Рафаэль: «Я уже не привязан к одному определенному возрасту, я принадлежу ко всем». 2019

RAPHAEL: «YA NO PERTENEZCO A UNA EDAD DETERMINADA, SOY DE TODOS». 2019

Есть вещи, которые не меняются, или меняются к лучшему. Это история Рафаэля, который после пятидесяти восьми лет на эстраде перестраивается и отваживается браться за симфоническую и электронную музыку. Он говорит, что так как на его концерты приходит много молодежи, «было бы хорошо, чтобы они видели, что я на гребне волны». Певец, недавно выступивший в лондонском Royal Albert Hall, в эту субботу, 20 июля, представит публике свою программу RESinphonico на арене для боя быков в Аликанте. И предупреждает: «Будет светопреставление».

Рафаэль Мартос Санчес

Певец Рафаэль выступит в субботу, 20 июля, в Аликанте

- Шестого числа Вы спели в Royal Albert Hall в Лондоне, где закрыли турне Loco por cantar. И делали это в Париже, Санкт-Петербурге и Москве...

- Повсюду. Ты же знаешь, что жизнь артистов, а значит и моя, очень беспокойная, но я счастлив и доволен успехом и тем, что публике все нравится. Мы попали в яблочко с этими спектаклями, и теперь RESinphonico приносит много радости. Я работал в Лондоне очень много лет назад, но никогда не пел в Royal Albert Hall, а я много ждал от него. Так что в один прекрасный день я вытащил эту занозу. Это было потрясающе. Бывают особенные вечера, когда вдохновение не ведает ограничений. И в Лондоне состоялся один из самых интересных концертов, какие я устраивал. Это очень чувствуется, и когда начинается ажиотаж, я думаю: «здесь что-то произойдет». Надеюсь, в Аликанте будет так же. Меня там всегда очень хорошо принимали и очень хорошо провожали.

- Вы именно в Лондоне записали в прошлом году свой диск RESinphonico.

- В Abbey Road. Это было фантастически здорово, и это также проявилось на диске. И особенно на концерте вживую, потому что он много выигрывает.

- Сейчас осталось только, чтобы Вы сказали, что публика знала Ваши песни.

- Конечно, но так дело обстоит уже много лет. Прими во внимание, что обычно я работал там по целому месяцу в году. Публика хорошо знает меня и мой репертуар, включая английскую публику. Я также много записывался на английском языке. А в Санкт-Петербург и Москву я с 1970 года приезжал раз двадцать пять. Тогда это было авантюрой, но для меня были распахнуты все двери, потому что мой фильм там очень понравился. Его даже дублировали на русском языке.

- Двадцатого июля Вы с этой программой RESinphonico приедете на арену для боя быков в Аликанте. Ваши концерты там всегда становятся событием, но что увидит и услышит публика?

- Она увидит грандиозный спектакль, самый великолепный из тех, что я делал, и вдобавок услышит впечатляющий репертуар под симфонический оркестр и сочетание симфонической и электронной музыки. И будет светопреставление. Сейчас бывает то, чего не случалось на моих прежних концертах. Даже я сам, когда начал ставить это шоу, не верил бы, что такое может произойти. Путь, выбранный мною, оказался верным, но пока не пройдет премьера, ты не знаешь, что будет.

- А сейчас Вы флиртуете с электронной музыкой.

- Это была бомба, и мы ввели уже много песен из моего обычного репертуара в RESinphonico. Из Yo soy aquel получилось нечто очень запоминающееся. Так как приходит очень много молодежи, хорошо, что они видят, что я не отстаю от жизни, что у меня классные спектакли, очень высокого уровня. На самом деле шоу, которое едет в Аликанте, то же самое, что в октябре приедет в Карнеги-Холл в Нью-Йорке. Я не делаю никаких отличий.

- А что будет следующим? Хеви-метал?

- (смеется) Сейчас я думаю о переходе к следующей вещи, потому что хочу, чтобы она была отличного качества. Я всегда иду «уперёд».

- Еще одно турне – а их было много за Ваши пятьдесят восемь лет на сцене. Вы по-прежнему каждый раз, выходя на сцену, ощущаете щекотное чувство?

- Да, к счастью, да. Просто я выхожу на сцену спокойно. Я выхожу, чтобы получить удовольствие вместе с публикой, и это очень чувствуется. Главное – это управлять ситуацией и быть спокойным, потому что ты знаешь, что все, что ты делаешь, является стоящим. Ты видишь лица зрителей, и это все больше и больше подстегивает тебя. Количество молодых людей, которые приходят ко мне, очень вдохновляет. Потом я меняю страну – и там все точно также. Я уже не привязан к одному определенному возрасту, я - для всех.

- Говорят, что такое бывает с хорошими людьми.

- Но это очень трудно. Ты не можешь сам спровоцировать такой выход за рамки, это правящая публика сама выбирает то, что она хочет и любит.

- Нет сомнения в том, что Вы озабочены тем, чтобы продолжать оставаться на эстраде. Тело хочет этого так же, как и душа?

- Да, у меня все прекрасно со здоровьем, я фантастически хорошо себя чувствую. У меня не бывает даже несчастной простуды. Если судить по внешности, кажется, что века на меня не давят (смеется). Годы, если ты хорошо прожил их, идут тебе на пользу, потому что ты знаешь все, а если ты продолжаешь сохранять те же силы или даже больше, чем раньше - так еще лучше.

- Есть какое-то место, где Вы не смогли или Вам не дали выступить, а Вы бы хотели?

- В моей жизни я сделал все, что хотел. В каких-то случаях это было труднее, чем в других, но когда я решал сделать что-то, я это делал. В творческом плане я никогда не оставался при неисполненных желаниях. И плоть не подводит. Хитрость в том, что я ощущаю себя очень защищенным моей публикой, а это самое главное.

- А есть какой-нибудь певец, с которым Вы хотите разделить сцену – в придачу ко всем тем, с кем Вы уже спели?

- Я спел почти со всеми артистами. Проблема в том, чтобы оказаться под рукой или чтобы наши графики совпали, но я готов. Глодавший меня червячок более чем удовлетворен – дуэтами от Монтсеррат Кабалье до Тома Джонса...

- Вы знаете, что в этом году отмечается шестидесятилетие Фестиваля в Бенидорме, на котором Вы появились в 1962 и выиграли с песней Llevan. Тогда ему было семнадцать лет.

- Знаешь, мне тоже было семнадцать годочков. Я храню о нем очень хорошие воспоминания, с большой любовью. Это было совсем другое дело, потому что Бенидорм был очаровательным городком, это была другая история. Сегодня такое не могло бы повториться. Тогда все шло от сердца, и мне там было очень хорошо. Я очень заботился о том, чтобы в тот вечер спеть лучше, чем кто бы то ни было.

- Рафаэль никогда не говорит о политике?

- Нет. Это хорошая привычка. Так как я всегда ошибаюсь, мне лучше ничего не говорить. Ты мне и расскажешь, что происходит.

Кристина Мартинес
14.07.2019
www.diarioinformacion.com
Перевод А.И.Кучан
Опубликовано 15.07.2019