Рафаэль: "Нам всем лучше вместе, чем поодиночке”. 2018

RAPHAEL: “ESTAMOS TODOS MEJOR JUNTOS QUE SEPARADOS”. 2018

В эту пятницу певец, проработавший на сцене более полувека, выступает в Барселоне в Palau Sant Jordi.

рафаэль певец

Сегодня Palau Sant Jordi снова встречает Рафаэля (Линарес, 1943). Для этого концерта Олимпийский спортивный центр был переоборудован под амфитеатр вместимостью до 6300 человек (в полдень в четверг уже было продано 5700 билетов).

Микель Хурадо. Вы еще год в Барселоне.

Рафаэль: И скоро их будет пятьдесят семь!

Микель Хурадо: Есть какие-либо новости?

Рафаэль: Это тебе не покажется новостью. Замечательно иметь силу и азарт, которые есть у меня, и сохранять их пятьдесят семь лет.

Микель Хурадо: Будут ли сюрпризы?

Рафаэль: Рафаэль - настоящий сюрприз с того момента, когда он выходит на сцену. Одно то, насколько я в голосе, уже удивляет. Люди вдруг видят, как я выхожу, начинаю петь и звучит такое...

Микель Хурадо: Как Вы ухитряетесь сохранять этот голос на протяжении десятилетий?

Рафаэль: Это заложено в конституции каждого человека, но я очень следил за собой, и я играю с форой - ведь я получил новый мотор!

Микель Хурадо: В 2003 году Вам пересадили печень, но это не влияет на голосовые связки.

Рафаэль: Каким-то образом влияет. Сила организма имеет непосредственное отношение к голосу.

Микель Хурадо: Вскоре наступит Рождество и начнет звучать El Pequeño Tamborilero...

Рафаэль: Который века назад стал признаком Рождества.

Микель Хурадо: Что Вы чувствуете, когда опять слышите его в больших магазинах?

Рафаэль: Нежность. Это волнует – что он звучит в универмагах, когда наступают эти дни. Когда я был маленьким, слушали Фрэнка Синатру или какого-нибудь исполнителя фламенко, который пел вильянсикос, но это «пом-пом-пом» стало историей.

Микель Хурадо: Каково это - стать символом Рождества?

Рафаэль: Я не знаю, символ я или нет, но если бы эта песня не звучала, люди подумали бы, что чего-то не хватает. Это продолжается уже много лет. Забавно, что умники (или те, кто притворяется умным) из фирмы грамзаписи не позволяли мне записывать ее, потому что в то Рождество они сами выпускали версию Синатры. Я понятия об этом не имел, я взял ее у немецкого хора, и я (мне было пятнадцать лет) сказал им: «Как отношение имею я к этому господину?» Они скрепя сердце позволили мне сделать это и вот посмотри...

Микель Хурадо: Вы предпочитаете новую песню или эти старые мелодии?

«Это вполне совместимо - быть уроженцем Линареса и
танцевать сардану, потому что я умею танцевать ее
»

Рафаэль: Первая песня должна быть всегда новой, как для меня, так и для зрителей. Как визитная карточка: я забочусь о том, чтобы они не услышали то же что и раньше. С самого начала надо все прояснить, но все знают, что потом я буду петь им те песни, которые они хотят.

Микель Хурадо: Публика Вас просит о них, или Вы хотите петь их?

Рафаэль: Я пою их, потому что знаю, что это им нравится.

рафаэль певец

Микель Хурадо: В прошлом году, во время Вашего последнего приезда в Sant Jordi, обстановка в Барселоне была чрезвычайно напряженной в политическом и социальном плане. Какой Вы видите нынешнюю ситуацию?

«Я был счастливчиком. Никто не решался столкнуть меня с моего места»

Рафаэль: Мои поездки в Барселону всегда изумительны. Город принимает меня с тех пор, когда мне было четырнадцать лет, и всегда замечательно. В моем конкретном случае ничего не изменилось, и я не думаю, что на данном этапе что-то изменится. В целом, я полагаю, воды так или иначе вернутся в свое русло. Я думаю, что всем нам лучше вместе, чем по отдельности, потому что было бы довольно странно, если бы в таком глобализованном мире мы теперь решили стать маленькими. Это не имело бы смысла, но, честно говоря, я в этом ничего не понимаю, поправьте меня, если я скажу какую-то глупость, но я бы предпочел, чтобы мы были вместе.

Микель Хурадо: Дьянго заявил, что это не несовместимо: петь Suspiros de España (вздохи об Испании) и быть сторонником независимости.

Рафаэль: В этом нет ничего странного. Я андалузец из Линареса, но я еду в Нью-Йорк и пою там «New York, New York». Также нет никакого противоречия в том, что я танцую сардану, потому что я умею танцевать ее, меня научили. А каталонец, если ему хватает грациозности, может танцевать севильяну - почему бы и нет?

Микель Хурадо: В последнее время вся культурная, политическая, социальная жизнь словно находится в призрачном тумане, всюду иски о преследовании, злоупотреблениях, клевете, плагиатах...

Рафаэль: Они целятся в политиков и всех, кто выражает свое мнение. Надо быть осмотрительным, иметь достаточно терпения, чтобы позволить процессам идти своим чередом и вернуться в нормальное русло. Я лично не жил в таких ситуациях. Я был счастливчиком. Никто не отваживался выталкивать меня с моего места. Они пробовали сделать это законным путем, предлагая зрителям вещи, которые были лучше моих, но публика всегда выбирала мои.

Микель Хурадо: Говорят, что есть два Рафаэля, один на сцене, а другой - в его личной жизни.

Рафаэль: Нет! Я точно такой же на сцене, как и вне ее.

Микель Хурадо: Вам нравится Рафаэль на сцене?

Рафаэль: Некоторые моменты больше, чем другие. Плохо то, что иногда он слишком затягивает концерты, это недостаток, который у него имеется. Хорошо, что у него есть страсть к сцене. Все вы, кто придет в Sant Jordi, сможете гордиться собой.

Микель Хурадо
27.09.2018
elpais.com
Перевод А.И.Кучан
Опубликовано 28.09.2018