Увидеть Рафаэля в FIBES. 2017

испанский певец Рафаэль

VER A RAPHAEL EN FIBES. 2017

Среди множества высказываний, которые всегда провоцировал Рафаэль, есть одно классическое:

- Мне нравится его слушать, а не смотреть на него.

Рафаэль Мартос Санчес

И вот тут наблюдается большой просчет в отношении Рафаэля. Люди думают так после того как увидели его по телевизору. А Рафаэль не влезает в телевизор. Телевизор маловат для такого великого артиста, он не вмещает все его измерения, ему удается не более чем намекнуть на него, он дает минимальное предупреждение о том, что тот делает на выступлениях вживую. Телевизор – не более чем эскиз Рафаэля, его набросок, простой намек. В некотором смысле телевидение «потерпело неудачу» с Рафаэлем. Конечно, не в плане аудитории, всегда миллионной, а в части естественной неспособности любого средства массовой информации полностью представить насыщенное творческое содержание певца. И это с учетом того, что певцу все известно о работе перед камерами: он противостоит им, бросает им вызов, пугает их, соблазняет их и влюбляет в себя.

Камеры любят его вплоть до таких труднодоступных пределов, как обретение понимания с ними, словно он сам является воплотителем своих проектов, словно он сам принимает решение и тут же командует ими в момент изменения определенного выражения, жеста или поворота, которого требует текст куплета. Он поет на телевидении так, будто сидит за пультом управления. Я не видел такого ни у кого, кроме Рафаэля. Это потрясающе – при том, насколько в целом сложно и холодно телевидение. С тем разочарованием, которое обычно вызывают съемочные площадки в действительности, не похожие на то, какими мы видим их из дома. И к тому же он с педантичностью перфекциониста заботится о расположении камер, освещении, своем гриме и т.д. Но даже со всем этим невозможно полностью взять управление на себя.

Театр – это то, что полностью вмещает Рафаэля на «этом взятом в аренду участке», каким является его сцена. Он осваивает театр, словно тот ждал его с незапамятных времен, даже еще до того как он появился на свет. Один и другой – будто два элемента одной и той же природы. Что на самом деле останется от Рафаэля – это его концерты, его подобные марафонам концерты вживую. Это три часа без остановки, без отдыха и без обмороков. И даже идущие crescendo (по нарастающей), словно он наделен странными и удивительными физическими и вокальными способностями наоборот, словно его выносливость увеличивается в обратной пропорции от продолжительности его полной самоотдачи, словно он наделен приводящей в замешательство силой, превратившей его творческий путь в бесконечную спираль. Он кажется неблагоразумным игроком казино, который, выигрывая всю ночь, в последнюю минуту все же рискует всем своим добытым капиталом, ставя его на один-единственный номер. У него смелость одержимого и одержимость смельчака. Когда Рафаэль заканчивает концерт, это больше всего похоже на то, что он его начинает, и он ощущает себя дебютантом, чьи пустые руки алчно жаждали получить аплодисменты, новичком на этой жестокой и сложной арене музыки, только что пришедшим и все еще репетирующим в академии маэстро Гордильо, претендентом, рвущимся к победе в Бенидорме, соискателем, проходящим сейчас пробу перед записью его первой пластинки в фирме Philips. Это трогательный момент, в который артист, который был и остается всем, ощущает себя учеником больше, чем когда-либо.

Рафаэль возвращается в Fibes 25, 26 и 27 мая этого года. Он приедет в Севилью (верный своему обещанию каждый год бывать в нашем городе) с его программой «Loco por cantar». Это название не так оригинально, как можно было бы предположить. На самом деле кажется, что сейчас на поверхности его афиш проявилось название, которое было всегда - душевное состояние человека, увлеченного своей профессией, корни которого уходят в начало его продолжительной творческой деятельности, насчитывающей более пятидесяти пяти лет. Он вживую представит публике песни из его нового альбома «Infinitos bailes», претендующие на нелегкую честь присоединиться к лучшим вещам из его богатого репертуара, тем, которые артист называет «драгоценностями короны».

Мой долгий опыт хождения на концерты Рафаэля помог мне снова и снова констатировать, что они всегда заканчиваются одной и той же реакцией людей, которые отказались от своего начального неприятия певца и в конце концов пришли взглянуть на него.

- Я же не мог представить себе, что Рафаэль такой, это невероятно.

То, что происходит с Рафаэлем, возможно только у него, и однажды он унесет это с собой. Не довольствуйтесь тем, что вы его слушаете. Хотя бы один раз в жизни вы должны увидеть собственными глазами неповторимый артистический феномен. Кроме того, у Рафаэля есть уникальный аромат подлинности, всего того, что представляет из себя самый настоящий мир искусства, в чистом виде, который невозможно передать телекамерами. Пытаться сделать это так же бесполезно, как добиваться, чтобы фотографии Севилье благоухали апельсиновыми цветами.

Занавес, кулисы, рампа, прожектора, закулисное пространство, оркестр, кресла… все пахнет спектаклем, как не пахнет ни у кого, все создает обстановку, в которой кажется, что все элементы на его концертах испытывают ни с чем не сравнимое удовольствие принимать человека, который, как мало кто, родился, чтобы дышать сценой, словно в его присутствии они обрели свой самый полный смысл, одну из самых главных причин принадлежать сцене международного уровня. Если вы не улавливаете, о чем я говорю, вы поймете меня, увидев Рафаэля живьем.

И для мира международной эстрады он навсегда останется гигантской фигурой, к тому же вымирающего вида, находящейся уже за пределами любой возможности  возродить его в ком-нибудь подобном  - как произошло после того, как динозавры царили на земле.

Пепе Фуэртес
18.05.2017
xyzdiario.com
Перевод А.И.Кучан
Опубликовано 19.05.2017