Рафаэль переделывает хиты в новом альбоме Resinphonico: эксклюзивное интервью. 2018

RAPHAEL REWORKS HITS IN NEW 'RESINPHONICO' ALBUM: AN EXCLUSIVE INTERVIEW. 2018

Испанский кумир Рафаэль ненавидит слово "изменение". “Оно меня пугает”, - говорит он невозмутимо. “Никто не должен меняться. У меня есть бренд, и я не меняюсь. Вы можете совершенствоваться, вы можете эволюционировать, но не изменяться.

 рафаэль певец

Мы беседовали в его номере в отеле Hyatt Regency в Майами рядом с James L Knight Center, где в тот вечер Рафаэль получал премию "Живая легенда" в Зале Славы латинских авторов песен.

Он прилетел в предыдущую ночь только ради нее и планировал покинуть это мероприятие вечер в полночь после его выступления и поучения награды, потому что на следующий день у него был концерт в Севилье. Рафаэлю семьдесят пять лет, но его не смущает необходимость предпринимать трансконтинентальные перелеты с минимальным отдыхом между ними, если это означает оказаться перед публикой, которая его обожает. И зрители по-прежнему обожают его, по-прежнему преклоняются перед его талантом непревзойденного певца.

В студии звукозаписи Рафаэль, несмотря на свою нелюбовь к переменам, является бесстрашным экспериментатором и сегодня (9 ноября) он выпускает в свет Resinphónico. Это альбом с каверами некоторых из его "драгоценностей короны", как он их называет, включает симфонические аранжировки, переделанные с элементами электронной музыки продюсером и аранжировщиком Лукасом Видалем. Это смелый и удивительный подход к классическому репертуару, который напоминает нам, почему Рафаэль остается востребованным как певец и как потрясающий исполнитель, который принимает изменения, но никогда не поддается им

Billboard: Почему Вы выпустили еще один альбом с симфоническими аранжировками?

Рафаэль: Мне еще нужно много чего сказать публике. Я думал о понятии "RE", которое означает «что-то еще». Я сказал: "У меня есть кто-то, кто может сделать для меня симфонические аранжировки, но мне нужен кто-нибудь, кто сможет пойти дальше. А «перемены» - это слово, которое меня пугает. Никому не нужно меняться. Вот что нужно – так это постоянно эволюционировать. У меня есть бренд, и я не изменяюсь. Вы можете улучшать его, вы можете развиваться, но не изменять его. Я буду эволюционировать столько, сколько смогу.

Billboard: Этим «кто-нибудь», кого Вы нашли, оказался Лукас Видаль. Кто он такой?

Рафаэль: Помимо нашей музыки, у нас есть кое-что общее, и это очень забавная вещь: он - внук владельца Hispavox (первой фирмы грамзаписи, заключившей контракт с Рафаэлем). Я никогда не встречался с ним, но он позвонил моему менеджеру (Росе Лагарриге), потому что он получал премию Гойи в Испании за музыку к фильму. Он спросил Росу, не хочу ли я вручить ему награду. Я не знал его, но его дед (Хосе Мануэль Видаль Сапатеро) не только открыл меня, но и был для меня как отец. Он выпустил мой первый альбом, когда мне было пятнадцать лет. Так что во время ужина на церемонии награждения Лукас рассказал мне свою историю и поведал, как он хотел встретиться со мной, потому что его дед всегда приводил меня в пример. Я не мог поверить, что этот юноша – музыкант, и что его дед был человеком, который придумал меня. На следующее утро мы пошли выпить кофе в отель Palace и через десять минут появился этот проект.

Billboard: Эта идея явно возникла не во время встречи. Вы какое-то время думали об этом?

Рафаэль: Я думал об этом несколько месяцев. Но я не мог найти этого качества "RE". У меня сотни драгоценностей короны, и я предложил Лукасу несколько вариантов. Первой песней, которую он передал мне, была "Inmensidad" - мой первый хит, сделанный, когда мне было шестнадцать лет. Второй стала "Los hombres lloran también". Я один раз прослушал их и сказал: «Давай сделаем это. Мне больше ничего не нужно».

