Увидеть Рафаэля. 2015

испанский певец Рафаэль

VER A RAPHAEL. 2015

Среди многих комментариев, которые всегда вызывает Рафаэль, есть один классический:

- Мне нравится слушать его, а не смотреть на него. 

испанский певец рафаэль

И тут-то возникает огромная ошибка в оценке Рафаэля. Такое суждение высказыват после того, как увидят его по телевизору. Телевизор слишком мал для такого великого артиста, он не вмещает всего его размаха, ему удается только намекнуть на него, давая минимальное представление о том, что он делает вживую.

Телевидение представляет не больше, чем эскиз Рафаэля. Простой намек. Бледный набросок. В каком-то смысле телевидение терпит "поражение" в отношении Рафаэля. Конечно же, не в плане количества зрителей, которое всегда исчисляется миллионами, а в плане естественной неспособности этого средства массовой информации показать в полном объеме насыщенность артистического содержания исполнителя. И учтите, что этот певец знает все о камерах: он предстает перед ними, бросает им вызов,  наводит на них страх, очаровывает и влюбляет в себя.  Камеры его любят, ему удается даже такая трудная задача, как добиться с ними взаимопонимания, словно  он сам осуществляет свои замыслы, словно он сам все решает и командует, когда нужно сделать определенное выражение лица или жест.  Он поет на телевидении так, будто сидит за пультом оператора.  Я не видел подобного ни у кого, кроме Рафаэля. Это изумительно, при том что в общем-то телевидение - сложная и холодная штука. На самом деле съемочные площадки, какими мы видим их дома,  обычно лживы. И кроме того, он с тщательностью перфекциониста заботится о расположении камер, освещении, своем гриме и т.п. 

И тем не менее при всем этом именно театр, этот "взятый в аренду участок", каким является сцена,  лучше всего, и полностью, справляется с Рафаэлем.  Театр принял его, будто он ждал его с незапамятных времен, даже до того, как он родился. Тот и другой - два части, имеющие одну природу. На самом деле от Рафаэля останутся его концерты,  его марафонские выступления вживую. Три часа без остановки, без антракта и обмороков. Даже по нарастающей,  словно у него есть удивительная и необычная физическая и вокальная извращенная способность,  словно его выносливость возрастает в обратной зависимости от длительности  его полной самоотдачи, словно он одарен поразительной энергией, изливающейся бесконечной спиралью. Он кажется простаком, делающим ставки в казино, который, выигрывая всю ночь, рискует своим добытым богатством, ставя все на одни номер. В последнюю минуту, уже покидая сцену, Рафаэль берется ни больше ни меньше (я был тому свидетелем)  чем за “Balada de la trompeta”. У него храбрость безрассудных людей и безрассудство храбрецов. Именно когда Рафаэль заканчивает концерт, кажется, что он его начинает, и он чувствует себя дебютантом с пустыми руками, стремящимися получить аплодисменты, новичком в этом жестоком и сложном мире музыки,  только что пришедшим учеником, все еще репетирующим в академии маэстро Гордильо, делающим первые шаги певцом, мечтающим добиться победы в Бенидорме, соискателем, явившимся на пробу, чтобы записываться в фирме Philips. Это волнующий момент, в который артист, каким он был и каким стал, более чем когда бы то ни было ощущает себя учеником. 

Мой большой опыт присутствия на концертах Рафаэля позволяет мне  снова и снова отметить, что в итоге он всегда  вызывает одинаковую реакцию у всех, кто забывает о первоначальном неприятии этого певца и в конце концов приходит  посмотреть на него:

 - Я не мог и представить себе, что Рафаэль такой, это невероятно.

Когда  Рафаэль поет на сцене, он не принадлежит этому миру, хотя все это осуществляется в этом мире. То, что происходит, когда вы видите Рафаэля, возможно только у него, и стоит провести с ним день. Взгляните на Рафаэля. Не довольствуйтесь тем, что вы слышите его. Насладитесь им сполна. Хотя бы один раз в жизни вы должны увидеть вблизи, своими глазами, этот неповторимый творческий феномен. Кроме того, Рафаэль источает особый неповторимый аромат, аромат истинного мира эстрады, в его чистом виде, который невозможно передать телекамерами. Это так же бесполезно, как пытаться заставить вас уловить на фотографиях Севильи запах цветущих апельсинов. Занавес, кулисы, рампа, прожектора,  оркестр, кресла… все благоухает спектаклем, как ни у кого другого,  всем компоненты складываются в обстановку,  заставляющую вас почувствовать на его концертах ни с чем не сравнимое удовольствие от того, что вы видите человека, который как редко кто родился, чтобы дышать на сцене,  будто в его присутствии все обретает свой настоящий смысл, одну из главных причин быть частью самой международной сцены. Если вы не поняли, о чем я говорю, вы поймете это, увидев Рафаэля вживую.

Сегодня он продолжает свое турне 2015 года, "De amor & desamor", приехав в Сарагосу. Все билеты проданы.

Однажды - не знаю, когда придет это время и наступит эта эпоха - кто-нибудь решит объяснить необычную историю артиста, существовавшего в действительности. Им придется изучать Музей Рафаэля в Линаресе, как исследовали наскальные рисунки в Альтамире. А для мира международной эстрады он навсегда останется гигантский фигурой и вымирающим видом, у которого нет никакого шанса возродиться в ком-нибудь подобном ему, как в свое время навсегда закончилась эра, когда на земле царили динозавры.

Пепе Фуэртес
19.03.2015
Перевод Р. Марковой
Опубликовано 20.03.2015