7. Поэтика жеста

7. LA POÉTICA DEL GESTO  

«Моя цель – оставить свой след, след в виде стиля,
способа вести дела, способа исполнять песни...»

Рафаэль

Raphael Espana

Четыре фотографии Рафаэля, отдавшего всего себя на сцене в семидесятые годы.
Фото - Фернандо Фернандес. Коллекция автора

В шестидесятые годы Рафаэль закладывает основы своего искусства, а также его стиля и репертуара жестов. Рафаэль дает себе волю на всех сценах мира, до такой степени, что эта поэтика необычных и очень индивидуальных жестов стала предметом исследования на уровне сотрудников университетов, и свидетельство тому – одна из статей, написанный Эстрельей Фернандес Хименес, профессором факультета коммуникации Севильского университета. Она называется «La pragmática de la comunicación no verbal de Raphael (Прагматика невербального общения Рафаэля)». В этой работе автор проводит различие между разными этапами карьеры Рафаэля: первый - этап утверждения очень лирического стиля работы на сцене. Тут он подает себя как выдающийся певец и, несомненно, артист во всей полноте его экспрессивности. В семидесятые годы появляется артистичность, которая усиливается в последующие декады, чтобы после пересадки печени Рафаэль вернулся к более спокойному и сдержанному стилю.

La pragmatica de la communicación no verbal de Raphael. 2016

Для Рафаэля жесты были такими же важным фактором, как и вокальные данные. Как указывает в академической статье чилийский музыковед Даниэль Парти, «с самого начала Рафаэль использовал на сцене театральные телодвижения». Вдохновленный Жильбером Беко и Эдит Пиаф, французскими певцами, которыми он очень восхищался, Рафаэль принимал позы и драматически жестикулировал руками и ладонями. Как красноречиво описывает его во время выступления Мануэль Васкес Монтальбан, Рафаэль может продемонстрировать «надменность тореро, который провел великолепную фаэну, чтобы затем вернуться наигранно скромным и приветствовать зрителей как смиренный мандарин старого режима». Рафаэль считает жестикуляцию существенной частью своего пения.

Cronica sentimental de Espaňa. 1970

В документальном фильме «Raphael: Desde Rusia con amor (Рафаэль: Из России с любовью)» одна поклонница рассказывает о воздействии, которое оказывает Рафаэль благодаря выразительности своего лица: «Когда начинается фильм «Пусть говорят» и он поворачивается лицом, глазами... Прежде всего мое внимание привлекли жесты. С ними он проник в глубину сердца».

Рафаэль признавался, что если бы ему связали руки, он бы не смог петь. Ему нужно подвижное тело, театрализация того, что он поет и разыгрывает. Поэтому Рафаэль, который обессмертил себя на пластинках – не тот же самый Рафаэль, которым наслаждаются, видя его на сцене. Необходимо обратить внимание на показ песни, на тот контакт, что он устанавливает с публикой благодаря песням и сценкам, в которую Рафаэль превращает каждую из них.

Raphael Espana

Не так много академических исследований посвящено этому артисту. И библиография тоже не слишком обильна. Поэтому работа Эстрельи Фернандес достойна похвалы, так как она прокладывает путь. Рафаэль сумел создать такой уникальный и не вызывающий сомнений стиль, что он не мог не породить имитаторов, так как в нем, на манер Хасинто Бенавенте, заключаются его недостатки. Его манера стоять на сцене, такая неоднозначная в сексуальном отношении, - еще один бренд. Рафаэль порвал со статичными крунерами шестидесятых годов. В своей выразительности он сближается с певческим андалузской традицией, но также с французами, во главе с Жаком Брелем, но без его композиторского таланта, потому что Рафаэль так и не написал ни одной песни – ни слов, ни музыки.

Как указывает Эстрелья Фернандес, «Рафаэль стал первым артистом мужского пола, который поднял руки и вращал кисти, не объявляя себя при этом гомосексуалом.» Несмотря на это, на его пути не было недостатка в гонителях и гомофобах, сомневавшихся в его маскулинности. В СМИ даже наблюдалась некоторая одержимость его сексуальной ориентацией. При всем при том он был деятелем искусств, утвердившимся во времена франкизма. И, таким образом. он был признан официальными руководителями режима, которые спокойно вздохнули, когда кумир заключил брак с Наталией Фигероа и заявил, что в его планах на жизнь он представляет себя в окружении детей – как и вышло.

Рафаэль сам по себе – это спектакль. Пафос, поза и эффект. Поэтому он носит черное – чтобы все сосредотачивалось на его жестикуляции, чтобы его одежда не отвлекала от самого главного. Это то, чему научился Альберто Кортес у Эдит Пиаф. Для Рафаэля основное – способ произносить песни и передавать их смысл жестами. И ходить по сцене и использовать детали его костюма – например, вызывающим движением бросая на пол пиджак.

Рафаэлю нравится демонстрировать на сцене свою манерность. Эстрелья Фернандес описывает его отмашку как военную, потому что в нем динамика – это достоинство, так же, как его отношения с предметами или одеждой, будь то кресло, зеркало, стакан с водой, сомбреро или пончо. Публика – его публика - благодарна за это. Эта страстность стала частью его книги стиля, и это принимают во внимание его многочисленные имитаторы – как Хулио Сабала, подражающей его характерной походке, или «Martes y 13» [1], которые с подачи Мильяна Сальседо перенесли Рафаэля на территорию рэпа, или «Cruz Raya» [2], создавшие школу имитаторов Рафаэля. Но прежде всех них надо упомянуть Фернандо Эстесо, который имитировал его уже в середине шестидесятых. Список имитаторов, обративших внимание на Рафаэля, очень обширен. В передаче «Tu cara me suena (твое лицо напоминает мне...) на Antena 3 его имитировали Флорентино Фернандес, Эду Сото и Педро Рейес. (2015). В начале восьмидесятых даже Камило Сесто решил изобразить в Рафаэля в Винье-дель-Мар в беседе с Хулио Иглесиасом, в которой тот подстрекал Камило. Это действительно забавный момент, в котором сошлись три гранда испанской легкой музыки.

Этот Рафаэль, который, подобно Беккеру. воспевает любовь во всех возможных видах, от любви с первого взгляда или влюбленности до горечи разрыва романтических отношений, способен представить себя в разных эмоциональных ролях, которые может предложить ему песня., включая случаи, когда в одной и той же песне он может перейти от любви к отчаянию или ненависти в пределах одного куплета.

Перевод А.И.Кучан
Опубликовано 27.12.2022

Примечания переводчика:

[1] «Martes y 13» (1978 - 1997) - испанское юмористическое трио, а затем дуэт (Хосема Юсте, Мильян Сальседо и Фернандо Конде), ознаменовавшее собой эпоху в истории юмора в Испании. Для них характерны оптимистичные шутки о повседневной жизни и карикатуры на известных людей.

[2] «Cruz y Raya» - испанский комедийный дуэт (1987 - 2007), в состав которого входили Хосе Мота и Хуан Муньос. 



Комментарии


 Оставить комментарий 
Заголовок:
Ваше имя:
E-Mail (не публикуется):
Уведомлять меня о новых комментариях на этой странице
Ваша оценка этой статьи:
Ваш комментарий: *Максимально 600 символов.