En El Patio nuevamente

Raphael Рафаэль певец Испания

СНОВА В EL PATIO

Мы уже познакомились с ним, мы уже смотрели, как он в прошлом году выступал в El Patio, мы видели его в двух фильмах и двух телепередачах… и снова пришли в El Patio взглянуть на него.

Это было его последнее выступление, но у него имелась одна особенность – это был благотворительный концерт. Его присутствием в Мехико и бескорыстным сотрудничеством воспользовались, чтобы провести традиционный бал Mexicanito, на котором собираются средства для поддержки детских приютов.

Бал превратился в грандиозный праздник, где сконцентрировалось лучшее общество Мехико, одетое в соответствии с протоколом в вечерние костюмы.

Исходя из характера публики, можно было предположить, что на этот раз эйфория и проявления эмоций будут слабее, и что собравшиеся будут демонстрировать некоторую сдержанность, возможно, из-за пресловутого «что люди скажут». Включая и то, что многие сочли, что они должны присутствовать там лишь в силу своих общественных обязанностей, и когда они приехали, им было все равно – что смотреть Рафаэля, что слушать поэтическую декламацию.

И с учетом всего этого вечер обернулся экстраординарным, неожиданным и огромным успехом, ставшим одним из самых дорогих для Рафаэля.

С момента приезда приглашенных стало ясно, что наш прогноз оказался неверным: все торопились занять свои места, опасаясь потерять их из-за огромного количества зрителей, и эта озабоченность перешла в агрессивность, так что некоторые даже толкались и устраивали потасовки, чтобы войти раньше других.

После обычного ожидания, во время которого был сервирован ужин, наступил долгожданный момент. Объявили выход Рафаэля, которого встретили, как и ожидалось, грандиозной овацией. Прозвучала пара песен, и зрители начали позволять себе первые проявления восторга, главным образом - молодые девушки, которых мало волновало, что думают те, кто сидит с ними за одним столом. Понемногу к ним присоединялось все больше и больше людей, и в считанные минуты эйфория стала почти всеобщей. И Рафаэль понял, что вся публика уже «у него в кармане».

Это придало Рафаэлю уверенности, и он, почувствовав себя комфортнее, дал полную свободу своим чувствам и исполнительскому дару, позволив нам, таким образом, услышать «истинного» Рафаэля.

Были неописуемые сценки, кто-то замирал в полной неподвижности и абсолютном молчании, почти не дыша, устремив глаза в центр сцены; кто-то без конца повторял и комментировал каждое слово и каждое движение Рафаэля; одни кричали и одновременно аплодировали; другие хотели смотреть на него стоя. Но все были схожи в одном: в чувствах, которые пробуждал Рафаэль своими песнями.

По окончании каждой песни на него дождем сыпались разные предметы: шубы, пальто, перчатки, пиджаки, галстуки и т.п., а когда уже было нечего бросать к его ногам, ему начали кидать салфетки, лежавшие на столах. Мы никогда не видели ничего подобного!

Когда оркестр начинал играть первые ноты песни, публика, узнав ее, опять поднималась с мест и устраивала ему новую овацию.

Таким образом его шоу подошло к финалу, и он попрощался… и, понятное дело - он не мог оставаться в гримерной дольше, чем несколько коротких секунд, потому что публика вызывала его. Он вернулся, чтобы спеть еще несколько песен, и окончательно распрощался, оставив у зрителей необычное и приятное ощущение, что они присутствовали на сказочном спектакле самой великолепной молодой сенсации, которая приезжала в нашу страну – Рафаэля.

РАФАЭЛЬ НА ТЕЛЕВИДЕНИИ

«Рафаэль в Мексике» - такое название было выбрано для видеороликов, записанных великим испанским певцом для мексиканского телевидения, которые, несомненно, стали прецедентом во всех отношениях.

Никогда раньше артисту не платили столько за телепрограмму. Чтобы показать этот спектакль в каждом доме, фирма Casa Pedro Domecq выложила пятнадцать тысяч долларов (сто восемьдесят семь тысяч пятьсот песо).

Передача была идеальна в техническом отношении. Она была выстроена на новой концепции того, какой должна стать презентация артиста; его личность была показана с разных точек зрения, так что программа получилась интересной и увлекательной.

Она расширила рамки телевизионной аудитории. Мы не думаем, чтобы раньше какую-нибудь передачу ждали с таким нетерпением.

У нее была очень мощная рекламная поддержка. Уже за два дня до выхода о дне, времени и канале, на котором будет транслироваться передача, было объявлено в таких СМИ, как пресса, радио и телевидение, «из первых уст» (как говорят знатоки), то есть о ней рассказывали сами участники передачи.

Четверг, 29 февраля, 22-00.

