Рафаэль: "Первым исполнителем песен протеста был я". 2018

RAPHAEL: "EL PRIMERO DE LA CANCIÓN PROTESTA FUI YO". 2018

Певец из Линареса возвращается в Palau Sant Jordi со своим турне 'Loco por cantar'

Альбом “Infinitos bailes (2016) с песнями, созданными авторами современной поп-музыки (такими, как, Бунбури, Дани Мартин или Пабло Лопес), дал Рафаэлю новый импульс, так что его турне 'Loco por cantar' продолжается осенью этого года и опять приводит его в Барселону. В эту пятницу он снова появится в Palau Sant Jordi с его репертуаром собственных и чужих эстрадных хитов, история которых насчитывают более пяти десятилетий.

"55 лет, 55 раз в Барселоне", - сказали Вы в прошлом году в Sant Jordi. Значит, Вы приехали за пятьдесят шестым?

Да, да, один раз каждый год. Мы продлили турне из-за спроса, которым оно пользовалось как в Америке, так и здесь. И я продолжу его: я поеду в Париж, в Лондон, в Россию…

Вы были первопроходцем среди испанских певцов, открывшим дорогу в Россию.

Я приезжаю туда с 1970 года, когда Испания даже не имела дипломатических отношений с Россией. У меня там всегда все было очень хорошо. Русские люди очень романтичны, чрезвычайно. Это не бросается так в глаза из-за жесткости языка, но это так. Они как греки.

На Вашем последнем диске есть песня Диего Кантеро ‘Igual (Locoporcantar)’, которая уже выглядит как классика. Там Вы изображаете себя человеком, в котором "больше сладости, чем яда, есть немного страха, но он все тот же”. Чего может бояться Рафаэль?

Знаешь, человек полон страхов и опасений, но я все еще тот же, когда надо справляться с ними.

Пережив такие критические моменты, связанные со здоровьем, как те, что Вы перенесли несколько лет назад, Вы чувствуете себя более уязвимым?

Мое здоровье выдержит любую проверку, правда. Я уже много лет не был так хорош во всем – я полон сил, желания работать и огромного азарта.

Обычно хвалят “короткое, но насыщенное”. У вас интенсивные концерты, это да, но в то же время очень длинные, по два с половиной часа или три, и в них больше тридцати песен.

Они длинные, верно, хотя публике они не должны казаться такими, потому что она всегда просит у меня еще одну песню. Я пытаюсь дать ей понять, что я закончу выступление часа через два с половиной, но дело в том, что публика иногда с этим не согласна.

"Сцена - лучшее место в мире. Там нет никаких забот; только одна - быть в форме"

Является ли сцена лучшим местом в мире?

Это лучшее место в мире. Там нет никаких забот; просто надо быть в форме.

В последнее время мы видели Вас в других форматах, с оркестром или поющим в стиле соул и фанк. В этом турне есть классический Рафаэль и Рафаэль с некоторым налетом рок-музыки, включая "тяжелые" гитары. Вас когда-нибудь интересовал металлический рок?

Меня интересует все! Если я чувствую себя комфортно, а это почти всегда... Каждый год вы видите меня в другом формате. Я люблю изучать новые вещи, мне нравится меняться и каждый день узнавать все больше. И очень скоро появится еще одна, совершенно особенная вещь, перед которой мы уже готовы раскатать дорожку.

Мы говорим о новом альбоме, о турне...?

Я говорю о новом диске. Диске этого года. В ноябре будут новости. Я записал его в августе в студии Abbey Road, в Лондоне. Это супер-интересный диск.

В каком смысле?

До ноября я больше ничего не могу сказать. Universal мне не разрешает! Но в Барселоне я кое-что сделаю. Я всегда показываю что-нибудь зрителям, чтобы понять, как обстоят дела.

Упоминание Abbey Road заставляет задуматься о Битлз.

Меня она тоже заставляет думать об этом, это так (смеется).

Возвращаясь к Вашим концертам: по контрасту с этим "тяжелым" блоком есть акустический кусок с песнями Фрэнсиса Кабреля и Виолеты Парра.

