Рафаэль в программе "Alo Gisela" с Хиселой Валькарсель (Перу). 1990

RAPHAEL EN "ALO GISELA" CON GISELA VALCÁRCEL (PERU). 1990

27 ноября 1990 года

В тот год Рафаэль провел в Перу более месяца, дав серию концертов, а затем в течение почти трех недель выступал в Буэнос-Айресе. Телевидение Перу активно осветило гастроли артиста в стране. Студия Хиселы Валькарсель стала одной из первых, где побывал испанский маэстро в тот приезд.

Рафаэль Мартос Санчес

Хисела Валькарсель: Устраивайся поудобнее. Добро пожаловать! Как дела?

Рафаэль: Большое спасибо! Я...

Хисела Валькарсель: Ты божественно выглядишь, очень стройный.

Рафаэль: Как всегда. Сегодня утром одна девушка (или парень, не знаю), должно быть, страдающая дальтонизмом, сообщила: «Он вышел из самолета, одетый полностью в красное».

Хисела Валькарсель: А во что ты был одет?

Рафаэль: В темно-серое.

Хисела Валькарсель: Рафаэль, недавно мы видели тебя по телеканалу в передаче про Лолу Флорес, с чудесными словами.

Рафаэль: Все правильно рожденные испанские артисты должны иметь – и имеем -уважение к сеньоре, являющейся очень большой артисткой, человеком, достойным обожания. И в придачу она очень красива, хотя ей почти семьдесят лет. И она красива, полна сил... потрясающая.

Хисела Валькарсель: Как ты чувствуешь себя сегодня в Лиме? Ты прилетел только вчера. Как ты нашел ее?

Рафаэль Мартос Санчес

Рафаэль: Она стоит на том же месте!

Хисела Валькарсель: Да, мы все те же.

Рафаэль: Она не сдвинулась с места. Но в этот раз было очень приятно приехать в Лиму, потому что это, я думаю, первый раз, когда я познакомился с небом Лимы. Мне всегда выпадало проводить здесь мои выступления, когда небо было покрыто облаками. Наверное, это было другое время года, зима. Не знаю.

Хисела Валькарсель: А сейчас у нас начинается лето. Я призываю устроить ему официальную овацию, потому что Муниципалитет Лимы объявил Рафаэля почетным гостем. Ты приехал из Колумбии?

Рафаэль: Я приехал из Лондона, где записал с филармоническим оркестром долгоиграющую пластинку «Andaluz». Потом я побывал дома, в Ки Бискайне, чтобы повидать детей.

Хисела Валькарсель: Кто раньше жил в твоем доме? Кто был его владельцем?

Рафаэль: Никсон. Так как он был хозяином, он приезжал, когда хотел. Он ходит купаться на пляж. Он чудесный человек. Теперь в доме стало на один этаж больше, потому что нас стало больше.

Хисела Валькарсель: Сколько у тебя детей?

Рафаэль: Трое. У меня есть сын, которому семнадцать лет, которого зовут Джейкоб – Хакобо. Я каждый день отправляю ему факс в то время, когда он, насколько я знаю, просыпается – в пять утра, так как он ходит в школу. И я спрашиваю: «Как ты чувствуешь себя сегодня?» И он обычно отвечает: «Потерянным, потому что тебя нет». Он теряет ориентиры.

Хисела Валькарсель: Как чудесно! Ты не думал когда-нибудь записать видео с детьми, с семьей?

Рафаэль: К семье я могу приехать в любой день, и задать им взбучку. Они не артисты и не хотят ими быть, и говорят, что достаточно и одной белой вороны (это их отец).

Рафаэль Мартос Санчес

Хисела Валькарсель: Надо немного настроить освещение. Рекламная пауза! И мы продолжим беседу с Рафаэлем.

Хисела Валькарсель: Ты зовешь его Хулито...

Рафаэль: Я называю его Хулио, но есть люди, называющие его Хулито, потому что это испанская традиция. А он меня – Рафа или Рапа (из-за ph). Он считает, что это оскорбление. Но в Испании мы так называем... Например, моему младшему брату тридцать два года, а мне – двадцать три. Это задачка для университетских умов.

Хисела Валькарсель: А мне тогда восемнадцать!

Рафаэль: Так что я любя называю младшего брата Пепин. И когда его жена рядом, бедняга говорит: «Рафаэль, называй меня хотя бы Хосе». Но для меня он всегда Пепин.

Хисела Валькарсель: Говорят, что за тобой прислали специальный самолет, который привез тебя из Венесуэлы в Майми. Чтобы навестить Лолу Флорес, потому что она устраивала презентацию. Это правда?

Рафаэль: Мой самолет. У нас теперь есть самолет.

Хисела Валькарсель: А что есть у нас? Мы такие бедные.

Рафаэль: Вечно ты жалуешься! Сюда я приехал на такси. А таксисты здесь такие симпатичные. Они не берут с меня платы за проезд.

