Часть II

рафаэль певец испания

PARTE II 

Рафаэль: Леонид Брежнев несколько раз приходил посмотреть меня, и меня порадовало, что президенту нравится мой стиль пения.

рафаэль певец испания

Сантьяго Рейес: Поездки в Россию или в США – для нас это была работа... Холодная война, железный занавес или что-то еще – нас не волновало.

Мануэль Варела: Мы не говорили о политике, потому это было совершенно ненужно, неуместно, и в этом не было смысла.

Роса Мария Калаф: Контроль в Советском Союзе был жесточайший.

Кармен Клаудин: У меня нет сомнений в том, что за Рафаэлем шпионили во все время всего его пребывания там.

Рафаэль: Я не чувствовал, что за мной наблюдают, хотя мои музыканты мне говорили, что там все нашпиговано микрофонами.

Кармен Клаудин: Это была обычная практика. Настолько обычная, что людям это казалось почти нормальным.

- Они должны были контролировать нас, но представлялись сотрудниками Министерства культуры.

Кармен Клаудин: Все знали, что они еще и шпионы, и что они должны шпионить.

Галина Курилева: Сергей, его переводчик во время его первых гастролей, как и каждый, собственно, сопровождающий, должен был что-то написать органам в ответ на их вопросы по поводу того, какой моральный облик имеет его подопечный (говорит по-русски).

Галина Соколова: Это было описание того, что делала группа, как они себя вели, куда ездили или не ездили, но в дружеской форме, очень хорошей и доброжелательной.

Наталия Фигероа: Сначала мы с Рафаэлем стали очень хорошими друзьями. Это был очень зрелый для своего возраста человек, с огромной уверенностью. Особенно в том, куда хотел идти и что хотел делать.

Газетный заголовок: «Мы поженимся в начале осени». «Свадьба Рафаэля и Наталии в Венеции, самом романтическом городе мира»

Наталия Фигероа: Из Венеции мы поехали в Нью-Йорк, из Нью-Йорка в Лас-Вегас, из Лас-Вегаса – на Гавайи. И вернулись потому, что Рафаэль должен был готовить вторую поездку в Советский Союз.

Рафаэль: На самом деле наше свадебное путешествие прошло здесь.

Елена Воронина: Нам сразу же очень понравилась Наталия. С первой минуты.

Галина Соколова: Возникло, скажем так, взаимопритяжение между Наталией и поклонниками из России.

Наталия Фигероа: Турне было очень длинным.

Сантьяго Рейес: В первом турне мы были в Москве и Ленинграде. Во втором, в 1972, мы побывали во многих местах.

Наталия Фигероа: Мы были в Баку, Тбилиси, Ташкенте, Вильнюсе.

Галина Соколова: В Минске (Белоруссия), также в Киеве (Украина), потому что фильм «Пусть говорят» был показан во всех пятнадцати республиках, входивших в состав Советского Союза.

Наталия Фигероа: Когда мы приезжали в маленькие города в российской глубинке, то не скажу, что еда там была настолько плохой.

Мануэль Варела: Проблема с едой была просто катастрофической.

Наталия Фигероа: В отеле еда была потрясающей, начиная с икры.

Сантьяго Рейес: Когда прошла неделя или десять дней, мы устали от икры... Все, что должно быть горячим, подавали холодным, а все, что должно быть холодным, подавали горячим.

- В конце завтрака нас спрашивали «Что вы хотите на обед?» - А что есть? – Борщ и котлета по-киевски. А когда мы приходили на обед, нас снова спрашивали: «Чего вы хотите?». Всегда было одно и то же – суп и курица. Они давали нам все, что у них было. А ничего больше не было.

рафаэль певец испания

Рафаэль: Я привез продукты в чемодане – консервные банки, потому что там я не отваживался есть ту еду.

Сантьяго Рейес: Помню, Рафаэль все время кушал очень плохо или очень мало.

Рафаэль: Мой чемодан с едой не приехал в Самарканд, где мы находились...

Галина Соколова: Были также поклонницы Рафаэля - женщины сорока, пятидесяти или больше лет, которые приносили ему еду. Они чувствовали себя матерями Рафаэля. «Ребенок не кушает! Надо дать ему поесть».

Сантьяго Рейес: Тогда нас это очень беспокоило – то, что он не ест.  

Рафаэль: В тот день у меня был концерт – больше двадцати тысяч человек – который мне пришлось отложить из-за врача, потому что продукты не приехали, я чувствовал себя плохо, но каким-то чудом продукты прибыли.

Наталия Фигероа: Потом, в следующее турне, которое он устроил через два года, я собрала ему огромный чемодан, набитый «фабадой литораль», чтобы быть уверенной, что он будет есть.

Галина Соколова: В перерывах между гастролями Рафаэля, особенно между 1974 и 1978, мы вели переписку с поклонниками из других стран.

- Аргентина, Мексика, вся Южная Америка (любая страна), Испания.

Елена Воронина: Так мы изучали испанский язык. Мы писали.

Галина Соколова: Существовали некоторый контроль.

Елена Воронина: На контакты с иностранцами смотрели плохо.

Галина Соколова: Мы между собой пересмеивались: эти люди вверху, которые читают наши письма, должны сходить с ума от такого количества Рафаэля.