Это замечательно, когда я начинаю петь с одной только гитарой, мне это нравится. Это мне напоминает, что я сделал турне ‘Cerca de ti’, где все исполнялось под рояль. У меня хорошо получилось, потому что я выступил на таких сценах, как Auditorio Nacional в Мексике, рассчитанной на 10 000 человек, только под рояль! Это был замечательный вызов, и успех был таким, что турне продлилось четыре года.

Виолету Парра в последнее время подняли на щит сторонники феминизма. Какой Вам представляется эта новая волна феминизма?

Мне кажется, это очень хорошо, потому что я из тех многих людей, кто считает, что женщина имеет те же права, что и мужчина, точно такие же. Есть вещи, которые еще предстоит исправить, хотя я думаю, что мы на верном пути.

"Digan lo que digan" - это песня протеста, целиком и полностью, и это было попадание в точку, это потрясающий хит"

В испанской политике чувствуется некоторое напряжение, Вы не сторонники упоминания этой темы в своих песнях?

Нет, нет, хотя, когда возникли песни протеста, первым, кто протестовал, извините, был я. "Digan lo que digan" - это песня протеста, целиком и полностью, и это было попадание в точку, это потрясающий хит". И я пел социальные песни, например ‘Van a nacer dos niños, которая имела очень большой успех. Я всегда настороже, всегда на гребне волны! (смеется.)

Против чего протестует ‘Digan lo que digan’?

Знаешь, это первая песня, которая говорит, что есть гораздо больше этого, чем того, что в мире больше хороших вещей, чем плохих. Я никогда не слышал такого текста. В то время песни не говорили об этом. Они рассказывали о любви - и точка. И было много фольклора, и много цветов, и много неба и много "sky (англ.небо)". И много "nel blu, dipinto di blu» (В синеве, раскрашенной в синий – песня Доменико Модуньо),

Вы начинали параллельно с такими певцами, как Серрат.

Да, более или менее, и Pi de la Serra, и всеми, кто тогда был.

Раймон, Льах... Вы следили за ними?

Да, и за Овиди Монтльорои. Он был очень самобытным. Как Серрат. С Жоаном Мануэлем мы встречаемся раз в год по обещанию, но я очень уважаю его и очень люблю, и я знаю, что меня тоже.

"В таком глобализованном мире я не понимаю разобщенности"

Вы думали о том, что часть вашей аудитории в PalauSantJordiможет быть сторонником независимой Каталонии или что можно по этому вопросу проголосовать?

Я думаю, что Испания должна быть такой, как сейчас, единой. Это моя мысль. Я в этом не понимаю, но я думаю, что мы все должны быть вместе, чтобы нам стало лучше. Есть одна вещь, которую я не понимаю: в таком глобализованном мире, в котором надо объединяться, чтобы быть сильными, я не понимаю разобщенности. Делаться крошечными... надо объединиться, чтобы иметь возможность бороться со всеми трудностями. Не рвать связи и не превращаться в обломки. Или мы вернемся к крестовым походам (смеется).

Несмотря на все это, у Вас очень стабильные отношения с Барселоной.

У меня никогда не было проблем в Барселоне. Это всегда был город, полностью открытый для меня, уже с тех пор, как мне было четырнадцать лет. Он всегда был со мной. Я каждый год приезжал в Барселону, и всегда с огромным успехом. Я чувствую себя очень любимым.

В следующем году опять будет турне. Это не заканчивается?

Это турне завершается, и надвигается еще одно, очень мощное.

Ваш современник, Хулио Иглесиас, остановился на два года, а теперь он снова возвращается.

Да, к счастью. Вы же знаете, у него проблемы со спиной и все такое, из-за несчастного случая, который у него был много лет назад - он  дает ему передышку и возвращается, когда этого меньше всего ожидают. Я желаю ему всего самого лучшего. Я с нетерпением жду возможности увидеть его.

Как Вы видите будущее?

Очень ясно - завтра я в Барселоне! А послезавтра - в Сарагосе. И так будет, пока я такой, какой есть, ставший юношей... Существует «до» и «после» моей трансплантации, и, конечно, это заметно. Мне поставили новый двигатель. Я чувствую себя не просто намного лучше - оскорбительно лучше! 

Жорди Бьянчиотто
27.09.2018
 www.elperiodico.com
Перевод А.И.Кучан
Опубликовано 28.09.2018