Рафаэль о программе "Andaluz" в Перу. 1991

RAPHAEL SOBRE "ANDALUZ" EN PERÚ. 1991 

Ведущая:  Рафаэль, добрый вечер! Добро пожаловать в Перу!

Рафаэль: Больше спасибо!

Рафаэль Мартос Санчес

Ведущая: Мы очень рады снова видеть тебя.

Рафаэль: Ты так думаешь, да? Это правда?

Ведущая: Позднее я возьму у тебя интервью. Я просто хочу поприветствовать тебя от лица всех перуанцев. Мы гордимся тем, что ты снова здесь с нами, в нашей стране. Аплодисменты ему, пожалуйста.

Рафаэль: Это на самом деле очень приятно – приехать сюда. И для меня это предмет гордости – что я так много раз приезжал в Перу, где меня всегда хорошо принимают. Почему? Потому что когда приезды повторяются много раз, публика устает, а в моем случае все наоборот. Так что большое спасибо за то, что вы здесь в этот день. Или утро - это зависит от того, обедали вы или нет.

Ведущая: Ты привез новую пластинку?

Рафаэль: Да. Очень хорошую.

Ведущая: Расскажи немного о ней и о шоу, которое ты покажешь.

Рафаэль: У меня будет великолепный квартет фламенко и американский хор, который не только прекрасно поет – они все красавцы, негры. Там будет не только фламенко. Фламенко – это как чаевые, которые я вам выдам: это будут последние полчаса после двух с половиной часов концерта, дополняющие его до трех часов (столько продлится мое выступление). Это будет песни моей родины, Андалузии, но они пойдут в придачу к тем, которые моя публика хочет услышать от меня – к великим хитам Рафаэля. Я праздную мое тридцатилетие, и, например, в первой части шоу есть песни, которые вы не знаете, так как с ними я еще не приезжал в Америку: Los hombres lloran tambien, Todas las chicas me gustan. Вы их не знаете, я в первый раз познакомлю вас с ними. Я также привез великолепных танцовщиц. Надеюсь, что вам понравится. А если не понравится – что я буду делать?

Рафаэль Мартос Санчес

Ведущая: До нас дошла новость о том, что ты собираешься снять минисериал с твоим сыном.

Рафаэль: Нет-нет. Мой сын учится в школе искусств и кинематографических наук во Флориде. Так что до истечения по крайней мере трех лет он не будет готов ставить фильмы. Просто я хотел бы стать героем его первого фильма. Однако я не совсем доволен, потому что не знаю, считает ли он, что я лучший герой для него, или хочет, чтобы я финансировал его картину. Шутка! Я знаю, что он считает меня подходящим для роли, которую написал.

Ведущая: У тебя есть какой-нибудь проект для съемок телефильма?

Рафаэль: Да. На 92 год все уже закрыто, но в 93 я сделаю «Калигулу» по Альберту Камю. Но сделаю ее в виде рок-оперы – в кино и в театре.

Энрике Гальвес:  Приветствую, Рафаэль! Мне кажется, ты похудел на несколько килограмм, это верно? Немного – на два или три кило?

Рафаэль: Нет. Было так, что я скинул двадцать один килограмм, но с тех пор я такой же. Наверное, ты привык видеть меня на фотографиях, где я лучше выгляжу. 

Энрике Гальвес:  В твои тридцать лет ты...

Рафаэль: Двадцать три!

Энрике Гальвес: Тридцать лет творчества...

Рафаэль: При том, что я прожил двадцать три года...

Энрике Гальвес:  Какое рождественское послание ты бы оставил всему перуанскому народу?

Рафаэль: Чтобы не было войн, бедности, наркотиков. И чтобы доллар упал. Но я говорю это от всего сердца.

Рафаэль Мартос Санчес

Ведущая: Я приветствую тебя в Перу, которое так тебя любит и с радостью встречает все эти годы. Я могу показаться пессимисткой, но все-таки спрошу. В международных СМИ говорят, что Рафаэль после тридцати лет работы уже думает об уходе на пенсию.

Рафаэль: Эти слухи ничего не стоят. Во всех песнях есть что-то от меня. Я усаживаюсь сочинять песню рядом с композитором и направляю его. 

Ведущая: Так что ты отказываешься уходить из творческой жизни?

Рафаэль: А как я могу сделать это в мои двадцать три года? Я еще только начинаю. У меня еще даже нет морщин. Нет, об уходе на покой нет и речи.

Рикардо Карлос:  Добрый вечер! Ты отмечаешь тридцать лет творческой деятельности. Расскажи нам, как все будет происходить.

Рафаэль: Я дам сто двенадцать концертов в мадридском театре Кальдерон. Сто двенадцать подряд... по два концерта в день.

Рикардо Карлос:  Какие еще страны ты объедешь после кульминации - концертов в Мадриде, и будут ли продолжаться выступления?

Рафаэль: Они будут продолжаться до июня следующего года. Я проеду по всей Испании, побывав не только в Мадриде, но и во всех провинциальных городах. И в Австрии, Италии, Мексике и США, Венесуэле, Санто-Доминго, во всей Центральной Америке, сейчас здесь, в Перу. Потом я поеду в Японию, вернусь в США, запишу мой новый альбом, который называется «Ave Fenix», это уже пятьдесят четвертый диск на испанском языке. И в придачу выйдет еще один диск - на английском, записанный вживую на концерте в Карнеги-Холл в Нью-Йорке. Потом поеду в Германию и Францию, в лондонский Палладиум и завершу турне в Севилье на ЭКСПО-92. Я закончу все, чтобы начать готовить «Калигулу». То есть я заканчиваю, чтобы продолжать. Я думаю, что перед «Калигулой» вы, возможно, еще увидите меня здесь, даже если это будут лишь два дня в вашей стране. Все зависит не от меня, а от графика поездок.

Рафаэль Мартос Санчес

Вопрос из зала: Ты будешь в Винье?

Рафаэль: В Винье мне устроят чествование на протяжении трех дней, Я буду петь три дня, и мне дадут специальную премию, учрежденную именно для меня в этом году.

Ведущая: Почему ты обратился к «Калигуле»?

Рафаэль: Потому что это рок-опера, и в придачу это тяжелый рок. Это очень подходящий мне персонаж. И к тому же версия, которую написал Альберт Камю по этой вещи, очень мне подходит, в ней много мощи и энергии. Той же мощи, которая могла бы быть в опере «Иисус Христос – суперзвезда», но один из персонажей хороший, а другой плохой. Плохой как человек. Потому что у него есть что-то общее с господом...

Перевод Р.Марковой
Опубликовано 27.02.2018