Рафаэль в программе «То, что не знает никто». 2010

 рафаэль певец испания

RAPHAEL EN "LO QUE NADIE SABE". 2010

Сентябрь 2010 года

Ведущие обсуждают предстоящую программу и анонсируют, что в ней расскажут о наиболее важных достижениях Рафаэля, а также последние новости о нем, так как его карьера продолжается (потом демонстрируют нарезку).

Ведущий представляет четверых журналистов - участников программы (Хесус Мариньяс, Хема Лопес, Антонио Монтеро и другие) и обещает интересное обсуждение. Пятый стул оставлен пустым для Рафаэля, который еще во многом неизвестен.

(Идут отрывки  из минисериала Raphael: una historia de superacion personal. 2010)

Абраам Матео, которого выбрали на роль Рафаэля в детстве в фильме, в студии исполняет песню «Cuando tú no estás».

Абраам рассказывает, что его выбрали, наверное, и потому, что ему уже нравились песни Рафаэля и он знает их все. По просьбе ведущего, он исполняет отрывок из «Digan lo que Digan», и говорит, что записал диск, названный его именем, так как более сложное название диска усложнило бы жизнь.

Ведущий предлагает вспомнить, как перевоплотился в Рафаэля Хуан Рибó в фильме. Идет отрывок интервью этого артиста, который рассказывает, что было сложно прочувствовать жизненную энергию Рафаэля, его любовь к театру и к жизни и сыграть эту роль. Гости обсуждают, что Рибó хорошо удалось не копировать, а сыграть Рафаэля, и Рафаэль потом сам звонил Хуану, чтобы поблагодарить его за исполнение роли.

Один из гостей отмечает, что Рафаэль уже 50 лет представляет свое искусство в движении как андалузец, и говорит, что такое искусство показывали Хуанита Рейна, Мигель де Молина. Но особенность Рафаэля состоит в том, что он современный артист, который демонстрирует это искусство на самом высоком уровне.

Другой гость тут же просит обратить внимание, что Рафаэль выражает всё искусство, которое показывали и другие великие артисты, в неповторимом единстве, и никто не сделал этого с такой силой, чтобы, как он, выступать с большим успехом в Нью-Йорке, или, например, давать концерт в Лас-Вегасе на следующий день после Ива Монтана, и этого не достигли другие известные испанские артисты.

Ведущий и гости говорят о супруге и друзьях Рафаэля и их роли в поддержке него. (Идут отрывки интервью с Паломой Сан Басилио о периоде болезни артиста, потом показывают отрывки первого после болезни концерта в театре Сарсуэла).

Одна из гостей рассказывает, что Рафаэль говорил ей во время многих встреч в Америке, что всю жизнь очень мало спал, но даже если не спишь, голос всё равно восстанавливается, потому что не говоришь в это время. За несколько лет до операции Рафаэль, по её мнению, стал терять прежний голос, но продолжал петь, так как не мог без этого жить, но теперь она открывает его для себя снова и слышит свежесть в его голосе: трансплантация сильно приблизила Рафаэля к человеческой, не артистической стороне жизни («гуманизировала» его), и стало чувствоваться, что он благодарен окружающим за успешное завершение произошедшего с ним.

Другие гости соглашаются, что голос Рафаэля стал чище после болезни. Один из гостей рассказывает, что до этого, еще до «Джекилла и Хайда» Рафаэль был не похож на себя. Он сам удивлялся, когда видел в Барселоне, что Рафаэль со сцены стал много разговаривать с публикой, чего раньше никогда не было.

Гости обсуждают причины болезни печени у артистов - в их графике работы и питании, и вспоминают слова самого Рафаэля в интервью, что он обнаружил, что засыпал после алкоголя, и отрывки из фильма, где касались этого вопроса, вспоминают, что Рафаэль признавал, что одно время, в последний период, действительно пил, как это признали и многие другие артисты – Камило Сесто, Мигель Босе, Алехандро Санс.

Гость говорит, что надо вспомнить о периоде, когда с Рафаэлем уже не было  его "почти брата" - Пако Гордильо, и он стал оставаться в отелях один, когда еще не было мобильных телефонов и электронной почты, но был алкоголь.

В студию приглашают телеведущую Ньевес Эрреро, которая брала у Рафаэля  интервью множество раз, и дальше обсуждение продолжается с ней.

