Resinphónico: величие Рафаэля. 2019

Испанский певец Рафаэль Мартос Санчес биография

RESINPHÓNICO. INMENSIDAD DE RAPHAEL. 2019

Диски Рафаэля - это нулевой километр его концертов. Его спектакль похож на последний записанный трек. Его концерт вживую - это окончательное испытание новых рецептов. Даже если кажется, что диск Рафаэля закончен, это не так – до тех пор, пока он не перенесет его в театр. Там он находит его лучшее обрамление, окончательные характеристики его звука и его окружения, это его самая грандиозная развязка; это подобно тому, что происходит, когда реки впадают в море.

рафаэль певец испанияАльбомы Рафаэля всегда базируются на обычной природе исторического прецедента для испанской музыки: концерта в Сарсуэле в 1965 году; это день, когда Рафаэль открыл для себя и для всех остальных возможность быть чем-то гораздо большим, чем диск, гораздо большим, чем певец, намного большим, чем танец. Он усадил публику и научил ее слушать его. Он показал ей, что он предлагает ей достаточно мощное творческое обоснование необходимости уделить ему внимание. В этом конкретном и исключительном случае Рафаэля (уникального, бесподобного и неповторимого) мир шоу-бизнеса столкнулся с чудом необъятности. Рафаэль придумал странный и спорный сценический вид спектакля, личный и не подлежащий передаче: концерт недоумений, потому что они всегда заканчиваются тем, что нарушают схемы, выходя за пределы объяснимого. С тех пор никто не объясняет Рафаэля, как бы сильно мы не хотели его объяснить.

рафаэль певец испания

Это художественное явление на данном этапе непостижимое и именно по этой причине неуловимое, это вызов всем музыкальным аналитикам. Кто-то сказал, что самые грандиозные вещи мы должны не объяснять, а чувствовать.

Альбом Resinphónico был подготовлен и аккуратно переброшен из легендарной студии AbbeyRoad в театр Real. Из Лондона в Мадрид. Это связующий диск, которым Рафаэль закрыл 2018, но вместе с тем им же открыл 2019 год. Если предыдущий альбом назывался "Infinitos bailes (бесконечные танцы)", то этот можно было бы назвать "Infinitas posibilidades (бесконечные возможности)". Когда артисту удается такая разумная эволюция его долгой карьеры, он все еще может без банальных воспоминаний или ностальгии распространить ее на протяженную и непростую область современности, ожидания и любопытства публики. Рафаэль сейчас в полной силе, он тем же курсом пересекает зону бурь, где очень многие пребывают в меланхолии и даже переживают закат. Рафаэль не был. Рафаэль есть. И он сумел сделать из своей истории непрерывное обновление.

Артист заявил, что RESinphónico - альбом его жизни. Я уважаю эту оценку, но я думаю, что даже для самого Рафаэля (хотя нам понятен его естественный и законный энтузиазм по отношению к самой последней работе его души) уже невозможно охватить его. Даже сам Рафаэль уже не может обобщить Рафаэля. Если он называет RESinphónico альбомом его жизни, то правда также и то, что его жизнь создана из многих дисков. Содержание слова с таким объемным значением, как его название, невозможно передать одним примером, каким бы изумителен он ни был. За пределами RESinphónico под управлением Рафаэля также находится территория империи мировых успехов, в которой никогда не заходит солнце. “Balada de la trompeta”, “Desde aquel día”, “Ave María”, “Aleluya del silencio”, “En carne viva”, “El tamborilero”… К текущему моменту прошло почти шестьдесят напряженных и бесконечных лет.

рафаэль певец испания

Дорогой друг Пепе!

Как замечательно то, что ты написал для Diario Sevillainfo.
Благодарю тебя от всего сердца!
Я буду продолжать работать, стараясь каждый раз все делать лучше. 
Крепко обнимаю.

Рафаэль.

Этот альбом сделан из волшебных ящичков, но без трюков. Это диск, у которого ничто не спрятано в рукаве, там видно все, он показывает все, начиная с дерзкого голоса Рафаэля.