Billboard: Вы записали оркестр в студии Abbey Road в Лондоне. Как выглядит ваш процесс записи диска?

Рафаэль: Я записывал голос в Мадриде. Мне нужно записываться у себя дома в Мадриде. Раньше я писал разные альбомы в разных городах, пока не сказал: «Нет. Я буду записывать у себя дома". Я пишу всю песню в один присест. Я несколько раз записываю песню с начала и до конца. Мой сын Мануэль, который руководит моими сеансами записи, всегда просит меня сделать побольше заходов. Но в конце концов мы всегда используем первый вариант.

Billboard: Какой из треков альбома действительно отражает звук, к которому Вы стремились?

Рафаэль: "Digan lo que digan", которую я называю кинематографической песней. В ней много частей, и Лукасу удалось сделать из нее чуть ли не фильм.

Billboard: Еще один трек, который мне нравится - это "Los hombres lloran tambien". Расскажите мне о нем.

Рафаэль: Я не пел его в течение длительного времени. Я хотел возобновить эти песни, чтобы вдохнуть в них новую магию. В моих песнях можно соединять симфоническую и электронную музыку, потому что в них более чем достаточно мелодии. А песни Мануэля Алехандро особенно красивы.

Billboard: На самом деле это был смелый альбом не только для Вас, но и для Лукаса Видаля. У него была огромная ответственность, не так ли?

Рафаэль: Я всегда работал инстинктивно. Я вижу человека и знаю, что из него выйдет. Первое, что мне понравилось, это его решение принять проект. Он даже не раздумывал об этом.

Billboard: Вы начинаете свое новое турне 17 декабря. Отработав столько лет, Вы обнаружили, что публика меняется от страны к стране?

Рафаэль: Может быть, но работа артиста – изменять его публику. Возможно, российская или британская публика не имеет ничего общего с другими вашими зрителями. Но артист, как хороший проводник, должен отправить публику в путешествие, продолжающееся два с половиной часа.

Billboard: Вы когда-нибудь сталкивались с сопротивлением аудитории?

Рафаэль: Конечно. Помню, было очень тяжело выступать в России, там много бюрократии. Я вышел петь в Оперном театре в Ленинграде, а публика была настроена против. Я начал работать, чтобы привлечь этих зрителей на свою сторону. И они остались со мной. Возможно, у нас нет общего языка, но у нас есть руки и наши жесты.

Billboard: Вам это нравится, не так ли?

Рафаэль: Да. (улыбается). Мне нужна публика. Но я пою точно так же в студии звукозаписи.

Billboard: Вы отлично выглядите. Вы тренируетесь?

Рафаэль: Невозможно тренироваться больше, чем я делаю это на сцене. Я слежу за тем, что я ем. Я ем, чтобы жить, я не живу, чтобы есть. И я не пью и не курю.

Billboard: Возвращаясь к альбому: мне очень нравится новая версия «Yo soy aquel».

Рафаэль: Я заканчиваю свои концерты этой песней. И мы показываем все этапы моей жизни на видеоэкранах. Но это не ностальгия. Люди, которые всегда говорят о прошлом, противопоставляя его настоящему или будущему, страдают от ностальгии. У меня все наоборот. Я оглядываюсь на свою жизнь с удовольствием. Я был очень счастливым человеком.

Billboard: У Вас такая долгая карьера. Не было никаких серьезных трудностей?

Рафаэль: Моя работа состоит в том, чтобы взять хорошие тексты - своевременные тексты, спеть их так, как они должны быть спеты, и очень убедительно продать их публике. Любая вещь может быть очень сложной или очень простой. Для меня это было легко. Я знаю, что было бы красивее сказать, что это было тяжело. Но это неправда. Да, я очень много работал. Но с того момента, как я начал это путешествие, аудитория выбрала меня – и все, дело было сделано.

Лейла Кобо
09.11.2018
www.billboard.com
Перевод Р.Марковой
Опубликовано 14.11.2018