Эрреро рассказывает, что Рафаэль опередил свое время и не был понят раньше, когда оделся в черное (раньше Ива Монтана), и за его жесты был прозван «выкручивателем лампочек» и так далее, а сейчас он очень свободный и современный человек, из-за чего даже появлялись сомнения в его ориентации.

Другие гости рассказывают, что все эти «сомнения» беспочвенны, и обычно высказывались у артиста за спиной (показывают отрывок из фильма, где с галерки выкрикивают оскорбление), потому что Рафаэль свободный человек и делает в своей семье, что считает нужным, не слушая, что об этом говорят, и поэтому он всегда давал интервью немногим журналистам, которые знали, где начинается круг его личной жизни.

(Идет отрывок, где Рафаэль говорит, что он желает только того, чтобы ему позволили жить и жить спокойно, и демонстрируют фото газеты «Pronto» за 1978 год, где Рафаэль говорит, что он не гей).

Ньевес Эрреро и ведущий замечают, что начиная с закрытой во всём и тяжелой эпохи Франко Рафаэль открывал на сцене много нового, часто был провокационен, но Антонио Монтеро просит не забывать, что Рафаэль огромен, иногда карикатурен, экспрессивен на сцене, но очень скромен и чрезвычайно корректен в частной жизни.

Ведущий предлагает гостям высказать свое мнение, почему «темная» Испания времен Франко позволяла выступать такому артисту как Рафаэль, как о нем было сказано.

Гости говорят, что режиму нравился Рафаэль, он нравился супруге Франко и ряду государственных деятелей того времени, в том числе и потому, что у Рафаэля в 60-е годы было детское лицо и выглядел как исполнитель из хора в фильме (более всего из гостей об этом говорит Массиель). При этом все сходятся в том, что, тем не менее, нельзя говорить, что Рафаэль был артистом режима, потому что в то время практически все артисты выступали на тех площадках, куда их приглашали приближенные Франко.

Массиэль рассказывает о своих отношениях с Хуаном Рибó в 1990-1993 годах, о том, что они не планировали жениться, у Хуана был разъездной график работы, разговор накаляется и гости критикуют Массиеэль пока ведущий не вмешивается.

Гости переводят спор в область слухов о Рафаэле до его свадьбы, когда после объявления о свадьбе с Наталией все говорили: как так? Потому что Наталия появлялась в обществе других известных мужчин, а о самом Рафаэле говорили многое относительно его ориентации.

Одна из гостей просит заметить, как супруга Рафаэля смогла отказаться от многого, оставить медийную борьбу мужу и позволила ему блистать. Она заслуживает за это уважения, так как до свадьбы Наталия уже имела свой социальный статус, деньги, титул, известность, была отличной журналисткой и прекрасно писала.

Ведущий соглашается и напоминает о роли супруги артиста в самые лучшие и самые сложные моменты жизни Рафаэля.

(Идут отрывки из фильма, где речь идет о трансплантации, и отрывки интервью самого Рафаэля на эту тему, где он говорит, что привык планировать все в своей жизни, но операции не планировал, поэтому это был не страх, у ощущение ужаса, а после операции он решил посвятить часть своей жизни тому, чтобы доноров для других людей было больше).

Еще ведущий говорит, что до болезни Рафаэля, по сути, очень мало было известно о взаимоотношениях в его семье, и только тогда публика увидела многое впервые.

В студию приглашают Хосе Луиса Урибарри, чтобы он больше рассказал о Наталии Фигероа.

Хосе Луис Урибарри рассказывает, что знает Рафаэля с 1962 года, с конкурса претендентов на участие в фестивале в Бенидорме, который проходил на одной из сцен в Мадриде. С Наталией он уже был знаком немного ранее, и о неё он может сказать только то, что любой мужчина мечтал бы видеть её своей парой на всю жизнь. Наталия тогда уже занималась журналистикой. Рафаэль не участвовал в кастинге на фестиваль и не попал бы на него, но Антонио Арета отказался от участия, и Рафаэль попал в число участников. Еще он замечает, что отец Наталии наверняка высказывал свои замечания относительно артистической жизни избранника своей дочери, но он точно не вмешивался в их отношения.