Текст по экрану: В отличие от первых трех гастролей в СССР, во время четвертых, в 1978, ощущалась странная атмосфера.

Галина Курилева: Сначала его встретили просто на ура, как говорят по-русски, потом после этого – одна, две статьи в одной, двух... изданиях о том, что он...

Елена Воронина: У него был слишком большой успех. Незачем создавать кумира.

- Поклонники каким-то образом узнали, что если это и не последний раз, то по крайней мере Рафаэль не вернется очень долго.

Галина Соколова: В воздухе витало ощущение, не знаю.., грусти, словно все предчувствовали эту долгую разлуку, которая нас ожидала.

Мануэль Варела: Я сделал вывод, что причиной этого была экономика. Но все они были огорчены, потому что, по всей видимости, мы еще долго не должны были вернуться.

Елена Воронина: Я думаю, что очень большую роль сыграла система. Нам должны были нравиться наши артисты. Русские, советские. Но... нам нравился Рафаэль.

Галина Соколова: Уже умерла министр культуры Екатерина Фурцева, пришли новые руководители. И мы не знали, когда мы снова увидим его, поэтому мы следовали за ним повсюду. Тогда было сорок концертов.

Елена Воронина: В 1978 мне очень повезло: я познакомилась с ним как человеком.

Галина Криулина: Мы немного знали испанский, и он уже немного нас знал.

рафаэль певец испания

Галина Соколова: Последние концерты прошли в Москве, и уже из Москвы он возвращался в Испанию. Проводить его в аэропорт пришло достаточно много людей.

Галина Криулина: Мы плакали, а Рафаэль был в очках, но их опустил, и мы увидели, что него тоже слезы на глазах.

Рафаэль: В офисе решили, что я должен проводить больше времени в Америке, что мой, скажем так, центр основной работы находится там.

Галина Соколова: По правде, мы не ожидали, что это будет такое долгое расставание, на столько лет.

Галина КриулинаЭто было очень тяжело. Но все равно мы всегда ждали, что он вернется.

Елена Воронина (читает письмо): «Мои любимые подруги. Вчера вечером я пел здесь, в Кали. Я начну с того, что скажу, что успех был преогромный. Но все это не заставляет меня забыть мои недавние гастроли в СССР. Я хочу, чтобы следующие были такими же хорошими. Я часто вспоминаю вас, ваши знаки внимания, и в глубине души у меня огромная меланхолия и желание, чтобы время шло быстро-быстро и я вернулся в СССР. Целую тысячу раз. С большой любовью, Рафаэль». Вот так он писал.

Галина Соколова: Произошло много перемен, как политических, так и экономических, экологических, и в 1991 распался Советский Союз. Девяностые годы во многих отношениях были эпохой стрессов, во многих отношениях, не только в плане политических изменений. Когда Рафаэль приехал в 1997, он был очень удивлен этим душевным и волнующим приемом, который ему оказали его поклонники после стольких лет отсутствия. Потому что, по правде говоря, он тоже немного, скажем так,  волновался, так как не знал, как примет его публика через девятнадцать лет.

Роса Мария Калаф: О нем говорили на радио, писали новостные агентства, его показывали по телевизору. Рафаэль снова в Москве! И поклонники не подвели. Все как один пришли на этот фестиваль воспоминаний. (запись 1997 года)

Галина Соколова: Мы можем сказать, что в каком-то смысле 1997 стал, наверное, открытием для молодых людей, для новой публики, которая не знала его в семидесятые и узнала в 1997.

Рафаэль: Когда я вернулся после стольких лет, я увидел, что все стало совсем по-другому. Но я по-прежнему вижу их отношение. Потому я хочу видеть это. Потому что это отличает их от других стран.

Галина Криулина: В том году приехало много людей из всех городов бывшего Советского Союза, чтобы увидеть его. Потому что те, кто тогда его видел, уже не могут перестать продолжать видеть его.

Галина Соколова: Он стал ключевым человеком в моей жизни, который появился точно в тот момент, когда в этом нуждалась.

Галина Курилева: Кто-то живет семьями, кто-то живет со своими мужьями, с детьми еще, но в душе у них все равно вот эта любовь – она там, она есть, она живет с ними сорок лет, пятьдесят лет...

Елена Воронина. Мы жили его жизнью. Возможно, это плохо. Для кого-нибудь. Я не знаю. Но для нас – хорошо.

Рафаэль: Мои отношения с Россией... прекрасны.

Текст на экране: В 1980 Рафаэль получил урановый диск за более чем пятьдесят миллионов пластинок, проданных за время его творческой деятельности. Эту награду получили только Майкл Джексон, группы AC/C и Элвис Пресли.

Каждый год рафаэлисты Санкт-Петербурга отмечают день рождения Рафаэля, распевая его песни над городскими каналами.

Режиссеры: Ксавьер Байг, Жорди Ровира
Сценарий: Оскар Морено, Жорди Ровира
Продюсеры: Ксавьер Байг, Жорди Ровира

Краткий перевод Р.Марковой
Опубликовано 03.02.2021



Комментарии


 Оставить комментарий 
Заголовок:
Ваше имя:
E-Mail (не публикуется):
Уведомлять меня о новых комментариях на этой странице
Ваша оценка этой статьи:
Ваш комментарий: *Максимально 600 символов.