Рафаэль в фильме «Мой дом - твой» с Бертином Осборне. 2016

RAPHAEL EN «MI CASA ES LA TUYA» CON BERTIN OSBORNE2016

Если исключить вступительные комментарии, в которых представлена краткая биография Рафаэля, иллюстрированная рисунками художника, высказывания родных артиста, а также некоторых персон, с которыми он был связан на разных этапах жизни, рекламные вставки и съемки в автомобиле, когда Рафаэль и Мануэль Мартос направлялись в Севилью к Бертину Осборне, то встреча Рафаэля и Осборне протекала так.

Raphael

Рафаэль рассказывает историю появления в его имени «РН». Он взял его из названия фирмы Philips, так как решил, что таким образом его имя смогут прочитать во всем мире, и он сможет пользоваться одним именем без фамилии, так как оно станет длиннее. 

Он вспоминает, что в семье было четверо братьев, он был третьим. Младший брат, Хосе Мануэль, был на девять лет моложе. Год назад старший брат умер в Лондоне. Мать обращалась к Рафаэлю по всем вопросом, советовалась что делать, он был ее доверенным лицом. Отец Рафаэля был андалузцем, настоящим Сенекой, он работал строителем. Детство Рафаэля было радостным, он был упитанным мальчиком, командовал всеми детьми и был лидером. Он пел, а после окончания все ему аплодировали. Он не помнит Линарес, так как в девять месяцев уехал в Мадрид. Там они жили в районе Куатро Каминос на третьем этаже, Хуан пошел в школу при церкви напротив дома. Когда он узнал, что в хоре нужен голос, то сказал, что у него есть брат, который поет все дни, но он маленький, ему нет четырех лет. Его попросили показать брата, Рафаэль пришел и не выходил оттуда.

Raphael

Рафаэль говорит, что он знал, что у него есть талант, но в двенадцать лет он просто ходил в театр, бесплатно – уговаривал контролеров; его все знали, он уже был знаменитостью. В час ночи он возвращался домой, и в первый такой поход получил взбучку от матери. Он сказал маме, что так будет каждый день. Он не делает ничего плохого, но это его жизнь. Увидев в театре спектакль «Жизнь есть сон», он решил, что будет стоять там, наверху, а не сидеть в зале.

У Рафаэля остались хорошие воспоминания о жизни в доме тети отца, хотя неприятно вспоминать, как после ее смерти все оказались на улице. А потом они уехали в Карабанчель, где все целый месяц ютились в одной комнате. Но к тому времени он прошел полуфинал в Бенидорме, и стало понятно, что он станет первым. На конкурсе он получил первую, третью, пятую и восьмую премии. На первую премию семья сняла квартиру, и потом он снялся в первом фильме «Cuando tu no estas» у Марио Камуса. Он выступил на конкурсе Евровидении (в то время он был чистым соревнованием) и спел Yo soy aquel Мануэля Алехандро. Этот композитор создал его карьеру, он писал песни по его мерке. А потом появился еще Хосе Пералес.

Raphael

Осборне показывает фотографию – это первый концерт Рафаэля в Сарсуэле, устраивать который не хотела его фирма грамзаписи. Они не поняли, почему зрители должны сидеть во время его выступления. «Что мы тебе сделали?» В то эпоху все исполнители пели, чтобы под их музыку танцевали, но Рафаэль сказал, что у него этого не будет, это было сложно, но он это сделал.

Рафаэль рассказывает, что когда пошел в армию, то в лагере встретил капитана, жившего в его доме. «Что ты тут делаешь?» - «Служу родине». В армии ему дали отпуск, чтобы поехать на Евровидение, и три месяца он жил то тут, то там.   

В первый раз он поехал в Америку в 1978 и выступил в Мэдисон-Сквер Гарден в Нью-Йорк. Это турне организовал Эпстайн.

Осборне удивляется, как много у Рафаэля молодой публики. Тот отвечает, что, наверное, потому что он целиком принадлежит публике, он чуть ли не живет у них дома.

Осборне показывает еще одну фотографию.

Raphael

Рафаэль говорит, что это он и отец в парижской Олимпии, тогда отец впервые сел в самолет. И с ним был Хосе Мануэль, младший брат. Отец всегда работал и не хотел бросать свое дело. Однажды в Малаге Рафаэлю подарили участок, он, вернувшись в Мадрид,  попросил отца построить дом. Тот все понял и выстроил для него особняк. 

Рафаэль говорит, что он счастлив, потому что он объехал весь мир, смог купить дом для родителей, автомобиль.

Он рассказывает, что познакомился с Наталией на вручении премии, но сложилась абсурдная ситуация: их никто не представил. 

Наталия: Мы вручали премии великим звездам, а потом сидели за длинным столом, пили кофе, он встал, подошел ко мне и сказал: «Раз уж нас никто не представил, я – Рафаэль». Все решили, что это шутка.

Рафаэль: И я попросил телефон – и вот мы тут. Наталия всегда была и остается чудом.

Наталия: Наверное, отца пугала невообразимая популярность Рафаэля, но когда они познакомились и поговорили, он покорил отца.

Raphael

Рафаэль: Наталия, если охарактеризовать ее одним словом, уникальная.

Наталия: Он - уникальный человек, и сорок шесть лет это доказывает.