(Идут кадры из фильма о разговоре Наталии с отцом о том, что эти отношения – просто мимолетный каприз для артиста, и разговора Рафаэля с родителями о том, что какое будущее у него с девушкой из семьи маркиза).

Гости вспоминают, что после объявления о свадьбе Рафаэля и Наталии многие в артистическом мире смеялись, говоря, что это розыгрыш и что у отца Наталии был титул, но не было денег, а Рафаэль зарабатывал миллионы, поэтому сам оплачивал свадьбу.

Ведущий и гости сравнивают средства общения на расстоянии сегодня и в 70-е – 80-е годы, когда Рафаэль и Наталия ежедневно обменивались факсами и телеграммами.

Во фрагменте интервью с журналистом Луисом дель Ольмо последний рассказывает, что один из секретов долгой совместной жизни с супругой, который ему рассказал Рафаэль, то, что они с супругой спят отдельно.

Одна из ведущих говорит, что она, как и артист, страдает бессонницей, и в этом случае надо понимать, что человек, который не спит, очень мешает своей второй половине и мучается сам, так как не может включить свет или радио, поэтому раздельный сон в этом случае - хороший выход для обоих.

Это замечание вызывает горячее обсуждение, которое сглаживает Хесус Мариньяс, который говорит, что Мишель Морган с мужем жила вообще в разных домах, а один каталонский художник говорил, что со своей второй половиной видится только утром в ванной.

Ведущий предлагает поговорить о конкуренции Рафаэля и Хулио Иглесиаса.

В нарезке интервью Луис дель Ольмо говорит, что Иглесиас позже начал и шел по проторенному Рафаэлем международному пути, где уже были готовы принять испанского артиста.

Хесус Мариньяс высказывается в том смысле, что Рафаэль как никто имел множество поклонников среди молодежи, этому, видимо, способствовало то, что он отчасти выступал карикатурно, представлял некую пародию на серьезного артиста.

Другие журналисты говорят о том, что ходил слух о ссоре Иглесиаса и Рафаэля, но в отрывке интервью Рафаэля он говорит, что это неправда и что не нужно их с Иглесиасом сравнивать, они очень разные. Как пример упоминает Лолу Флорес и Барабару Стрейзанд.

В отрывке видео с совместным выступлением с Рафаэлем Хулио Иглесиас говорит, что в начале карьеры сам хотел быть как Рафаэль, а Рафаэль говорит, что они во многом отличаются, например, в том, что он более консервативен – живет всю жизнь с одной женщиной. В других отрывках Рафаэль и Иглесиас говорят о том, что делают то, что им нравится.

Хосе Луис Урибарри говорит, что Иглесиас и Рафаэль, конечно, мировые звезды и их карьеры шли параллельно, но, когда Рафаэль уже блистал собственным светом, его конкурентом можно было назвать, скорее, не Иглесиаса, а Хуана Мануэля Серрата.

(Демонстрируют обложку журнала с заголовком о том, что Иглесиас якобы обозвал Рафаэля и у них возник конфликт).

Массиэль добавляет, что Рафаэль после фестиваля в Бенидорме с Пако Гордильо и песнями Мануэля Алехандро несколько лет уже заполнял все сцены в Испании, он первым заполнил сцену «Эль Патио» в Мехико, а потом в других странах Латинской Америки.

Хесус Мариньяс говорит, что у Рафаэля искусство, а у Иглесиаса - шарм, они оба одинаково работящие, одинаково амбициозны.

Ведущий вмешивается, когда участники горячо спорят о предоставлении артистам бесплатного времени в эфире на телевидении 60-х годов.

Хосе Луис Урибарри говорит, что Иглесиас и Рафаэль просто отдалились друг от друга самим ходом жизни, когда они не были в курсе дел друг друга, заботясь каждый о развитии своей карьеры, как это произошло и у него самого, когда он занимался своими делами, они не искали друг друга все время, и потом так сложилось, что они не был все время рядом даже во время болезни Рафаэля.

Антонио Монтеро вспоминает, что Иглесиас и Рафаэль были со своими сыновьями на церемонии принятия присяги на испанском военном корабле «Хуан Себастьян Элькано» в Майями и было видно, что у них прекрасные отношения. Хесус Мариньяс говорит, что он помнит июньскую жару на этой церемонии, где он был, и действительно, тогда все прошло хорошо, тем более, что тогда командиром корабля был дядя Кари Лапике¹. 