Люди поспешно бросили все, что они должны были делать, и, волнуясь, уселись перед своими телевизорами, настроили их и ждали.

Известный всем Маноло Фабрегас поприветствовал аудиторию. Он рассказал об усилиях, которые приложили спонсоры, чтобы подарить нам этот час, который мы проведем у экрана, а также о весьма спорной личности, которую он нам представляет, и… наконец, появился ОН!

«No tiene importancia» изливалась не только из горла, но из каждой клеточки тела Рафаэля. Затем сразу же последовала знаменитая мексиканская композиция «La Llorona», во время которой в глубине сцены появился балет, танцовщицы которого, одетые в изящные и роскошные местные костюмы, ритмично раскачивались в такт мелодии. Стремительно сменяли друг друга короткие видео Рафаэля, который шел по одной из улиц нашей столицы, останавливаясь перед витринами; или, выделяясь ярким пятном в вечерних сумерках, ехал в автомобиле со съемным верхом, закутавшись в пальто из шиншиллы.

И мы сразу же перенесись на тихую мощеную улочку в районе Чималистак… Рафаэль, стоя на фоне изысканных дверей, спел «Mi gran noche». А затем в украшенной его огромными фотографиями студии «А» телецентра - «Cierro mis ojos» и «Digan lo que digan».

А потом всем нам, смотревшим передачу, был преподнесен самый приятный сюрприз этого вечера: четыре юноши в одном из уголков Чапультепека устроили «салонную корриду»: один, с бычьими рогами, изображал атаку, а другой, с плащом в руке, показывал изящные пасы. Рафаэль отделился от группы, встал в позу, и раздались звуки трубы, играющей первые ноты «Huapango torero». В этой песне мало движений рук, но она заставляет нас точно также переживать вместе с ним и его «фальсете».

И в завершение нас привели в то самое место, где он ежедневно пожинал по вечерам успех - в El Patio. Мы увидели, с каким пылом публика ночь за ночью аплодирует ему, бросает ему салфетки, гвоздики и все, что может, чтобы не дать ему уйти. Мы увидели расхваливаемого на все лады Рафаэля, с влажными волосами, прилипшими к коже, охрипшего из-за бесконечного пения, но настолько счастливого, что он опускается на колено, чтобы поблагодарить публику. «Hava Naguila» и «Yo soy aquel»…

К несчастью, передача закончилась, и хотя мы до усталости аплодировали и вызывали его, он нас не слышал… Мы с нетерпением ждали, когда пролетят семь дней недели, отделяющей нас от его следующей телепередачи.

Четверг, 7 марта, 22-00, тот же канал.

Рафаэль входит в студию «А», и его обступают находящиеся там девушки, которые хотят получить автограф.

Одетый в черные брюки и рубашку (так он выглядел), он начинает программу одной из песен, имевших наибольший успех в его исполнении – «Cuando tu no estás». Он надевает пиджак, а его руки изображают то, о чем поет его голос: «Cierro mis ojos».

Рафаэль выходит из его отеля, шагает по улице, стоит у фонтанов Аламеды, затем следуют короткие сценки в сопровождении «Poco a poco», а потом мы оказываемся у озера в старом Чапультепеке, и на мосту слушаем «Al ponerse el sol»; отличные съемки обеспечивают этой передаче уровень, позволяющий считать ее одной из лучших передач подобного рода.

Мы снова переносимся в телецентр, и Рафаэль поет «Que nadie sepa mi sufrir» в плаще, который затем сбрасывает, чтобы с удобством пониматься на эстраду и спускаться с нее. Мы выходим из телецентра и оказываемся у входа в церковь в Чималистаке в тот чудесный момент, когда Рафаэль вступает в нее, распевая «El nino de tambor». Внутри он останавливается рядом с Христом, но не стирает с лица лукавой улыбки, постоянно играющей на его губах и в глазах; он заканчивает песню, кладет микрофон на поставку и намеревается подняться на алтарь. Отключение. Мы снова в Чапультепеке и слушаем «Huapango torero».

И опять El Patio и «Digan lo que digan», что позволяет нам оценить разницу в силе и способе подачи одной и той же песни перед публикой и без нее (в телецентре в прошлой передаче и в клубе – в этой).

Передача заканчивается… но Маноло Фабрегас снова радует нас: продюсер программы поговорил с Рафаэлем, находящимся в Буэнос-Айресе, и попросил его снять для нас еще одну передачу. И Рафаэль сказал, что мы еще раз увидим его на концерте в ночном клубе, такими словами:

«Был один вечер в Мехико… прощание в El Patio... пусть он и станет моим прощанием».

Перевод А.И.Кучан
опубликовано 20.04.2016