Хисела Валькарсель: Давайте посмотрим видео, которое нам всем понравится. Песня называется «Toco madera». Не пропустите эту песню. Мы все ее слышали, но ведь там чудесные слова.

Рафаэль поет «Toco madera»

Рафаэль: Всем стоит похудеть.

Хисела Валькарсель: А что ты делал? Перестал есть?

Рафаэль: Нет, сейчас я ем больше, чем раньше. Просто раньше у меня были проблемы с щитовидкой, но ее устранили. И я ем три раза в день. Но как ем! Сегодня утром, когда я попросил завтрак в отеле, меня спросили: «Это на одного человека?» Потому что я сказал: «Принесите четверть литра холодного молока с двумя пакетами корнфлекса (это опять реклама!), один йогурт, ломтик хамона из Хабуго (потому что он соленый, а из-за давления соль мне вредна) и две груши». И мне сказали: Это для одного человека?

Рафаэль Мартос Санчес

Хисела Валькарсель: Давай поговорим об этом, ведь есть много людей, желающих сбросить вес.

Рафаэль: Всегда надо посоветоваться с врачом. Я, например, прекрасно чувствую себя с моими 1200 калориями, но есть люди, которым нужно 1800 калорий.

Хисела Валькарсель: А что ты думаешь о микрохирургии? Ты хотел бы убрать морщины...

Рафаэль: Но зачем?

Хисела Валькарсель: Многие говорят: «Схожу к хирургу, уберу это, отрежу то...».

Рафаэль: Ну, когда у меня появится много морщин... Конечно, надо будет сохранять свой имидж, но мне пока этого не нужно.

Хисела Валькарсель: Да, ты выглядишь чудесно. Я завидую тебе. Ты сбросил столько килограмм.

Рафаэль: Единственная морщина, которая осталась, находится здесь, – это ямочка, и она очень милая.

Хисела Валькарсель: В эту пятницу Рафаэль окажет нам любезность и придет к нам на благотворительную программу Teletón de San Juan de Dios. И в пятницу же Рафаэль появится на ужине с концертом в отеле Crillón. А в субботу для всех, кто хочет встретиться с ним и его песнями, будут сорок пять минут а-капелла.

Рафаэль: К тому же я устраиваю премьеру почти двадцати новых песен: вдобавок к тем тридцати с чем-то, которые публика хочет услышать.

Хисела Валькарсель: Тем, которые она хорошо знает. В субботу он появится в Coliseo Эдуардо Дибос (баскетбольный стадион в San Borja, Лима). Это будет выступление в пользу Женского Комитета города Лима, и в воскресенье будет концерт для всех членов Клуба регаты Лимы. На сцене ты тоже будешь в черном, как этот пиджак?

Рафаэль: Он не черный, а синий.

Хисела Валькарсель: Он очень красив. А какой цвет ты предпочитаешь днем?

Рафаэль: По данным газеты – красный.

Хисела Валькарсель: Но тебе это цвет не нравится?

Рафаэль Мартос Санчес

Рафаэль: Нет. Носки у меня белые.

Хисела Валькарсель: А трусы какого цвета?

Рафаэль: Если можно, я умолчу.

Хисела Валькарсель: Да ладно!

Рафаэль: Телесного цвета.

Хисела Валькарсель: Прекрасно! Это любимый цвет Рафаэля.

Рафаэль: Мне нравятся белые брюки и поло темно-серого цвета, как этот диван, или коричневые или темно-синие. Но не красные.

Хисела Валькарсель: Мы пойдем на рекламную паузу.

Хисела Валькарсель: Ты дружил с Раффаэлой Карра?

Рафаэль: Мы с Раффаэлой дружим много лет – по крайней мере, два года. Помню, как я приехал к ней в третий раз – я появился в Pronto Raffaella. В тот раз я привез хамон из Хабуго, который нравится ей больше всего на свете. Это вот такой окорок! Я зашел в итальянскую таможню, и меня спросили: «Это что за штука?» - «Эта штука называется хамон из Хабуго» - «А для чего она нужна?». Я сказал: «Для Раффаэлы Карра». – «Проходи». Она там очень известная и очень любимая фигура.

Хисела Валькарсель: А мне ты не привозил ни хамона, ни чего-нибюудь другого. Понятно - ты одарил ее в третий раз, а у нас лишь вторая встреча.

Рафаэль: Я привезу тебе другие вещи. Жди!

Хисела Валькарсель: Большое спасибо! А она хорошая артистка?

Рафаэль: Раффаэлла мне очень нравится, потому что она умеет нормально относится к шуткам. Например, она входит в студию и ее встречают со всей любовью мира, потому что ее очень любят, а я полчаса не разговариваю с ней. И бедняга мечется из угла в угол и спрашивает: "Что я тебе сделала?" Но в конце я сказал: «Не тушуйся, потому что у меня для тебя есть хамон из Хабуго». И она сказала мне «спасибо».

Хисела Валькарсель: Продолжим наш диалог.

Рафаэль: Я должен подготовиться.