Рафаэль вспоминает, что для свадьбы они выбрали разные города, но остановились на Венеции. В июле они поженились, в августе родился Хакобо, в августе следующего года – дочка. Мануэль – третий, он родился с большой розницей.  

Рафаэль говорит, что он не пил и не курил, но начал пить микродозами, пользуясь минибарами, чтобы быстрей уснуть. Он всегда вел здоровый образ жизни. Он заболел, когда играл в мюзикле «Доктор Джекиль и мистер Хайд», но не понимал, что происходит. Наталия его не видела, так как он был в Барселоне, а потом – месяц в Валенсии, и он выдержал весь сезон. Но его состояние пугало. Едва приехав в Мадрид, он пошел прямиком к врачу. Но после этого еще сделал рождественскую передачу. Его поставили в список ожидающих трансплантации. Доктору Морено он доверился сразу.

Морено: Он был плох, его состояние было очень тяжелым, но удивительно то, что перед этим он вел активную профессиональную работу.

Рафаэль: Когда позвонили из больницы, Наталия сказала: «Вставай», и я побежал в ванную посоветоваться со своим зеркалом – с самим собой. И сказал себе – «иди».

Raphael

Наталия предпочитает не говорить об этом – для нее это как плохой сон, это было тяжело.

Рафаэль призывает всех стать донорами.

Он рассказывает, что операция прошла в апреле, а в мае он начал думать, какой диск сделать, и в июне записал диск «De Vuelta». 25 сентября он снова вышел на сцену в Сарсуэле. Перед этим он пошел в театр договариваться, однако там не было свободных дат (шла опера и т д), но директор оказался его поклонником, и Рафаэль рассказал, что он там начал карьеру, и тут же хочет начать петь заново. Как тот все сделал, Рафаэль не знает, но день для концерта нашелся.

Наталия: Это самое волнующее. Он вышел на сцену всего через шесть месяцев после операции, но оказалось, что он полон сил, энергичный, как всегда, словно ничего не произошло. Это чудесно. Эту ночь не забыть.

Рафаэль говорит, что трансплантация изменила кое-что. Он стал лучше. Но не изменился - его пугает слово «изменение». Он эволюционирует. Раньше он выходил на сцену и переживал, а теперь выходит петь ради удовольствия.

Рафаэль говорит, что он всегда хорошо готовил, но давно этим не занимался.

Рафаэль собирается готовить ломтики лосося. Оба моют руки. Рафаэль нарезает рыбу, яблоки и чеснок.  Готовит карамелизированный сахар.

Raphael

Рафаэль вспоминает конкурс паэльи в Мексике, как он объелся и вышел на сцену, а паэлья чуть не лезла обратно. Он рассказал публике, что происходит, добавив, что он плохой профессионал, потому что хороший профессионал не объедается по ночам.

Рафаэль прикидывает, что сделал около четырнадцать рождественских передач – больше, чем нынешний король.

Осборне вспоминает, как сказал что-то в Мексике, а это слово на местном варианте испанского языка оказалось ругательным. Он готовит мальков северного угря и походя заявляет, что Рафаэль – Иисус Христос из Линареса.

Рафаэль говорит, что всегда любил острые вещи, но теперь готовит их иначе.

Входит Мануэль. Он рассказывает, что в выходные вся семья собирается у отца дома.

Рафаэль говорит, что у них восемь внуков, а у одного Мануэля - четверо.

Мануэль утверждает, что у него прекрасные дети, и все они счастливы.

Рафаэль напоминает, что дети зовут его по имени, даже если получается «Пепель».

За столом все трое вспоминают забавные случаи из жизни.

Raphael

Мануэль: Отец на сцене – Рафаэль, а дома он нормальный человек, спокойный, и я не замечаю в нем ничего необычного.

Рафаэль утверждает, что с сыном легко работать, они обходятся без криков, и в том, что тот предлагает, есть резон.

Мануэль говорит, что период трансплантации был тяжелым временем, хотя теперь его легко вспоминать, потому что все хорошо закончилось. Но ожидание было трудным. Главным образом страдает больной, но тяжело всем, вмешивается пресса, и это стресс для всех.

Рафаэль говорит, что он рос с прессой и фотографами, так что они ему не мешают.

Мануэль: Наши страдания несравнимы с теми, что пережил отец, но все-таки это было трудно.

Все вспоминают внуков Рафаэля, особенно Мануэлу, а Мануэль говорит, что его сын хочет быть певцом, как папа, вернее – как дед, то есть отец отца. Он считает, что это его последний сын.

Рафаэль указывает, что знал Пепе давно, до свадьбы, и Мануэль познакомился с ними благодаря родителям.

(Мануэль звонит Хосе Боно)

Raphael

Боно говорит, что гордится дружбой с певцом, но Рафаэль для него в первую очередь друг, и он хорошо чувствует себя у того дома. Он вспоминает трехчасовые концерты Рафаэля.

Осборне комментирует, что Рафаэль - это заяц Duracell. 

Раздается звонок, Мануэль уходит открыть ворота, и приходит Хуан Пьетранера, и Рафаэль и Осборне поют. Звучат Que sabe nadie и Mi gran noche.

Рафаэль говорит, что ему самому нечего просить у жизни, пусть только он останется таким, как сейчас, а всем остальным он желает здоровья.

Рафаэль и Осборне поют El tamborilero.

Telecinco
26.12.2016
Краткий комментарий Р. Марковой
Опубликовано 27.12.2016