я буду в Мехикали, потом в Чихахуа. в Сьюдад-Хуаресе и т.д. и т.п. И также в Пуэбле...

Хоакин Лопес-Дорига: ...и в Торреоне. Давай посмотрим 23 февраля - Мерида, 24 – Вильяэрмоса, 27 – Тихуана, 28 – Мехикали, 2 марта – Чихахуа, 3 – Сьюдад-Хуарес, 5 – Торреон, 6 – Сальтильо, 8 – Тампико, 10 – Пуэбла, 13 – Морелья, 14 – Гвадалахара , 17 и 18 – Мехико

Рафаэль: Не хватает Мортеррея.

Хоакин Лопес-Дорига: И последний - Монтеррей. А сейчас ты приехал из Мадрида?

Рафаэль: Из Мадрида, потому что 22 декабря прошлого года я закончил сезон в Мадриде концертом во Дворце Спорта.

Хоакин Лопес-Дорига: Так что ты вышел с самолета в Мериде и пошел петь?

Рафаэль: Мне пришлось.

Хоакин Лопес-Дорига: Ты спишь в самолетах?

Рафаэль: Нет. Иногда могу вздремнуть, но я обычно смотрю кино (единственное место, где я могу посмотреть фильм, это самолет), планирую то, что я должен сделать, чего не должен делать, чего не должен делать никогда. Перелеты на самом деле длинноваты.

Рафаэль Мартос Санчес

Хоакин Лопес-Дорига: А как же.

Рафаэль: Раньше я этого не замечал.

Хоакин Лопес-Дорига: В последнее время перелеты стали длинными?

Рафаэль: Думаю да. Но я спокойно отношусь к этому.

Хоакин Лопес-Дорига: Ты непревзойденный и недосягаемый - по тому, как ты все делаешь, как поешь, какой у тебя голос. И ты не останавливаешься. Ты вышел с самолета Мадрид-Мехико, рванул в Мериду – и запел. И на следующий день улетел в Вильяэрмосу - и спел.

Рафаэль: Сегодня я даже не позавтракал.

Хоакин Лопес-Дорига: Почему?

Рафаэль: Потому что очень скоро должен быть на телевидении, и у меня нет времени. У меня ни на что нет времени. Поэтому я остаюсь таким худым.

Хоакин Лопес-Дорига: Я вспоминаю твой первый приезд – когда в El Patio у тебя на протяжении месяца каждый вечер, с понедельника по субботу, был аншлаг. А во второй приезд – больше месяца. Каждый вечер полный зал.

Рафаэль: Два месяца.

Хоакин Лопес-Дорига: El Patio был набит с понедельника по субботу.

Рафаэль: Это называется «сессия нон-стоп».

Хоакин Лопес-Дорига: Никто такого не делает. Или очень мало кто.

Рафаэль: Я продолжаю делать это. Но дело в том, что мне удобнее спеть в большом зале и собрать за один раз намного больше зрителей. Это способ заботиться о себе, потому что я не пою целую неделю подряд. Лучше я спою три или четыре раза в неделю и сэкономлю три выступления. Это способ позаботиться о себе – как, скажем, пить воду...

Хоакин Лопес-Дорига: Как Кристиано Рональдо, которого не ставят играть на все матчи, его приберегают для важных матчей.

Рафаэль: Возможно.

Хоакин Лопес-Дорига: Хороший тренер не поставит его в поле на все девяносто минут. Но ты очень дисциплинированный.

Рафаэль Мартос Санчес

Рафаэль: Очень дисциплинированный. Я думаю, что мое огромное преимущество в том, что я очень дисциплинированный. И если что-то мне не подходит, я это не делаю. Если что-то может мне навредить – я это не делаю. Это хорошо.

Хоакин Лопес-Дорига: То есть сначала проводишь самодиагностику, а потом принимаешь решение.

Рафаэль: В принятии решений я тоже очень дисциплинированный. Я делаю то, что должен делать. Или то, что мне очень нравится. Иногда это совпадает – то, что мне хочется и то, что мне надо делать. Но если какое-то дело мне нравится, но я не должен его делать – я за него не берусь, как бы мне ни хотелось.

Хоакин Лопес-Дорига: Мне, например, очень нравится курить.

Рафаэль: Мне – нет.

Хоакин Лопес-Дорига: А мне нравится.

Рафаэль: Знаешь, я научился курить ради съемок моего второго фильма. Вообще-то я не курил, и это было заметно. Режиссер сказал: «Когда крикнут «Мотор!», ты берешь сигару, зажигаешь ее...» - «Хорошо». Я ее беру, он кричит «Стоп!» и удивленно говорит: «Ты не умеешь курить?» - Я: «Нет. Это очевидно». - «И что же нам делать?» Потому что все думали, что я все время курю. Я сказал: «Дай мне три дня». И через три дня я отлично жонглировал сигаретой. Но однажды, года через два или три, не помню точно (тогда я курил, что называется, на публику - когда тебе предлагают сигарету, ты ее берешь и куришь) я, бреясь у себя дома в шесть утра, держал во рту окурок, и я спросил себя: «Что же ты делаешь, занимаясь курением?» И на этом все.

Хоакин Лопес-Дорига: У меня была специальная пепельница, чтобы, стоя под душем, курить так, чтобы сигареты не промокали.

Рафаэль: О!

Хоакин Лопес-Дорига: Это означает курить не для публики, а для себя.

Рафаэль: Я всегда всему учился, даже таким вещам.

Хоакин Лопес-Дорига: Когда ты приезжаешь в Мексику, как ты живешь здесь? Завтракаешь, где придется, обедаешь, где попало и ужинаешь, где доведется? Или ты стараешься...

