Рафаэль: «На сцене я такой же, как вне ее; и за ее пределами я такой же, как на сцене». 2019

RAPHAEL: «EN EL ESCENARIO SOY IGUAL QUE FUERA; Y FUERA SOY IGUAL QUE EN EL ESCENARIO». 2019

Он возвращается во всем великолепии, соединив симфонический оркестр с электронной музыкой. Он говорит, что результат превзошел ожидания и что на концертах этого турне зрители сходят с ума

 рафаэль певец испания

Рафаэль уверяет, что его музыка переходит от поколения к поколению. Чтобы подтвердить это, я расскажу вам забавную историю, которая произошла со мной несколько месяцев назад. Меня пригласили в одну школу в Корунье, чтобы поговорить с детьми о поп-музыке. Мою аудиторию составляли дети четырех и пяти лет. Я уже до этого знал, что один из малышей слушает дома Рафаэля, потому что его родители ставили его диски. Чтобы сделать небольшой реверанс в его сторону, я между She Loves You группы Битлз и Respect Ареты Франклин завел им его известнейшую песню Como yo te amo. Мое удивление было огромным. Как только она зазвучала, больше половины класса с большим волнением начали петь ее – строка за строкой. Когда они дошли до припева, голоса сорвались на крик, и малыши поднялись с мест.

"Ба, ты не знаешь, какую радость ты доставляешь мне, когда говоришь это!", - заявил артист. "Это чудесно - видеть, как все это передается из поколения в поколение и остается живым. На моих концертах я иногда могу увидеть среди зрителей до пяти разных поколений. Это действительно замечательная вещь, и я очень горжусь ею», - сказал он. В Галисии его можно увидеть на эстраде 16 ноября в Ла-Корунье. Он представляет Resinphónico, последний пируэт, который устроил с его репертуаром, уже являющимся частью истории музыки на испанском языке.

- Теперь Вы приезжаете с «Resinphónico», смесью симфонической и электронной музыки.

- Я приеду с чудесными вещами из прошлого, это мелодии и песни, и с ритмами будущего. Это очень взрывоопасная смесь, которая срабатывает очень хорошо.

- Мы видели Вас с роялем, с поп-группой, с оркестром и теперь - с электронной поддержкой. Ваши песни выносят то, что Вы к ним добавляете?

- Дело в том, что когда песни хорошие, в данном случае это композиции Мануэля Алехандро, они выдержат все. Поэтому они стали историческими песнями, которые живут годами и годами, и с которыми происходят такие вещи, как то, что ты рассказал мне о тех детях. Другие можно только послушать разок и выбросить. Ими наслаждаются, когда они выходят, но они моментально забываются.

- У этого альбома, кроме того, очень кинематографический привкус.

- Я описал бы их как саундтреки к фильмам, и именно так они представлены в спектакле. Когда я пою, на экранах появляются разные вещи, и все очень кинематографично. Это очень качественное шоу, в нем много историй.

- Среди этих новых упаковок был какой-то результат, который удивил Вас самих?

рафаэль певец испания

- Да, все (смеется). Я ожидал, что я сделаю хорошую вещь, но не то, что это будет что-то столь популярное. Я почти ежедневно даю концерты повсюду, и я вижу, что то, что происходит сейчас, - это нечто колоссальное. Например, я только что был в Мурсии и Мериде, в театре Romano, и это было нечто грандиозное. Да, в самом деле. Вы просто не знаете, что это такое - смешивать симфоническое и электронное звучание, и как публика это воспринимает! Все это, конечно, если есть певец, карьера которого насчитывает почти шестьдесят лет, а голос у него с первого дня на своем месте.

- Они высоко ценят Вашу историю?

- Я думаю, что да. Публика, которая не глупа, выбирает то, что ей нравится. Она также хранит в сердце песни, которые она любила раньше, и в любое время выводит их на первый план.

- Вы снова поете в Галисии с оркестром Orquesta Gaos.

- Я в восторге от них. Моя предыдущая работа в сотрудничестве с ними была фантастически хорошей, поэтому я повторяю ее.

- Вы полная сублимация того, что подразумевается под обитателем сцены.

- Полностью.

- Вы преображаетесь на сцене или Вы такой же, как в обычной жизни?

- Нет, на сцене я точно такой же, как вне ее. И за ее пределами я такой же, как на сцене.

- Вы хотите сказать, что Рафаэль дома такой же, как на сцене?

- Абсолютно такой же.

- Что Вы делаете за час до выступления?

- Не говорю. Но это я начинаю уже раньше. В те дни, когда я пою, а это почти все дни, я с двенадцати дня начинаю жадничать в разговорах (смеется). То есть я говорю как можно меньше. По телефону я, конечно, не разговариваю, потому что там ты говоришь другим голосом, это заставляет меня напрягать его, а это ему вредит. Принятие этих мер предосторожности делает мой голос, когда я поднимаюсь на сцену, чистым, звонким и таким, каким он должен быть, какого заслуживает публика, которая приходит ко мне. Когда я нахожусь на сцене, видно, что я не провел предыдущую ночь на гулянке, и что я работаю как часы.

- Надо быть немного спортсменом?

- Конечно. Это должно быть так, если ты не обманываешь публику, а я этого не могу себе позволить.

- Вы очень уважаете публику?

- Очень. Самое лучшее, что они могут сказать обо мне, когда выходят из зала, это: "Надо видеть, каков это сеньор". Это самое лучшее.

- Каждый раз, когда я видел Вас на концерте вживую, происходило одно и то же. Люди спонтанно поднимались с мест и начинали кричать Вам «Артист, артист!». Вас это наполняет гордостью?

- У меня мурашки по коже бегут.

- Все еще?

- Я все так же волнуюсь.

- Два года назад Вы говорили, что если бы могли выступить в Конгрессе, Вы бы спели "Escándalo". Что бы Вы спели сегодня?

- Сейчас, в нынешней ситуации, я бы ничего не мог спеть (смеется). Что я в этом понимаю? Ведь я не знаю, как будут обстоять дела в будущем. Посмотрим, прояснят ли это выборы, и мы все начнем жить нормальной жизнью, без этих страхов и необходимости ходить голосовать каждые три месяца. В какой-то момент это должно начать работать.

- Вам, кроме того, придется проголосовать по почте, потому что выборы застанут Вас на гастролях.

- Нет, последние два раза они застали меня здесь, и удачно. У меня нет проблем с голосованием.

- Недавно умер Камило Сесто, еще один артист, который, как и Вы, переходил из поколения в поколение. Как Вы восприняли эту новость?

- Он был очень близким другом семьи. Для всех нас – для меня, моей жены и моих детей. Это было ожидаемо. Он практически ушел на пенсию, и все ждали событий. Во всяком случае, я очень жалел, потому что он был очень молод, у него была вся жизнь впереди, и он продолжал петь так, как он пел всю свою жизнь: чудесно. Жаль, что он так оставил нас.

А Корунья, Coliseo.
Суббота 16 ноября, в 20-30.
Билеты от 35 евро.

Хавьер Бекерра
11.10.2019
www.lavozdegalicia.es
Перевод А.И.Кучан
Опубликовано 12.10.2019