Рафаэль Мартос Санчес

Хисела Валькарсель: Я предлагаю тост за здоровье!

Рафаэль: Это вода?

Хисела Валькарсель: Да.

Рафаэль: Я должен уточнить, потому что многие артисты на сцене пьют джин, потому что он такого же цвета.

Хисела Валькарсель: Или ром.

Рафаэль: Но это вода?

Хисела Валькарсель: Да.

Рафаэль: За здоровье! (качается, изображая опьянение)

Хисела Валькарсель: На 1992 у Рафаэля задуман большой проект – рок-опера, название которой ни больше, ни меньше, чем «Калигула». Она бы имела огромный кассовый успех. Расскажи нам об этих планах.

Рафаэль: Сначала мы в 1991 проведем празднование тридцатилетия моей творческой деятельности, которое начнется в мадридском театре. А потом будет Япония, Советский Союз... Программа будет назваться «todo Raphael»*. То есть полным ходом на протяжении тридцати лет. И в 1992 я сделаю постановку для телевидения, которая называется «Andaluz», отмечая пятисотлетие взаимного знакомства Америки и Испании, и рок-оперу по тексту Камю - «Калигула». Мне очень хочется поставить ее.

Хисела Валькарсель: Думаю, у нее будет огромный успех.

Рафаэль: Этого никогда не знаешь заранее. Успех должна определять публика, так что это будет видно потом. Мне очень коротко подстригут волосы

Хисела Валькарсель: Тебе нравится короткая стрижка?

Рафаэль: Нравится – не нравится, мне придется вынести это. И я стану настоящим блондином – светлее, чем ты. И по замыслу продюсера мне придется сбросить еще десять килограмм.

Хисела Валькарсель: О нет! В следующий раз ты придешь в пончо!

Рафаэль: В штанах! Дело в том, что там всем героям лет девятнадцать-двадцать. И потому – коротенькие, очень светлые волосы и гораздо более худая фигура.

Рафаэль Мартос Санчес

Хисела Валькарсель: Здорово! Значит, в 1992 мы увидим «Калигулу» с Рафаэлем. Двадцать девять лет популярности, профессионализма и напряженной работы... Что больше всего тебе мешало в эти двадцать девять лет славы или немного мешает сейчас?

Рафаэль: Мне? Ничто.

Хисела Валькарсель: Автографы, люди, не дающие тебе заниматься тем, чем ты хочешь...

Рафаэль: Нет. Я со всеми веду себя хорошо, журналисты ко мне хорошо относятся. Если мне задают неудобные вопросы, я стараюсь уклониться от них или отвечать вежливо.

Хисела Валькарсель: О чем не нравится разговаривать Рафаэлю?

Рафаэль: Мне не нравится обсуждать мою семью. Потому что моя семья – это моя семья. А ты – первая встречная. (Хисела хватается за голову) Это просто так говорится! Я имею в виду, что семья всегда должна стоять немного особняком. Между собой мы можем отпускать любые шутки. Но трогать мою жену и детей нельзя.

Хисела Валькарсель: Как здорово, что ты двадцать девять лет держал свою семью и свою личную жизнь немного за рамками...

Рафаэль: Думаю, что мне это удалось. И достаточно хорошо.

Хисела Валькарсель: Но скажи хоть, какая у тебя жена?

Рафаэль: У меня красивая и очень стильная жена, у нее красивые зеленые глаза, а о детях говорить трудно, слюнки текут.

Хисела Валькарсель: До воскресенья ты побудешь с нами, а потом куда поедешь?

Рафаэль: В понедельник я дебютирую в театре в Буэнос-Айресе и пробуду там до двадцать второго декабря. Двадцать третьего декабря я уеду и двадцать четвертого отпраздную Рождество дома в Мадриде. А с двадцать шестого начну работать, ведь мне предстоит готовить свое тридцатилетие.

Рафаэль Мартос Санчес

Хисела Валькарсель: Всю люди будут отдыхать, а у тебя наготове план работ, который ты собираешься выполнять. Рафаэль, было большим удовольствием видеть тебя в нашей передаче.

Рафаэль: Ты меня уже выгоняешь!

Хисела Валькарсель: Нет, мы остаемся.

Рафаэль: А зачем ты просила меня прийти? Ты не предложила мне поесть, не предложила кофе – ничего, кроме воды.

Хисела Валькарсель: С вами был Рафаэль. Спасибо! Вы уже знаете, что в пятницу он выступает в отеле Crillón, в субботу – в Coliseo Эдуардо Дибос Даммерт, а в воскресенье – в Лиме в Клубе регаты. И появится в программе Teletón.

Рафаэль: Ты все знаешь лучше меня! То, что делаешь ты – это ненормально. Чао! Мы еще увидимся!

Хисела Валькарсель: До скорого, Рафаэль! Большое спасибо!

Перевод Р.Марковой
Опубликовано 19.02.2018

Примечания переводчика:

*  Аллюзия на «todo correr» – бегом, во весь дух, то есть примерно «во весь Рафаэль».