 

Ведущий предлагает вспомнить еще раз посещения Рафаэлем концертов, которые организовывала Кармен Поло де Франко, супруга генерала Франко.

 

В нарезке коротких высказываний на этот счет гости замечают, что в то время все артисты в Испании участвовали в таких концертах, и от этого артист не терял своей индивидуальности и свободы, так что вряд ли можно сказать, что Рафаэль был так уж «близок к режиму» от таких концертов (демонстрируют фото Рафаэля с супругой Франко). Среди прочего, отмечают, что сам Франко ценил хороших артистов и стремился их привлекать к прославлению своей страны, а сам Рафаэль не был франкистом или антифранкистом, так как стоял выше политики

(Идет отрывок концерта 1980-х годов, где Рафаэль говорит, что посвящает свое выступление королевской семье, и находящийся в ложе король Испании Хуан Карлос I с супругой встают и благодарят за посвящение, а Рафаэль подходит и пожимает королю руку).

 

По просьбе ведущего, Хосе Луис Урибарри рассказывает, как организовывались гала-концерты супругой генерала Франко: он не был организатором, а занимался технической стороной, так как организация была вопросом гражданского губернатора Мадрида. Каждый год донья Кармен Поло де Франко присутствовала на вечерах в театре Кальдерон, где проводились гала-концерты. Также максимальное внимание уделялось любимым артистам доньи Кармен на гала-концерте на Рождество, который был большим балом, куда приглашалась и целая плеяда ведущих артистов – Сара Монтьель, Мануэль Эскобар, Тони Ле Блан, Анхель Андрес и другие, которые нравились публике. Сам Урибарри определенное время был конферансье этих гала-концертов, представлял артистов, а в начале приветствовал ложу, где присутствовала супруга генерала. После концертов в театре Кальдерон бывал еще прием в Ла Гранхе², где генерал обычно 18 июля³ встречался со всем дипломатическим корпусом, аккредитованным в стране. Там выступали практически те же ведущие артисты, но на этих приемах был фольклорный оттенок в программе выступления артистов, поэтому приглашалась, например, Лола Флорес. Выступали на этих концертах и приемах лучшие артисты Испании, практически все.

 

Во время рассказа Массиель перебивает Хосе Луиса Урибарри, возмущается и говорит, что она в таких концертах не участвовала, потому что не хотела появиться на фото с диктатором Франко, и её отношение к последнему не помешало её поездке на Евровидение, а Урибарри отвечает, что, видимо, Массиель просто не приглашали или она, возможно, была диссидентом, раз об этом сейчас говорит, но тогда на концертах выступали лучшие артисты. Массиель говорит, что Рафаэля всегда просили завершать эти концерты, но Урибарри говорит, что далеко не всегда, и подбор артистов зависел не столько от вкусов представителей режима, сколько от симпатий публики. При этом у самого Уриббари нет фото с Франко.

 

Ведущий говорит, что интересно это узнать, так как многие говорят о гибкости Рафаэля в отношении режима и его последующих хороших отношениях с королевской четой.

 

Один из гостей говорит, что Рафаэль делал поклоны ложе, где была супруга Франко, а Урибарри просит заметить, что Рафаэль всегда кланялся публике, а не кому-то конкретно. Один из гостей вспоминает, что пародисты даже имитировали эти приветствия Рафаэлем доньи Кармен, изображая подобострастие, в то время как многие артисты тогда приветствовали ложу, выходя на сцену. Одна из гостей тоже вспоминает, что, например, известный «левыми» взглядами Виктор Мануэль тоже пел перед Франко, и такие выходы на сцену и приветствия ничего не означают в плане гибкости к режиму, тем более, что многие выступавшие были очень молодыми людьми. (При этом Хесус Мариньяс выкрикивает, что артисты просто были оппортунистами).

Испанский певец Рафаэль Мартос Санчес биография

 

Ведущий после перерыва предлагает поговорить о том, как Рафаэль дает трехчасовые концерты, а для начала просит Хосе Луиса Урибарри рассказать о том, что он знает из своих посещений дома Рафаэля.