Рафаэль: Когда я приезжаю на достаточно долгое время, я стараюсь увидеть друзей. Но, к сожалению, у меня не так много времени, в частности, потому что я очень слежу за собой, чтобы достопочтенная (так я называю ее) публика всегда видела меня в хорошем состоянии.

Рафаэль Мартос Санчес

Хоакин Лопес-Дорига: Ты выглядишь хорошо.

Рафаэль: У меня нет лишнего веса...

Хоакин Лопес-Дорига: Ты делаешь гимнастику?

Рафаэль: Нет, потому что упражнений, которые я делаю, выступая на сцене, enough(англ. хватает). Достаточно. Так я себя поддерживаю в форме. Так что нет необходимости делать еще что-то отдельно. Я гуляю, когда у меня бывает такая возможность. Я прогуливаюсь по пляжам, особенно в январе, когда нет такой толпы.

Хоакин Лопес-Дорига: Пляжи далеко от Мадрида.

Рафаэль: От Мадрида - да, но я живу в месте, где рядом есть холмы. В Монтеприсипе. И там я тоже могу гулять.

Хоакин Лопес-Дорига: Где находится Монтепринсипе?

Рафаэль: В Араваке.

Хоакин Лопес-Дорига: Здесь у нас тоже есть Монтепринсипе и Аравака.

Рафаэль: А!

Хоакин Лопес-Дорига: А где находится Аравака?

Рафаэль: Она рядом с Посуэло – это я называю поселки в окрестностях Мадрида. От Площади Испании – немного вперед. А в каком отеле ты останавливаешься?

Хоакин Лопес-Дорига: В Вильямагне.

Рафаэль: Это двадцать минут езды. Вы все останавливаетесь в Вильямагне?

Хоакин Лопес-Дорига: Нет, не все, только начиная с моей бабушки. Так что я уже пятое поколение, живущее в Вильямагне. И знаешь, что самое лучшее в персонале? Они всё такие же. Это как эстафета.

Рафаэль: Я никогда не жил в отелях.

Хоакин Лопес-Дорига: А какой отель в Мадриде тебе нравится?

Рафаэль: Я в отелях в Мадриде не жил.

Хоакин Лопес-Дорига: Но когда-нибудь заходил?

Рафаэль: Да, но только на фотосессии или на обед. Когда я живу дома, я сплю в своем доме. Помню, как я обустраивал дом - мне устанавливали лифт в моем доме в Монтепринсипе. А в десяти минутах от дома есть отель. В доме была жуткая пыль, а я тогда записывал диск и сказал жене: «Я не могу жить здесь, я поеду в отель». Моя жена сказала «ладно». И это было забавно. Моя жена по вечерам приходила в отель поужинать со мной, и вся Испания шепталась, что мы развелись. Я жил в отеле, а моя жена навещала меня по вечерам.

Рафаэль Мартос Санчес

Хоакин Лопес-Дорига: О вас шептались?

Рафаэль: Я умирал со смеху. Это выглядело странно. Она дефилировала по коридору в мой номер, и ее спрашивали «Куда Вы идете, сеньора?». Потому что знали, что это моя жена.

Хоакин Лопес-Дорига: Где ты останавливаешься, когда приезжаешь сюда?

Рафаэль: В этом году – в Presidente.

Хоакин Лопес-Дорига: Тебе там нравится?

Рафаэль: Да, и Camino Real мне тоже очень нравится. Но лучше не говори со мной о таких вещах.

Хоакин Лопес-Дорига: Чтобы попасть в аудиториум из Presidente, тебе надо только перейти дорогу.

Рафаэль: И повернуть.

Хоакин Лопес-Дорига: В это время там там все стоит, движения почти нет.

Рафаэль: Нет. Так что надо идти прямо по машинам: топ-топ-топ.

Хоакин Лопес-Дорига: Мы, сами того не замечая, проговорили восемнадцать минут.

Раафэль: Так о чем мы говорим?

Хоакин Лопес-Дорига: Об отделении Каталонии.

Рафаэль: Как странно, что ты спросил об этом. Но я скажу. Я узнал Испанию такой, какой она была. И я хочу, чтобы она всегда оставалась такой, какой я ее узнал. Я думаю, что девяносто восемь процентов испанцев (не каталонцы) не понимают этого. И сколько бы ни говорили, большинство каталонцев хотят, чтобы все продолжалось так, как сейчас.

Хоакин Лопес-Дорига: Я читал результаты опроса в El Mundo: раньше сорок девять процентов каталонцев было за отделение, теперь эта цифра снизилась до сорока процентов...

Рафаэль: Ведь оттуда стали выводить предприятия, все бегут... Когда все урегулируется и пройдут плебисцит или выборы, все будет так, как захочет большинство, а оно не хочет уходить. Через шесть дней после 1 октября я пел в Барселоне в Палау Сант Жорди, в котором пятнадцать тысяч зрителей, там была уйма народа, и я подумал «там будут флаги сторонников независимости». Не было ни одного!

Рафаэль Мартос Санчес

Хоакин Лопес-Дорига: Там было другое дело. Ор пришли посмотреть на тебя.

Рафаэль: И таких людей – тысячи, миллионы.

Хоакин Лопес-Дорига: Я всегда рад видеть тебя таким же, как всегда. Я восхищаюсь тобой, мне нравится с тобой общаться. Удачи тебе.

Рафаэль: Большое спасибо! Увидимся в театре.

Хоакин Лопес-Дорига: Да, конечно. Семнадцатого и восемнадцатого марта.

Рафаэль: Тогда я тебя записываю!

 Перевод Р.Марковой
Опубликовано 04.03.2018

Дополнительные материалы:

Вторая премия Ondas Рафаэлю / 
Segundo Premio Ondas a Raphael. 2015

Raphael en "Chapultepec18" con Lopez Doriga (México). 2016