Это зеленый голос, голос операционной палаты, словно хирурги взяли нас в свои чудесные руки, облаченные в надежду. Это замечательный всегдашний голос, но иной, голос, который появляется у человека, когда он побывал на тонкой линии, отделяющей конец жизни от ее продления. Он поет голосом возвращения, означающим, что это «точка и с новой строки», голосом с возможностями, которые дает мудрость, голосом, защищающимся от прошлого; этот голос обнародован как королевские законы: это закон о чрезвычайной и неотложной потребности, для него и для его публики – ведь невозможно прожить ни одного дня без этого голоса, в котором больше сладости, чем яда. И в одной из этих магических коробок RESinphónico хранится оригинальная, красивая и романтическая причина создания этого альбома: Лукас Видаль (продюсер и аранжировщик, играющий на флейте и фортепиано), является внуком человека, руководившего фирмой Hispavox, компанией, выпустившей большую часть хитов Рафаэля. И тут голод встретился с желанием поесть, страсть к руководству оркестром - с безумным стремлением петь.

Лукас Видаль так хорошо знает музыку, потому что он с детства даже телевизионную заставку к сводке погоды воспринимал в ее гармонии. То, что сотворил в RESinphónico Лукас Видаль - это сумел отблагодарить за подарок, который сделал ему Рафаэль, отдав ему часть своего самого представительного репертуара, созданного Мануэлем Алехандро, и доверив ему пожать руку электронной музыке. Мне сдается, что реакция молодого композитора в первых произведениях была осмотрительной. Но Рафаэль просил его о большем. И о еще большем. И красуясь риском, к которому он привык за всю свою карьеру, он призвал его пройтись с этими песнями с 60-х и 70-х годов до наших дней. Это было как подтолкнуть его пересечь высокий висячий мост из канатов и дощечек, который дрожит между двумя концами ущелья. Но Лукас Видаль доказал, что его охватывает не головокружение, а энтузиазм и счастье, хорошо подкрепленные необыкновенным музыкальным интеллектом. Уже одно введение к песне "Inmensidad" (не напрасно ставшей первым произведениям на CD и виниле) – одно оно, еще до того, как Рафаэль начинает петь, уже кажется написанной умело и захватывающе книгой с воспоминаниями артиста, которая включает все, начиная с откровения, посетившего Рафаэля Мартоса в шапито театра, как будто он творил эту музыку, перенеся свое пианино в те самые моменты жизни в скромной квартире на улице Каролинас и создав партитуру, пронизанную старым временем Академии, которой удалось сотворить чудо этого долгого настоящего времени успеха. Это необъятность Рафаэля, которой предшествует доносящаяся издалека музыка, окутанная легендой.

"Diganloquedigan" он начинает почти а-капелла – это похоже на крики, разносящиеся очень рано по улицам, на рассветные вопли продавца газет, который объявляет великую новость, противоречащую всему общепринятому: "в мире больше радости, чем боли".

"Mi gran noche" увеличивает свой огромный потенциал гимна. На концерте Рафаэль заставляет его слова обрушиваться на публику как метеориты. Лукас Видаль распахнул настежь двери XXI века перед классической песней, в которой Рафаэль создал иконический образ с пиджаком на плече.

"Yo soy aquel" - это удостоверение личности Рафаэля с десятками фотографий. Оно оркестровано его отпечатками пальцев, датой рождения и данными о происхождении, и у него нет срока действия - из-за непобедимого упорства, проявившегося в том, что он оставался здесь в течение почти шести десятилетий.

Песню "Los hombres lloran también" он исполняет с красивыми новыми слезами его зрелой выразительности, его боли, ставшей экспертом в области горя. Лукас Видаль мастерски создал для него интимный уголок, где можно излить печаль. И глаза наполнены слезами и блестят.

"Promesas" - это симфонический прибой, рассказывающей о суетности тех человеческих замыслов, которые не получают хорошего завершения. Это точно самый кинематографический эпизод альбома, которым он открывает концерты, где он говорит о том, что стерто из памяти, но одновременно неизгладимо.

Завершают диск RESinphónico песни “Hablemos del amor”, “Volveré a nacer”, “No vuelvas”, “Qué sabe nadie”, “Loco por cantar”, “Cuando tú no estás” и “A que no te vas”. Это многоцветный багаж человека, всегда одетого в черное – с ним он совершит мировое турне, которое вот-вот начнет в Америке. Это больше, чем рекорд, даже если бы он являлся, как говорит Рафаэль, лучшим, что он записал.

Это не поддающийся классификации случай артиста: самое главное, чему он научил нас, помимо своего искусства, это образцовое в человеческом плане поведение, так что сколько бы лет мы не прожили, в тот день, когда мы уйдем навсегда, мы будем жить с полной отдачей.

Хосе Фуэртес
 www.sevillainfo.es
01.02.2019
Перевод А.И.Кучан
Опубликовано 02.02.2019