 

Хосе Луис Урибарри, смеясь, начинает с воспоминания, как Рафаэль при его приходе говорил Наталии, что пришел её жених. Из интересного он может сказать, что среди фильмов с участием артиста есть два, где женские персонажи имели прототипов: «Когда тебя нет», где играла Мария Хосе Альфонсо, и у них был с Рафаэлем роман, а второй фильм – «На закате солнца», и здесь речь в том же ключе о Ширли Джонс (Ширли Джонс снималась в "Сорванце"). Тогда более скромная, чем сейчас, пресса, на это намекала.

 

Хесус Мариньяс просит всех отметить, что он тогда путешествовал в одной машине с Марией Хосе Альфонсо и другими людьми во время съемок, и Рафаэль с ней точно нигде не оставался наедине ни днем, ни ночью, и такие предположения о возможном романе делают те, кто не знал Марию.

 

Другой гость просит вспомнить, сколько таких слухов о «романах» Рафаэля было, включая слухи относительно Авы Гарднер, с которой они пересеклись в Акапулько.

 

Хесус Мариньяс говорит, что они сегодня в программе представляют Рафаэля слишком идеальным, хотя у него были и свои темные стороны: например, на его дебюте в Барселоне кто-то бросил в сторону сцены нож, и это было во всех газетах с заголовками про попытку убить Рафаэля, но потом он однажды обедал с Пако Гордильо на Арубе, и тот ему признался, что они сами наняли человека, чтобы бросить нож.

 

Идет нарезка высказываний об отношении Рафаэля к публике – союзнике артиста, что позволяет ему давать очень долгие концерты.

 

Гости горячо спорят о способах артистического выражения на сцене, одна из гостей замечает, что в Америке только имена Рафаэля и Росио Хурадо печатались в прессе самыми большими буквами, хотя те и вели себя как суперзвезды. Потом гости увлекаются обсуждением меню на домашних приемах у Рафаэля и Наталии (курица в 8 часов вечера или морепродукты) и ведущий переводит дискуссию на выступление Рафаэля на Евровидении.

 

Идет нарезка из художественного фильма и интервью Рафаэля о своем детстве, о пении в школе и Зальцбургском конкурсе.

 

Хосе Луис Урибарри говорит, что Рафаэль не выиграл Евровидение, но участие того стоило, потому что он был большой звездой, был выбран испанским телевидением для представления страны в 1966 году в Люксембурге с прекрасной песней Мануэля Алехандро и получил 6 место, но при этом последнее место тогда с нулем очков получил Доменико Модуньо. Тогда испанское телевидение на следующий год снова направило Рафаэля на Евровидение в Вену с песней Мануэля Алехандро «Hablemos del Amor». В 1968 году должен был выступать Хуан Мануэль Серрат с песней «La la la», с которой его уже представили, но он не смог участвовать, тогда предложили снова поехать Рафаэлю, но он отказался, и тогда поехала с той же песней Массиель.

 

Гости говорят, что Серрат не поехал по экономическим причинам, хотя тогда говорили, что по политическим, а Массиэль вспоминает, что ей стоило дорого съездить на Евровидение, и сейчас она, зная всё последовавшее, не поехала бы, построила бы другую карьеру.

 

Ведущий завершает программу и говорит, что только великим посвящают такие сериалы, которые все смотрели две недели, такие программы как эта, где обсуждают самые лучшие и самые сложные моменты их жизни, известные и неизвестные стороны их жизни. Рафаэль уже более 50 лет в своей профессии и продолжает переживать свою «Gran noche».

 

(Идут отрывки концертов Рафаэля) 

 

Краткий перевод Станислава Квардакова
Опубликовано 10.09,2021

Примечания переводчика:

¹ Известная фигура в мадридском высшем обществе того времени, вторая жена продюсера Карлоса Гоянеса, ранее женатого на актрисе Марисоль. 

² Дворец Ла Гранха де Сан Ильдефонсо (XVIII века) в провинции Сеговия.

³ При нахождении в Испании у власти генерала Ф. Франко 18 июля был праздничным днем в честь начала 18 июля 1936 года военного мятежа против испанских республиканских властей. С 1978 года этот праздник был отменен.



Комментарии


 Оставить комментарий 
Заголовок:
Ваше имя:
E-Mail (не публикуется):
Уведомлять меня о новых комментариях на этой странице
Ваша оценка этой статьи:
Ваш комментарий: *Максимально 600 символов.